Прогнозы от Банка России на 2013 год

15.06.2012 00:36

О ближайших перспективах изменения в регулировании Банка России, понятных банковских продуктах, принятии Базеля 2, рынке потребкредитования и многом другом.

Тенденции

В середине этого года достигнут большой рост банковского бизнеса: порядка 25—26%, в годовом исчислении, — кредиты нефинансовому сектору, 25% составили темпы прироста активов в середине этого года. Скорее всего, мы были свидетелями и участниками локального пика темпов роста. Поэтому, на следующий год, цифры 20% — для активов, 20% — для кредитов нефинансовому сектору являются, видимо, верхней планкой прогнозов. При этом, на уровне достаточности капитала в банковском сектор — 13%, понятно, что такие темпы являются достаточно высокими, поэтому банковский сектор становится все более и более чувствительным к изменениям в регулировании. К середине года изменения условий в регулировании стоило примерно 1% достаточности капитала, локально это совпало по времени с тенденцией того, что темпы роста банковского сектора начали тормозить сами по себе.

Сейчас и на ближайшую перспективу наше желание, скорее, не затормозить и не ускорить что-либо, а сформировать тенденцию развития наиболее понятных, в хорошем смысле консервативных банковских продуктов. Неизбежно быстрое развитие банковского сектора должно в большей степени опираться на фундамент традиционного бизнеса, а не на финансовые или кредитные пузыри, которые иногда легче быстро получить, но потом непонятно, что с ними делать в период финансовых сложностей. Поэтому, все ближайшие изменения в регулировании надо рассматривать, как композицию решений, которая одновременно будет дестимулировать развитие высоко-рискованных сегментов и несколько видоизменять, в более комфортную сторону, условия иных, более защищенных банковских продуктов. Что касается операций на финансовых рынках, то с 1 февраля 2013 года мы вводим требования, так называемого Базеля 2 по оценке рыночных рисков. Они дадут давление на банковский капитал в размере 0,3—0,5% достаточности капитала. Одновременно, мы введем с 1 января 2013 года систему, позволяющую банкам, работающим с центральным контрагентом или проводящим операции с финансовыми инструментами, при условии предоставления высоколиквидного обеспечения, возможность рассчитывать кредитные риски в условиях, которые дадут меньший количественный результат. Банк, который защищает свои риски на бирже, защищает свои риски путем получения ликвидного обеспечения, в итоге, получит, возможно, даже меньшую нагрузку на капитал, которая перекроет повышение количественной оценки рыночных рисков. Поэтому — дело банка, с какими контрагентами рисковать.

Понятно, что мы идем достаточно осторожно. Поэтому не приняли предложение банков о широком распространении подхода подобного рода на кредитные инструменты и считаем их реализацию преждевременной. С моей точки зрения, политика минимизации оценки кредитов для целей расчета достаточности капитала способна сильно повысить показатели банковских левереджей — а это как раз то, с чем пытается бороться международное финансовое сообщество. Как мы знаем, в рамках Базеля III через 4—5 лет возможно введение ограничений показателей банковского левереджа.

Риски

С начала 2013 года мы будем уделять большее внимание отдельным, встроенным в банковские обязательства, условиям — на рынке они называются ковенанты. Мы знаем, что многие крупные банки привлекли средства, которые позволяют кредиторам досрочно взыскивать деньги с банков при наступлении тех или иных обстоятельств. Эти суммы должны быть раскрыты для регулятора. У нас появится возможность запросить и получить от банков те конкретные условия, на которых они должны будут досрочно возвращать деньги кредиторам. Если такие обстоятельства наступили, то суммы по досрочно исполняемым обязательствам банка должны будут перетечь в соответствующие показатели мгновенной (Н2) и текущей (Н3) банковской ликвидности.

Кроме того, учитывая реальные сроки создания репрозитария, мы даем банкам возможность еще год учитывать все доходы от срочных сделок при расчете капитала вне зависимости от того, зафиксированы ли сделки в репрозитарии или нет. Вместе с тем, мы считаем, что, несмотря на это изменение сроков, мы добьемся в полном объеме реализации международных подходов, связанных с тем, что все риски по срочным сделкам должны иметь внешнее подтверждение в организации, которая их будет учитывать и контролировать.

Еще одно изменение коснется противодействия фудициарным сделкам — это повышение коэффициентов риска по банкам, которые расположены в странах со страновой оценкой 0 и 1 с 20% до 50%. Это первая и не последняя мера. Позднее мы дадим более точное определение фудициарных операций и постараемся сделать сокрытие активов нарушением наших инструкций.
Потребительское кредитование

Повышенное внимание в последнее время уделялось потребительскому кредитованию. Мы считаем, что условия регулирования этого рынка должны быть известны заблаговременно.

