Почему QE3 не помог российскому рынку?

08.11.2010 23:38

Если Бернанке объявит третий раунд количественного смягчения, рынок оживет, говорили специалисты и участники рынка. Но QE3 объявлена, а чуда не произошло. В момент объявления рынок «взорвался», но совсем скоро сдал позиции. Если на мировых рынках оптимизм еще немного чувствуется, то российский совершенно впал в уныние.

«Уходящая неделя в целом показала, что оптимизм рынка после объявления QE3 был чрезмерен: за четыре последние сессии западные индексы растеряли половину достигнутых 14 сентября позиций», — пишет аналитик «Альфа-Банка» Ангелика Генкель в сегодняшнем обзоре. А российский индекс РТС ведет себя еще волатильнее остальных индикаторов: он практически вернулся к уровням, предшествовавшим объявление ФРС.

Данные по притоку капитала, которые вышли сегодня, тоже обрадовали не всех. Фонды, специализирующиеся на инвестициях в российские активы, зарегистрировали чистый приток средств на сумму $91,7 млн. Этот результат — один из лучших за год, но если сравнивать с успехами других развивающихся рынков, то Россия в отстающих. Например, бразильские фонды увеличили свой инвестиционный портфель на $802 млн.

Slon спросил у аналитиков и экономистов, почему эффект от QE3 на российском рынке был так недолог и незначителен. Рубль и индексы нестабильны, а притока капитала почти нет.

«Получается, что нас ждет рост на 10%»

Ольга Пономаренко, экономист Citi в России

Первый QE позволил российским фондовым индексам практически удвоиться. Второй принес рост на треть. Если продолжить тренд, то, получается, нас ждет рост на 10%? Может, это и упрощение, но, вероятно, каждый инвестор об этом задумался. От развивающихся рынков сегодня мало кто ждет значительного ускорения экономического роста в отличие от 2010 года. Сказывается и спад в еврозоне, и замедление потребления в Китая. Кроме того, у многих развивающихся стран есть стимулы понизить ставки, а это не будет поддерживать приток иностранного капитала. Другой вопрос, почему Россия отстает от других, хоть и ставки ЦБ поднял, и Сбербанк приватизировал после долгих ожиданий. Во-первых, иностранных инвесторов в облигации больше интересует то, когда бумаги будут учитываться в системах Euroclear и Clearstream. Во-вторых, для инвесторов в акции важнее цена на нефть и экономический рост, и ни в первом, ни во втором уверенности нет. Так, может, всего лишь 10% — это обоснованное опасение?»

«То, что мы с вами сейчас наблюдаем — это коррекция после импульса»

Андрей Архипов, аналитик отдела рыночного анализа и консультаций брокерской компании «КИТ Финанс»

Думаю, что про наличие или отсутствие долгосрочного эффекта через семь дней после запуска программы QE3 говорить пока рано. После запуска QE1 и QE2 положительный эффект был среднесрочный, рынки росли в первом случае в течение 6 и 5 месяцев соответственно. Естественно, помня о последствиях двух предыдущих программ, участники кинулись скупать акции. Но также следует помнить о том, что после запуска и QE1, и QE2 рынок корректировался и возвращался к уровням, на которых был до их объявления. Восстановление рынка — это не безостановочный рост, а импульсные движения, сменяющиеся коррекциями. Как раз такую коррекцию после импульса мы с вами сейчас и наблюдаем.

Коррекция после первой волны роста скорее хорошая новость: те, кто не успел купить в первый день QE3, получили второй шанс войти в акции по хорошим ценам, большинство акций закрыли гэпы (ценовые разрывы на графике, которые возникают при смене сессий). В среднесрочной перспективе мы можем увидеть продолжение роста. Скорее всего, оно будет проходить более умеренными темпами уже без ажиотажа.

Безусловно, одним только QE все проблемы не решить: европейский долговой кризис продолжается, Китай рапортует о замедлении темпов роста экономики. В самих Штатах грядут президентские выборы и маячит призрак фискального обрыва (fiscal cliff). В таких условиях инвесторы будут действовать осторожно, выходить из безрисковых активов и покупать акции на развивающихся рынков постепенно.

Отмечу, что западные рынки чувствуют себя более уверенно. Локальная коррекция на отечественном рынке и снижение рубля к доллару в начале недели были спровоцированы падением цен на нефть на 5%. Тут тоже никакого криминала нет: тренд на укрепление рубля к доллару сохранился, волатильность умеренная, и поводов для активных распродаж пока нет.

«Инвесторы прекрасно понимают, что с каждым днем нефти будет все сложнее преодолевать притяжение отметки $100 за баррель»

Артем Бирюков, экономист HSBC в России

Ослабление денежно-кредитной политики в США по умолчанию не означает, что российский рубль является ее основным бенефициаром. Да, на фоне общего увеличения склонности к риску российская валюта продемонстрировала некоторое укрепление к доллару. Но обменный курс рубля по-прежнему остается функцией динамики составляющих платежного баланса. Так, торговое сальдо в июле этого года составило всего $11,1 млрд против $14,5 млрд годом ранее. При почти одинаковых ценах на нефть (более $100 за баррель) и объеме экспорта объем импорта существенно вырос в 2012 году. Это, в свою очередь, предопределяет более высокий спрос на валюту и, как следствие, ослабление рубля. Наконец, отток капитала хоть и замедлился в летний период, тем не менее все еще не сменился притоком.

