Приставы будут отбирать имущество честных приобретателей

14.03.2013 11:01

Судебные приставы обсуждают возможность ареста имущества третьих лиц, которое было приобретено у должников. Для этого судам придется доказать, что сделка мнимая. Эксперты прогнозируют вал исков от добросовестных приобретателей

Судебные приставы могут прибавить российским судам работы: ведомство хочет получить доступ к имуществу третьих лиц, которое они купили у должников. Для того, чтобы получить разрешение на арест такого имущества, суды должны признать ничтожными сделки по передаче имущества должников третьим лицам. Если суд признает сделку мнимой, то новый владелец собственности может ее лишиться.

О соответствующих поправках в закон «Об исполнительном производстве»
рассказал глава Федеральной службы судебных приставов Артур Парфенчиков.

Речь идет о ситуациях, при которых служба может наложить взыскания на имущество третьих лиц, которое перешло им от должников.

«Сейчас в Федеральном законе «Об исполнительном производстве» предусмотрено обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, которое производится на основании судебного акта или исполнительной надписи нотариуса… Предлагается по аналогии распространить такой порядок и на случаи, связанные с обращением взыскания на имущество должника, которое он передал по сделке другим лицам с целью уклонения от исполнения требований исполнительных документов», -сообщил Парфенчиков на деловом завтраке в «Российской газете».

Какая доля в исполнительном производстве приходится именно на такие случаи, в ФССП BFM.ru не смогли ответить оперативно. Парфенчиков уточнил, что алгоритм определения мнимых сделок уже разработан.

Судя по всему, приставы решили расширить «профильный» список должников и имущества, полагает в разговоре с BFM.ru один из участников коллекторского рынка Москвы. Сейчас проблема с продажей и передачей собственности должниками третьим лицам достаточно актуальна — особенно на авторынке, говорит собеседник BFM.ru. В случае с инициативой ФССП речь идет не только о залогах, а о любом имуществе, которое должник пытается скрыть. Это касается в первую очередь неплательщиков алиментов, предполагает эксперт.

«Это очень большая категория злостных неплательщиков, которые всеми способами изображают, что они нищие и способны своему ребенку отчислить только 3 тысячи рублей, а имущества у них никакого нет, — комментирует он. — Что касается автокредитов, у которых просрочка больше 2 лет, практически каждая вторая машина уже кому-то продана. Многие банки оставляют ПТС в залоге, но люди все равно находят разные способы, как обмануть банк. Есть способы подкупа ГАИ или обращение в ГАИ о потере ПТС, после чего выдается дубликат. По закону, если банк против должника ведет какое-то дело, и эта же машина находится в залоге, но уже продана, то у человека, который является добросовестным приобретателем, просто эту машину забирают».

Отличительные черты мнимой сделки

В ФССП подчеркивают, что определять, мнимая сделка или нет (а значит, и решать судьбу собственности), которая уже принадлежит новым владельцам, должен будет суд.

Мнимая сделка считает таковой, если «прикрывает либо другую сделку, либо направлена на то, чтобы уйти от ответственности», поясняет Александр Шугаев, старший юрист «Левант и партнеры».

Таким образом, суду придется установить, что оба участника сделки знали о последствиях. Сигналом того, что сделка мнимая, может стать ее стоимость — в разы ниже рыночной, указывают BFM.ru участники коллекторского рынка.

Однако Шугаев замечает, что в России никто не отменял права свободы договора: «Нельзя говорить, что продать Porsche Cayenne за 150 тысяч рублей невозможно, если лица договорились об условиях. Но низкая цена может стать неким опознавательным сигналом того, что сделка носит странный характер», — говорит эксперт BFM.ru.

«Доказать, что продал без умысла продать»

Если инициатива будет реализована, должникам придется доказывать, что они «продали без умысла продать», иронизирует в разговоре с BFM.ru управляющий партнер юридической группы «Селютин и партнеры» адвокат Александр Селютин. Или же что сделка была совершена еще до того, как были получены документы о возбуждении производства по взысканию долга.

А добросовестным новым владельцам придется доказывать «свою правоту, незнание и добросовестность в общем порядке», указывает Шугаев. Таким образом, одно судебное разбирательство может последовать сразу за другим.

В данном случае нет наработанной судебной практики по аресту приобретенного имущества одних за долги других, говорит юрист. Однако случаев обмана покупателей уже много — особенно на рынке недвижимости.

«Недобросовестные риелторы проводят тот или иной объект недвижимости через несколько сделок. В первой сделке люди в курсе, что она мнимая, а уже в последующих участвуют добросовестные приобретатели. Я думаю, что [в дальнейшем] российская практика пойдет именно по этой схеме, к сожалению», — говорит он BFM.ru.

Институт собственности в России под угрозой

При этом весь институт собственности в России окажется под угрозой, предупреждает BFM.ru Антон Стусов, юрисконсульт УК «Первая экспедиционная компания».

«Если лицо, приобретая имущество, знало или должно было знать, что имущество может быть предметом спора, то оно самостоятельно приняло на себя все риски. Но что же делать, если лицо является добросовестным приобретателем? Фактически получится, что никто не застрахован от того, что приобретенное имущество вдруг будет изъято и передано кому-то еще», — рассуждает он в интервью BFM.ru.

Эксперты опасаются, что суды в подобных спорах, скорее всего, будут занимать сторону ФССП, руководствуясь российским понятием «презумпции виновности».

«Если судебный пристав напишет, что должник специально передал свое имущество, то должнику будет очень непросто доказать обратное. Получится, скорее всего, некая презумпция виновности. Это предположение по аналогии с действиями суда, когда в суде имеется «бумага» от органов МВД. Оснований полагать, что с приставами будет иная ситуация, у меня лично нет», — говорит Антон Стусов.

Евгений Парщиков, юрист компании «Хренов и партнеры» считает, что в данном случае все тонкости должны быть учтены в Гражданском кодексе РФ или в законе об исполнительном производстве.

Как отмечают коллекторы, сейчас сам рынок взыскания долгов переживает не лучшие времена. Только за сентябрь число судебных решений в пользу должника увеличилось на 5%. Это произошло после того, как в июне вышло постановление пленума Верховного суда, в котором указывалось, что продажа долгов не всегда является законной.

А законом не предусмотрено право банка передавать право требования по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором. В итоге сейчас скидка при покупке портфеля просроченных кредитов может доходить до 20—25%.

Яна МИЛЮКОВА