Когда мы говорим об установлении повышенных рисков, повышенных резервов на операции потребительского кредитования, мы смотрим не только на сегодняшний день, мы смотрим в будущее. В этом наша, возможно, по-российски специфическая, контрциклическая политика. Банки нам показывают достаточно успешные показатели — низкий уровень потерь, перекрытых резервами. Мы должны помнить, что подобного рода показатели формируются в достаточно комфортных цифрах, связанных с относительно низким уровнем безработицы в нашей стране. Экономический цикл обладает периодичностью показателей, связанных с возвратностью банковских кредитов, поэтому, говоря о необходимости повышения количественной оценки рисков, мы имеем в виду то, что банки должны учитывать возможные изменения экономической обстановки, включая занятость. Кроме того, банки не должны выращивать своим кредитованием слой заемщиков, которые привыкают не возвращать кредиты, ориентируясь на то, что через процентную ставку невозврат денег одними его оплачивают другие, добросовестные заемщики. Получается так, что одни банки, выдавая кредиты без анализа финансового состояния заемщика, формируют слой людей, привыкающих не отдавать долги, что может стать социальной проблемой. Ограничиваться должно то потребительское кредитование, которое осуществляется без учета продуманных индивидуальных кредитных решений, отражающихся в ставке за кредит.

Вместе с тем, мы считаем, что нужно сформировать условия, которые дадут время банкам, достаточно агрессивно ведущим себя на рынке потребительского кредитования с тем, чтобы перестроить коммерческую политику, возможно, поискать резервы капитала. Поэтому мы предполагаем ввести систему повышенных коэффициентов риска не с 1 марта, а с 1 июля 2013 года. В целом, система останется примерно той же. Стартовые ставки по повышенной стоимости кредита останутся теми же для рубля — 25%. Максимальное повышение требований по достаточности капитала по кредитам составит не 2,5, а 2,0, что в целом даст примерно тот же самый финансовый результат. Мы считаем, что дополнительная нагрузка на капитал банков, которые выдают кредиты на таких условиях, составит порядка 70 млрд рублей, но это не средняя температура по больнице. Эта нагрузка ложится на ограниченный круг банков. У них потребность в капитале, с момента введения этих требований на горизонте в год, будет составлять порядка трети-половины от их текущего размера капитала.

Условия резервирования

В отношении повышения уровня резервов, мы оставляем те же параметры и те же сроки. Банки, с 1 марта 2013 года, должны формировать немного повышенные резервы по выданным после 1 января 2013 года ссудам, за исключением тех, которые выданы заемщикам, получающим зарплату в том же самом банке, что предполагает для банка возможность осуществления дополнительного кредитного анализа реальных денежных потоков заемщиков.

Одновременно, с начала года будут даны дополнительные возможности не формировать резерв по операциям, связанным, например, с Агентством по ипотечному и жилищному кредитованию и Экспортным страховым агентством России. Банки уже до конца этого года смогут не формировать резервы по кредитам, предоставленным не только физическим, но и юридическим лицам, которые получили государственную поддержку в рамках преодоления чрезвычайной ситуации. Снижаем административные требования к банкам, которые формируют портфели однородных суд по юридическим лицам, повышая от 100 тыс. до 1 милн рублей планку, выше которой банки должны осуществлять оценку финансового состояния заемщиков юридических лиц. Поэтому банки, которые занимаются универсальным банковским бизнесом, смогут уже до начала формирования резервов по потребительским портфелям, осуществить регулирование ряда позиций по другим кредитным операциям. Поэтому финальный результат деятельности банков по изменению условий резервирования зависит не только от решения ЦБ, но и от того, складывают ли сами банки все яйца в одну корзину. Одновременно, мы отложили на некоторое время реализацию наших намерений по корректировке формирования резервов под так называемых заемщиков, не ведущих реальной деятельности. Мы вернемся к этому позднее, но, все равно, окончательная композиция этого решения не будет означать полное ужесточение регулирования. Мы найдем дополнительные возможности предоставить банкам не формировать резервы по иным, не связанным с принятием повышенных рисков, операциям.

Качество активов

Единственная тема, которая должна проводиться без корректировок и компромиссов — это тема по качеству активов, когда речь идет не об их экономической оценке, а о полном камуфлировании и отсутствии таковых. С начала года мы создаем систему, перекрывающую 100 процентами резервов все случаи, когда банк не предъявляет надзору те активы, которые отражаются по балансу. Это касается не только наличных денег, но и кредитных требований, ценных бумаг. Поэтому, в отношении подобного рода недобросовестных манипуляций с активами, мы предполагаем иметь достаточно широкий и разнообразный инструментарий для того, чтобы наши надзорные подразделения могли действовать оперативно и эффективно.

Понятно, что пути привлечения капитала в 2013 году будут задачей номер один многих банков. Мы видим определенные возможности изменения системы регулирования в этом вопросе, прежде всего, законодательные.

Одним из законопроектов, которые разрабатываются при активном участии Комитета по финансовым рынкам, предполагается уравнивание возможностей банков в осуществлении первичных заимствований на рынке размещения акций путем отказа от регистрации отчета выпуска акций и замены его на направление уведомления, как это сейчас могут делать иные, за исключением банков, эмитенты. В обмен на это мы предполагаем несколько изменить конфигурацию регулятивных возможностей. В принципе, мы понимаем, как осуществлять свои регулирующие функции в условиях либерализации административных путей регистрации акции. В рамках того же законопроекта предусматривается возможность выплаты дивидендов акциями банков, что снимает законодательные ограничения в этом вопросе и позволит банкам осуществлять разнообразные схемы капитализации полученной прибыли, в том числе, путем выплаты дивидендов акциями. По имеющейся у нас информации спрос на этот инструмент имеется.

Михаил СУХОВ

Автор — заместитель председателя Банка России