Пугающее промпроизводство

10.12.2010 13:51

Обвал выпуска в январе подогрел ожидания его скорого роста

В январе 2013 года промышленность показала наихудший годовой результат с октября 2009 года (-0,8%), а с учетом сезонности (-1,5%) — с момента разгара кризиса, ноября 2008 года. Аналитики, консенсус-прогноз которых предполагал заметный рост промпроизводства в январе, называют данные «шокирующими» и находят различные обоснования цифрам Росстата. Между тем промышленному выпуску пророчат «возвращение к тренду» уже в ближайшие месяцы, а ЦБ — неизбежный переход к ослаблению денежно-кредитной политики.

Падения промпроизводства в январе не предвещали ни опережающие индексы, указывавшие на улучшение настроений и планов промышленников (PMI HSBC и Markit, индекс предпринимательской уверенности ВШЭ и индекс Росстата), ни прогнозы аналитиков, которые предполагали увеличение выпуска на 1,4% в годовом выражении. «Зафиксированное снижение промпроизводства в январе выглядит удивительным. Никто этого не ожидал.

Данные противоречат позитивным опережающим индикаторам»,— говорит Александр Морозов из HSBC.

За 0,8% годового падения, которому предшествовало устойчивое замедление выпуска, согласно данным Росстата, прежде всего ответствен добывающий сектор (-1,2%), точнее, сокращение добычи нефти и газа, вызванное сжатием внешнего спроса. Обработка сократилась на 0,3%, вероятнее всего, из-за новогодних праздников, а производство и распределение электроэнергии, газа и воды прибавило 1,8%, удержав промпроизводство от еще большего падения. Господин Морозов, судя по всему объясняя несовпадение данных Росстата и оценок PMI, которые касаются обработки, представил агентству «Интерфакс» следующие расчеты: если бы не снижение добычи, то в целом темп промышленности в годовом сравнении составил бы 0%, отметив, что «в целом рост в обработке продолжается». «Разбивка производства ключевых промышленных товаров указывает, что самые слабые показатели исходят из сектора машин и оборудования, некоторых товаров химического производства и легкой промышленности»,— указывает Дмитрий Полевой из ING Russia. При этом в HSBC и в ING Russia указывают на провал производства инвесттоваров, а выпуск потребительских товаров на фоне ускоренного роста потребкредитования домохозяйств (см. «Сегодняшнее число») продолжает расти.

В свою очередь, провал промышленности за январь с учетом сезонности оказался еще более значимым — данные Росстата фиксируют вполне кризисный показатель. ЦМАКП оценивает падение промпроизводства в январе 2013 года по сравнению с декабрем 2012 года практически как и статистики — в 1,6%. Из расчетов центра следует, что вырос выпуск лишь в производстве резиновых и пластмассовых изделий (2,1%), стройматериалов (1,9%) и нефтепродуктов (0,3%) и в деревообработке (1,4%), а металлургия стагнировала. Выпуск других производств сокращался.

Аналитики склонны считать падение промышленности разовым, отмечая, что один месяц, тем более январь, непоказателен. Александр Морозов полагает, что снижение добычи нефти, в частности, могло быть обусловлено погодными условиями и с марта рост промышленности возобновится с темпами «в пределах 1,5—2%». С ним соглашается Дмитрий Полевой, предлагая дождаться февральских данных. Владимир Сальников из ЦМАКП указывает: с учетом сезонности в январе 2013 года в сравнении с октябрем 2012 года, что «устраняет случайные колебания», падение промышленности на четверть объясняется сокращением производства в электроэнергетике, на 10% — в выпуске алкоголя (вероятно, из-за увеличения акцизов), а в остальном — спадом выпуска товаров машиностроения. Впрочем, в ЦМАКП последнее связывают с «затянувшимися производственными каникулами».

Между тем данные о промпроизводстве заставили аналитиков заговорить о том, что снижение ставок ЦБ в скором будущем становится все более очевидным. В пятницу глава Банка России Серей Игнатьев это подтвердил: «Я надеюсь, что в ближайшие месяцы инфляция начнет снижаться. И после этого, я надеюсь, у нас появится возможность начать снижение ставок».

Алексей ШАПОВАЛОВ