Портфельный надзирающий

01.03.2012 13:46

ЦБ переоценит долги финансового рынка

Центральный банк продолжает примеряться к роли мегарегулятора, которую он получит после присоединения Федеральной службы по финансовым рынкам. В ЦБ предполагают, что, получив оперативный доступ к отчетности профессиональных участников рынка ценных бумаг, смогут более объективно оценивать финансовое положение банков, которые их кредитуют.

О том, что с получением статуса мегарегулятора ЦБ намерен осуществлять надзор за тем, как банки кредитуют профессиональных участников рынка ценных бумаг, рассказал «Ъ» один из банкиров, участвовавших во встрече с представителями ЦБ в подмосковном пансионате «Бор». «В своем выступлении глава департамента банковского надзора Алексей Плякин упомянул, что ЦБ, получив как мегарегулятор возможность осуществлять надзор за всеми участниками финансового рынка, сможет по-новому подойти к оценке рисков кредитных организаций»,— говорит он. Связаться с господином Плякиным в пятницу не удалось.

Вероятно, ЦБ обеспокоен рисками банковского кредитования компаний-профучастников рынка ценных бумаг, предполагают эксперты.

По словам партнера БДО Антона Ефремова, на рынке известны случаи, когда банк, выдавая инвесткомпании кредиты на приобретение ценных бумаг, аффилированных с собственником компаний, получал возможность показывать более комфортные значения норматива риска на группу связанных заемщиков (Н6). Иногда связанные между собой инвесткомпании могут искусственно раздувать обороты торгов определенными ценными бумагами, перепродавая их друг другу, что может искажать оценку ликвидности таких бумаг и, соответственно, рискованности банковского кредита, выданного на их покупку, добавляет господин Ефремов. «Сейчас банк, кредитуя, например, инвесткомпанию, может, сославшись на наличие у нее высокого международного рейтинга, снизить размер создаваемого по такой ссуде резерва»,— рассказывает председатель правления СБ-банка Андрей Егоров.

По данным ЦБ на 1 февраля, объем средств, предоставленных небанковским финансовым организациям-резидентам, составил 911,1 млрд руб. Сейчас регулярный доступ к отчетности в полном объеме этих заемщиков есть только у Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР); Банк России получает информацию по запросам. «Иногда мы видим, что банк выдал кредит инвесткомпании, и интересуемся, какова структура ее активов и финансовое положение; ЦБ при проведении проверки вынужден действовать теми же методами»,— говорит Антон Ефремов. Сейчас даже публичные компании-профучастники рынка не обязаны раскрывать информацию о выявленных нарушениях во внутреннем контроле, также не раскрывается информация о бизнес-рисках. «Как правило, компании раскрывают такие сведения только при выходе на IPO, а в годовых отчетах эту информацию практически не отражают»,— отмечает партнер компании «Эрнст энд Янг» Игорь Буян. «Отчетность, отправляемая в ФСФР, проще, чем банковская,— отправляются в основном данные об оборотах торгов и статистика по объему активов»,— говорит управляющий партнер инвесткомпании «Третий Рим» Андрей Мовчан.

После того как к ЦБ перейдут функции единого регулятора финансового рынка, Банк России получит такой же доступ к отчетности брокеров, управляющих компаний, негосударственных пенсионных и паевых инвестиционных фондов, депозитариев, регистраторов и страховщиков, какой сейчас у регулятора есть к отчетности банков. По предварительным планам правительства с конца 2013 года по начало 2015-го ФСФР будет существовать внутри ЦБ автономно, а с 1 января 2015 года начнет работу единая структура мегарегулятора, внутри которой ФСФР получит статус службы (см. «Ъ» от 19 февраля).

Получив оперативный доступ к детальной информации о депозитариях, ЦБ сможет более эффективно пресекать схемы вывода активов, считают эксперты. Одна из таких схем была в 2010 году выявлена в банках, входивших в группу предпринимателя Матвея Урина,— «Славянском», «Монетном доме», Традо-банке, Донбанке, Уралфинпромбанке, а также в Соцгорбанке. Недостаток выведенных активов на балансе этих банков компенсировался несуществующими ценными бумагами, «наличие» которых подтверждалось фиктивной выпиской из депозитария. После того как схема была раскрыта, ЦБ сформулировал требования к депозитариям, которым разрешалось хранить ценные бумаги банков. Однако информацию о деятельности депозитариев ЦБ по-прежнему вынужден запрашивать у ФСФР, а «схема Урина» оказалась живучей: весной 2011 года она обнаружилась в Мультибанке и Востокбизнесбанке, в конце 2012-го — в пятигорском Вэлкомбанке.

Впрочем, многие финансовые компании, получающие кредиты в банках, не являются профучастниками рынка ценных бумаг и не сдают и не будут сдавать отчетность ни в ФСФР, ни в ЦБ, отмечает гендиректор ЦЭА «Интерфакс» Михаил Матовников. «При желании ЦБ с появлением у него функций надзора за профучастниками сможет отслеживать операции с ценными бумагами через брокера, депозитарий или биржу»,— продолжает он. Впрочем, даже когда у ЦБ фактически появятся полномочия ФСФР, на выработку методологии оценки деятельности компаний потребуется немало времени, считает зампред правления Абсолют-банка Евгений Ретюнский. «Даже несмотря на то что контроль за банками шлифуется уже давно, недобросовестные игроки находят способы от него уклоняться»,— заключает он.

Ольга ШЕСТОПАЛ