Приток в фонды, инвестирующие в Россию, оказался ниже, чем в фонды стран — протеже России по группе БРИКС по целому ряду причин. Основная заключается в том, что рубль оставался единственной валютой стран БРИКС, которая на отчетную неделю укрепилась по отношению к началу года. Соответственно, инвесторам было невыгодно приобретать активы, номинированные в рублях, когда курс находился на своих локальных максимумах. Кроме прочего, инвесторы прекрасно понимают, что с каждым днем нефти будет все сложнее преодолевать притяжение отметки $100 за баррель ввиду того, что уровень добычи сырья продолжает оставаться выше спроса и спекулянты набрали слишком много длинных позиций по данной товарной группе за последние месяцы.

«Российский рынок изначально преувеличил новости о QE3»

Елизавета Ермоленко, экономист Capital Economics Ltd по развивающимся рынкам

Эта реакция не уникальна для российского рынка — ведь, несмотря на объявленные экономические стимулы из США и Европы, какого-то ощутимого улучшения в мировой экономике не произошло (как раз наоборот, экономические данные указывают на продолжение ослабления роста). В итоге рынки многих, особенно развивающихся, стран начали падать несколько дней спустя после новостей о QE3. Между тем падение на российском рынке стало, пожалуй, одним из самых сильных по двум причинам.

Во-первых, российский рынок изначально преувеличил новости о QE3: буквально за один день РТС подрос на 7% — это гораздо более сильная реакция по сравнению с рынками других стран. Так что в течение последующих нескольких дней рынок стал возвращаться к реальности, и этот рост отыгрывался в обратном направлении. К тому же плохие новости о состоянии российской экономики, опубликованные на этой неделе, тоже оказали негативное влияние.

Во-вторых, как известно, российский рынок и рубль находятся в сильной зависимости от цен на нефть (около половины капитализации РТС — это компании, так или иначе связанные с углеводородами). Цены на нефть взлетели до $116 за баррель на новостях о QE3. А на сегодня цена барреля уже упала до $110.

Так что падение цены на нефть и возвращение к реальности были основными причинами, объясняющими падение российского рынка. Мы полагаем, что эта тенденция сохранится: оптимизм продолжит испаряться с мировых рынков, и цены на нефть продолжат падение до конца года. Словом, хороших новостей для рубля и российского рынка будет мало.

Приток капитала за неделю стал скорее разочарованием. По сравнению с другими развивающимися рынками он все-таки выглядит скромно. Так что сомневаюсь, что этот приток обозначит какое-то изменение тенденции: капитал, скорее всего, так и будет утекать в ближайшем будущем. Конечно, многое зависит от того, как будет развиваться ситуация на мировых рынках, но мы ожидаем, что недавний оптимизм долго не продлится.

«В еврозоне на бумаге антикризисный план как бы есть, однако на пути его воплощения в жизнь встает вопрос о государственном суверенитете»

Денис Порывай, аналитик «Райффайзенбанка»

Эйфория от запуска QE3 на глобальных рынках оказалась краткосрочной: инвесторы переключили свое внимание на среднесрочную перспективу, в которой поводов для оптимизма не так уж и много. Так, в еврозоне на бумаге антикризисный план как бы есть, однако на пути его воплощения в жизнь встает вопрос о государственном суверенитете, решение которого займет не один месяц. В отношении банковского союза Германия выступила против передачи всех полномочий по надзору и регулированию ЕЦБ, как следствие — откладывается решение вопроса о прямой докапитализации банков из ESM.

На наш взгляд, наиболее важной сейчас является позиция Испании по поводу обращения за помощью в Европейский стабилизационный фонд, что откроет дорогу ЕЦБ для покупок ее бумаг на вторичном рынке. Мы не думаем, что испанские власти дадут четкий ответ в ближайшее время, но очевидно, что инвесторы негативно воспримут любые комментарии, намекающие на отказ от обращения за помощью. В частности, на следующей неделе Испания должна представить свой план экономических реформ, который может встретить критику со стороны Еврокомиссии. В США, несмотря на запуск QE3, в среднесрочной перспективе также все не так уже безоблачно: маячащий на горизонте риск fiscal cliff (сокращение бюджетного дефицита на $600 млрд в 2013 году) может проявиться на финансовых рынках вскоре после президентских выборов (6 ноября). Кроме того, экономический эффект от QE3 последует с заметным лагом, в частности, по причине того, что банки не спешат понижать ставки по ипотеке вслед за снижением доходностей MBS на вторичном рынке.

Помимо внешнего фона, рубль и российский рынок (акций и в меньшей степени облигаций) оказался под давлением резкого снижения котировок нефти Brent cо $114 за баррель до $107, хотя вчера нефть немного и восстановила потери (подорожав до $110).

«Коррекция на этой неделе не выглядит чем-то из ряда вон выходящим»

Дмитрий Чернядьев, аналитик «Альфа Капитал»

Неправильно оценивать эффект от QE3 на недельном отрезке — он не должен быть краткосрочным. Для рынков рисковых активов меры количественного расширения являются скорее фактором поддержки и уменьшают риск существенного снижения в ближайшие месяцы.

Коррекция на этой неделе не выглядит чем-то из ряда вон выходящим, учитывая рост рынка на ожиданиях запуска QE3. Показательным примером того, что спрос на рисковые активы есть, являются допразмещения Сбербанка и «М-Видео» (7 и 10% капитала соответственно): на падающем рынке компании практически мгновенно закрыли книги заявок.

Екатерина МЕТЕЛИЦА