Пришли за кредитами

07.09.2012 15:41

В Белом доме обсуждают, как заставить банкиров любить промышленность так же, как граждан

Премьер-министр Дмитрий Медведев провел совещание по вопросу кредитования банковским сектором промышленности. На совещании правительство впервые признало проблемами дисбалансы, вызывающиеся опережающим ростом кредитования физлиц в сравнении с промышленностью, и снижение кредитования в обработке и сельском хозяйстве при росте кредита горнодобывающему сектору, транспорту и связи.

Совещание у Дмитрия Медведева в Горках, на котором присутствовали ключевые министры по теме (первый вице-премьер Игорь Шувалов, министр финансов Антон Силуанов, министр энергетики Александр Новак) и глава ЦБ Сергей Игнатьев, было плановым. «Сегодня, как мы и договаривались некоторое время назад, сосредоточимся на ряде принципиальных вопросов, включая тему ликвидности банков и кредитования реального сектора, о чем меня тоже неоднократно просили представители крупного и не очень крупного бизнеса, который занимается промышленностью, сельским хозяйством и некоторыми другими отраслями»,— открыл совещание премьер-министр. Уже из вступительного слова стала понятна тема происходящего: Дмитрий Медведев констатировал дисбаланс между темпами роста по итогам 2012 года кредитования физических лиц (39,4%) и 12-процентным ростом кредитования нефинансовых организаций. При этом премьер-министр привел некоторые отраслевые данные по кредитованию, из которых следовало, что на начало 2013 года кредитование обработки и сельского хозяйства было ниже, чем в начале 2012 года (Дмитрий Медведев заявил о «негативной настораживающей динамике»).

Исходя из его слов, практически весь прирост кредитования промышленности был обеспечен приростом кредита в добыче полезных ископаемых, транспорте и связи — порядка 30%.

При этом собственно в банковском секторе дела в 2012 году обстояли, несмотря на жалобы банкиров, достаточно неплохо: прирост активов банковского сектора составил 19% (при росте валового кредита ровно на столько же), прирост капитала банков — 1 трлн руб., собственно, это и есть прибыль кредитных организаций. Проблема в специфическом характере роста: высокая банковская активность в розничном секторе при умеренной активности в отношении промышленности усиливает конкуренцию российских компаний с импортом при текущей модели курсообразования, не позволяющей ЦБ «поддерживать» производителей занижением реального курса рубля.

Отметим, во многом снижение нормы сбережения и наращивание кредитов населению — сознательная политика Белого дома, позволяющая относительно дешево снижать градус социального напряжения и одновременно поддерживать внутренний спрос для сохранения внутреннего роста: отказаться от «относительно дешевых коротких денег» для населения правительство вряд ли может. При этом предпочтение банками в нефинансовом секторе горнодобывающей отрасли, находящегося преимущественно под госконтролем транспорта и связи создает еще один дисбаланс: долгосрочный перекос такого рода должен довольно быстро свести на нет все достижения Белого дома в области стимулирования несырьевого роста, в итоге он будет заключаться в основном в гиперросте IT-сектора.

У проблемы, которую начало обсуждать правительство, есть и два важных краткосрочных аспекта. Вопрос ослабления денежно-кредитной политики, в которой промышленное и банковское лобби вполне солидарно, будет ключевым при выборе нового главы ЦБ: нынешняя команда ЦБ, в том числе главный претендент на пост — первый заместитель главы Центрального банка Алексей Улюкаев, неоднократно демонстрировала ультражесткую позицию в вопросе. Второй — возможный промышленный спад. Обнародованные вчера «Интерфаксом» данные консенсус-прогноза аналитиков предполагают продолжение спада в промышленности в феврале 2013 года на 0,8% (после спада в январе): к моменту «генеральной битвы» между сторонниками и противниками смягчения денежно-кредитной политики весной 2013 года промышленный спад может быть уже не гипотезой, а реальностью.

Дмитрий БУТРИН