Приказано выполнять

16.09.2011 00:21

Решения финомбудсмена должны стать обязательными

Минфин подготовил законопроект о финансовом уполномоченном по правам потребителей услуг финансовых организаций и готов внести его на рассмотрение Госдумы. Документ предполагает создание в России института финансового омбудсмена для рассмотрения споров в сфере услуг банковского и страхового рынка. При этом из последней версии законопроекта выпали коллекторские агентства и микрофинансовые организации. По мнению зампредседателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, этот пробел нужно заполнить — нельзя исключать из законопроекта целые сегменты рынка.

Предполагается, что институт финомбудсмена будет независимым органом, разбирающим споры между финансовыми организациями и физлицами. Уполномоченный будет рассматривать жалобы в отношении кредитных организаций, сумма претензий по которым не превышает лимит в 200 тыс.

 руб. в первые два года действия закона, а затем — 500 тыс. руб. В отношении страховых организаций предусмотрен лимит в 100 тыс. руб. Советник председателя Банка России Павел Медведев, на добровольных началах исполнявший функцию финомбудсмена с 2010 года, обратил внимание на то, что в нынешней редакции законопроект о финансовом омбудсмене не согласован с законом о банкротстве физлиц. Основное расхождение, по его словам, заключается в разнице суммы задолженности, при которой гражданин может объявить себя банкротом, и размере обращения к финансовому омбудсмену — это 50 и 500 тысяч рублей соответственно. «То, что сейчас написано в законе о банкротстве, абсурдно. Очень обидно будет, если эти два закона не будут согласованы», — считает Медведев. Он добавил, что в тех случаях, когда сумма задолженности перед банком не превышает 500 тысяч рублей, решение о том, объявлять человека банкротом или нет, должен принимать финансовый уполномоченный.

Еще один спорный момент в документе — это обязательность исполнения решений финуполномоченного. Законопроектом устанавливается, что принятое омбудсменом решение будет обязательным для исполнения финансовой организацией после двухлетнего переходного периода, когда исполнение его решений будет добровольным. При этом решение, принятое не в пользу гражданина, не препятствует дальнейшему его обращению в суд. А вот финансовая организация, по словам Анатолия Аксакова, не может обращаться в другие инстанции, чтобы оспорить решение омбудсмена. «В документе сказано, что деятельность финансового уполномоченного должна осуществляться в том числе исходя из принципа справедливости. Но это очень неопределенное понятие, ведь справедливость может быть как в отношении гражданина, так и в отношении финансовой организации», — заметил депутат. По мнению Павла Медведева, если решения омбудсмена будут носить лишь рекомендательный характер, принятие закона вообще не имеет смысла. «Если финансовая организация или гражданин смогут оспаривать не устраивающее их решение в других инстанциях, зачем им вообще тратить время и средства на обращение к финансовому уполномоченному, можно сразу пойти в суд», — сказал он. Анатолий Аксаков считает, что кредитные организации сами заинтересованы в механизме уполномоченного, поскольку им приходится сталкиваться с большим объемом судебных исков от граждан, которые пытаются смягчить условия выплаты кредита или его прощения. За последние пять лет, по словам депутата, количество таких исков увеличилось в 50 раз.

— К сожалению, не все кредитные учреждения готовы работать с институтом финансового омбудсмена, и поэтому участие банков должно быть обязательным, — считает член правления ДжиИ Мани Банка Эльман Мехтиев. — Хочешь работать с физическими лицами — вступай в систему. Такой институт существует уже два года при Ассоциации российских банков, и банки, хоть медленно, но верно, присоединяются к этой системе. Банковское сообщество постепенно признает необходимость существования и законодательного закрепления службы, которая могла бы быстро, эффективно и по существу дела решать споры физических лиц и банков. Мы уверены, что каждый банк, который не на словах работает над своей клиентоориентированностью, будет работать с этим институтом. Клиентам выгодно, так как решаются их конкретные проблемы, банкам выгодно, потому что решение, которое они могут принять в пользу клиента, не будет основой подобного решения для неограниченного круга лиц. Обществу выгодно, так как без развития институтов гражданского общества невозможно развитие самого общества.

Если мы хотим, чтобы финансовый омбудсмен принимал решения исходя из принципа справедливости, то есть не только из буквы закона, но и его духа, решения омбудсмена для банков должны быть обязательными. А банки, в свою очередь, должны быть защищены от попыток превращения омбудсмена в карательный орган за счет запрета на использование решений омбудсмена в качестве основы для «классовых» исков. Павел Медведев ранее предлагал внести в законопроект уточнение о том, что в случае, если финансовая организация не идет на добровольное исполнение решения омбудсмена, заявителю в суде выдается «исполнительный лист». В нынешнем варианте закона эта инициатива не получила отображения. Однако документ предусматривает наложение в некоторых случаях штрафных санкций на кредитные организации. «Но здесь штрафы на порядок ниже, чем потолок, с которым человек может обратиться к финансовому омбудсмену. Штраф такой маленький, что некоторые финансовые организации предпочтут заплатить его, вместо того чтобы разрешать споры через уполномоченного», — отметил он. По мнению Медведева, сумму штрафа необходимо сделать ощутимой для финансовых организаций.

Евгения НОСКОВА