План B: можно ли еще спасти Кипр

29.12.2011 23:08

У Москвы есть возможность сыграть ключевую роль в разрешении кризиса

Начиная с понедельника, от новостей из Никосии, Москвы, Брюсселя и иных европейских столиц, связанных с событиями на Кипре веяло легким ароматом безумия. Вчерашний отказ парламента Кипра, собранного после трехдневной отсрочки, одобрить «налог на депозиты» (то есть конфискацию части средств на вкладах не только населения, но и предприятий) сделал ситуацию полностью непредсказуемой. «Банковские каникулы», скорее всего, будут продлены минимум до понедельника, платежная система Кипра остается парализованной, а мораторий на внешние выплаты в силе. Банковские реорганизации, как и войны, нередко из маленьких победоносных прогулок буквально за дни превращаются в «кровавые бани», и для минимизации последствий потребуется значительно больше усилий, чем если бы любое по жесткости решение было проведено с хирургической быстротой и точностью.

Даже если идея налога на депозиты будет похоронена, а ее авторы торжественно принесены в жертву олимпийским богам, кипрские банки не могут быть просто открыты — поскольку набег вкладчиков и тотальное изъятие средств с расчетных счетов неизбежны.

А пока решение не принято, и без того слабые кипрские банки — парализованные покойники, гарантий со стороны кипрского правительства им недостаточно.

Учитыая это, следует ожидать банки должны открыться после каникул с новыми владельцами, получившими их почти бесплатно и с гарантией их от убытков по новому бизнесу от ЕС или третьих стран. То есть де-факто повторится сценарий покупки Bear Stearns в 2008 году банком JPMorgan.

Другой неизбежностью является введение полного моратория либо лимитов на частичное изъятие средств в течение определенного периода как минимум для крупных счетов физических лиц, а также процедуры по размораживанию средств между лицами юридическими. Возможно, понадобятся нетривиальные меры, такие как взаимозачеты между банками, в том числе вне Кипра (как это делалось для вывода банковской системы из паралича 1998 года в России). Если пощадят мелких вкладчиков, для крупных незастрахованных вкладов потребуется конверсия в долгосрочные облигации банков и самого Кипра уже значительно большей, чем планировалось ранее (не 10% а 40—50%). Возможно, в процесс списаний придется вовлечь и суверенные облигации (около €7.5 млрд). При этом инвесторы должны получить «железную» гарантию на оставшиеся вклады и повышенные проценты. Американский опыт банковских «свадеб под прицелом» тут будет очень полезен. Кстати, выход из еврозоны и конвертация всех вкладов и кредитов в новые кипрские фунты тоже не решит проблемы банковского сектора, наоборот усугубив проблемы банков.

На общеевропейском уровне главное не допустить распространение паники и массовых изъятий из банков Испании, Италии, Греции и Португалии.

Пока набега вкладчиков удалось избежать, но дополнительное подтверждение гарантий и введение запрета на конфискацию даже части депозитов на общеевропейском уровне будет весьма кстати. В противном случае тамошние вкладчики перенесут кипрский сценарий на себя и ползучее изъятие вкладов, приостановленное осенью, может начаться в значительно большем масштабе. Пока ЕЦБ ограничился успокоительными заявлениями, но доверие к системам страхования вкладов, которое может быть разрушено неадекватными действиями властей одной страны, должно быть восстановлено максимально быстро.

Российское измерение кипрской эпопеи связано не только с потерями российских физических и юридических лиц, но с возможностями, которые кризис открывает перед Москвой. Предоставление очередного российского кредита уже не поможет, поскольку не решит проблем, связанных с открытием банков. Если Москва примет решение спасать банковскую систему Кипра, то ей, скорей всего, придется требовать передачи некоторых ключевых банков острова под российский контроль, активного участия в выработке программ помощи и гарантий от самого Кипра и ЕС, в том числе и при написании европейских программ поддержки. Из позитивного — при грамотном подходе объем денежных вливаний может быть не запредельно большим (по российским меркам). Отделаться «малой кровью» могут помочь гарантии ФНБ и ВЭБа. Но надо ли помогать? Зависит от политической воли: защищать клиентов офшоров — дело не самое привлекательное, но стабильность глобальной и собственной банковской системы, возможность взять под контроль банки полноценного члена еврозоны вполне может стоить свеч.

С другой стороны, каждый день отсрочки увеличивает издержки по нормализации ситуации. Надо действовать быстро, а вопросы о справедливости, «моральном вреде» и тому подобном можно оставить до более спокойного времени. Когда горит дом соседа и есть риск переноса пожара на остальные здания, не время рассуждать о его нравственности, трезвости или содержимом его погреба. В данный момент ситуация в мировой банковской системе такова, что от профессионализма с которым будут разрешены накопившиеся проблемы зависит будущее глобальной банковской системы, и российским властям и банкам, скорее всего, придется сыграть в этом ключевую роль.

Антон ТАБАХ

Автор — старший аналитик по долговому рынку «Уралсиб Кэпитал»