Приставов призовут к ответу

07.09.2010 00:07

Федеральная служба судебных приставов (ФССП) должна отчитываться о своих действиях по исполнительному производству, иначе ее представителей могут обвинить в преступном бездей­ствии. К такому выводу пришел ВАС, рассмотрев иск юрагентства из Орла к судебным приставам.

В конце декабря Высший арбитражный суд (ВАС) признал, что судебные приставы обязаны отвечать на запросы бизнеса. Суд рассмотрел заявление компании из Орла «Юридическое агентство «Бизнес-Право», которая просила признать незаконным бездей­ствие судебного пристава-исполнителя из ХМАО.
Речь шла о взыскании почти 800 тыс. руб.

с общества «Содружество ИР-КОМ» в пользу Орловского винзавода (в 2009 году была произведена замена взыскателя по делу на юрагентство «Бизнес-Право»). За это время суды трижды признавали, что приставы не принимали все необходимые меры по установлению имущества должника. В июле 2011 года заявитель обратился к судебному исполнителю с просьбой предоставить информацию о ходе дела. Не получив ответа, компания посчитала, что пристав нарушает ее права на судебную защиту: лишенная информации о ходе дела, она не может принять решение о своих действиях.
Нижестоящие суды отказали компании в удовлетворении заявления. Судьи посчитали, что судебные приставы совершили все необходимые действия, а обязанности отвечать на письменные запросы сторон у них нет.
Однако тройка судей, принимая решение о передаче дела в президиум, пришла к мнению, что «заявитель вправе был рассчитывать на своевременное рассмотрение должностным лицом своего обращения и получение от него в соответ­ствии с законом ответа, предусматривающего меры по исправлению положения». В конце прошлого года непредоставление информации по запросу было признано судом преступным бездействием.
Сейчас представители ФССП часто отказывают в ответе, но после решения ВАС «в руках взыскателей появился инструмент воздействия на судебных приставов-исполнителей в целях ускорения процедуры испол­нения судебного акта», — считает юрист Центра правовых технологий ЮРКОМ Дмитрий Нарывский. Кроме того, подробный ответ пристава можно будет использовать как доказательство его бездействия для получения компенсации, добавляет юрист.
Право получать информацию от приставов в законе четко не прописано, говорит г-н Нарывский, однако в случаях, если взыскатель находится в одном регионе, а исполнительное производство ведется в другом, получить оперативную информацию проще всего напрямую.
К сожалению, примерно в половине случаев судебные приставы делают формальные запросы и получают формальные от­веты, констатирует старший юрист компании Sameta Сергей Казаков. В деле, которое рассматривал ВАС, представлена достаточно позитивная ситуация, отмечает юрист: «Из судебных актов следует, что судебный пристав по этому делу хоть что-то делал: подавал запросы, может быть, и несвоевременно, и не в полном объеме, но подавал». «Наибольшая проблема, когда бездействие судебных приставов проявляется напрямую, т. е. они даже элементарных обязанностей не выполняют, даже не направляют стандартных запросов», — говорит г-н Казаков.
Однако решение вряд ли исправит сложившуюся ситуацию, и не только потому, что у суда нет полномочий, предупреждает г-н Казаков. «В этих делах всегда есть третья сторона — должники, у которых нередко отсутствуют активы, ввиду чего судебный пристав физически не может взыскать присужденное, а направление запросов не решает ситуации, — говорит юрист. — Формально это будет правомерно, так как судебный пристав не имеет права выходить за рамки, установленные законом, и каждый день убеждать должника расплатиться».В ФССП запрос корреспондента РБК daily оставили без ответа.

Анна РЕЗНИКОВА