Пойдет ли финансирование малого и среднего бизнеса по пути кредитного конвейера

24.11.2010 06:48

В начале 2012 г. мы встречались с банковскими аналитиками, которые удивлялись, почему российские кредиторы нечасто используют кредитные истории корпоративных заемщиков, особенно малых и средних предприятий (МСП). По их словам, главной проблемой рынка кредитования МСП была непрозрачность заемщиков. Кредитные истории, отмечали они, могли бы существенно помочь банкам при оценке рисков.

Мы объясняли сложившуюся ситуацию двумя причинами. Во-первых, половина запросов на кредитные отчеты корпоративных заемщиков оставалась бы без ответа, потому что кредиторы не стремились передавать в бюро информацию о них.

В начале 2012 г. в базе НБКИ было всего около 250 000 кредитных историй МСП. Во-вторых, сами банки при работе с такими заемщиками привыкли использовать технологии кредитования корпоративного сектора, в основе которых был анализ данных отчетности клиента. При этом все понимали, что недостаточность сведений в финансовой отчетности, характерная для многих малых и средних предприятий, и связанное с ней искажение финансового результата приводили к необходимости компенсировать риск повышенными кредитными ставками.

Аналогии с розничным кредитованием 7-8-летней давности напрашивались сами собой. Из-за отсутствия информации о частных заемщиках банки — пионеры массового розничного кредитования вводили значительные ставки. Принятие закона «О кредитных историях» положило начало накоплению данных о заемщиках и предоставило банкам реальный инструмент для качественного управления рисками. Уже к 2012 г. кредиты населению выдавали практически все банки, а ставки заметно снизились. Иными словами, прозрачность данных о заемщике ведет к выходу на рынок новых игроков, большей доступности кредитных продуктов и вовлечению в кредитные отношения новых заемщиков.

Очевидно, что аналитики, задавая вопрос о редких запросах на кредитные истории МСП, имели в виду использование возможностей бюро кредитных историй, отлично зарекомендовавших себя в розничном кредитовании, при оценке рисков МСП. Но путь от теории к практике может занимать годы. В сложившейся ситуации в дело вмешался Банк России, ускоривший процесс. С 1 июля 2012 г. вступили в силу поправки к инструкции Банка России 110-И «Об обязательных нормативах банков», согласно которым коэффициент риска по заемщикам, не давшим согласие на предоставление информации в бюро кредитных историй, увеличивался с 1 до 1,1.

Именно в июне — августе 2012 г. мы зафиксировали существенное увеличение формируемых НБКИ кредитных историй малых и средних предприятий. К концу года число таких заемщиков в нашей базе возросло до 650 000. При этом показатель Hit Rate (доля запросов, по которым в бюро находится кредитный отчет заемщика) в отношении корпоративных заемщиков вырос практически до 80%.

Наши коллеги — банковские аналитики были, конечно, правы. Как только банки поняли, что кредитная история МСП доступна и может использоваться в процессе управления рисками, мы сразу же отметили рост запросов на кредитные отчеты таких заемщиков — в два раза к концу прошлого года. При этом мы видим, что доля просроченной задолженности по кредитам на развитие бизнеса в банковских портфелях стабильно находится в диапазоне от 3 до 3,5%. То есть уже сейчас кредитная история МСП помогает банкам-кредиторам управлять рисками на высоком уровне.

Аналогия с розничным кредитованием позволяет нам предположить, что важность кредитных историй и технологий бюро кредитных историй для управления рисками будет только возрастать. Поэтому мы нисколько не удивимся появлению уже в 2013 г. заявлений банков о внедрении конвейерных технологий в секторе кредитования малого и среднего бизнеса. Дальнейший рост объема данных о заемщиках-МСП будет способствовать развитию кредитования сектора и вовлечению в него новых кредиторов.

Александр ВИКУЛИН

Автор — гендиректор Национального бюро кредитных историй