Перенос практики регулирования банков на фондовый и страховой рынки грозит концентрацией рисков на них

13.07.2012 09:34

Сегодня понятно — мегарегулятору в лице ЦБ быть. Понятно и то, что заниматься построением этой структуры придется Эльвире Набиуллиной. Это назначение дает отличный шанс улучшить ситуацию с регулированием финансовых рынков. Но поскольку регулирование разных секторов рынка у нас пока далеко не идеально, руководителю новой структуры придется решать много разноплановых задач. Одна из них — минимизация инфраструктурных рисков.

С одной стороны, создание мегарегулятора — дело не новое в мировой практике, с другой — по такому пути идут далеко не все страны.

Среди наиболее развитых стран 42,6% имеют несколько регуляторов, еще 43,5% имеют мегарегулятора на все сегменты рынка, и, наконец, в 14% стран действует один мегарегулятор на нескольких сегментах рынка. Причем, чем больше рынок, тем меньше централизация. Скажем, в США три основных регулятора: Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC), Корпорация по защите прав инвесторов в ценные бумаги (SIPC) и Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC). Такое разделение позволяет избежать конфликта интересов мегарегулятора как собственника и как регулятивной структуры. В России этот риск будет налицо. Центробанк одновременно является активным участником финансового рынка и собственником крупнейшей фондовой биржи страны.

К рискам новой структуры можно отнести и консервативность ЦБ. А ведь на фондовом рынке крайне важна оперативность, реакция регулятора должна иногда измеряться минутами. К тому же всем известна открытость ЦБ в основном для крупных участников, а ведь на российском фондовом рынке гигантов не очень много и их интересы часто не совпадают с интересами большинства мелких и средних игроков.

Концентрация регулирования в ЦБ затронет всю финансовую систему. Логично предположить, что практика регулирования банковского сектора будет распространена и на участников фондового рынка. Это будет означать, что приоритет в решении спорных вопросов будет отдан вариантам, устраивающим крупных игроков, особенно с государственным участием. Если провести параллели с банковским регулированием, то станет видно, что доля госбанков на внутреннем российском рынке устойчиво растет третий год подряд. По данным Центробанка, по состоянию на 1 января 2012 г. на них впервые пришлось более половины всего банковского рынка (50,2% против 45,8% годом ранее). Подобный рост происходит, прежде всего, за счет сокращения доли рынка крупных и средних частных банков. Именно госбанки остаются наиболее рентабельными участниками рынка (рентабельность капитала — 20,6%). Их показатели в полтора раза опережают результаты крупных частных банков и более чем в два раза — региональных банков.

Если эти тенденции получат продолжение в фондовом секторе, то для финансовой системы это будет означать концентрацию инфраструктурных рисков в рамках небольшого числа крупных компаний. Высока вероятность и того, что со стороны мегарегулятора повысятся формальные требования к капиталу и другим финансовым показателям. Это может привести к уходу с рынка небольших профучастников, рентабельность которых невысока. На нынешнем рынке, в условиях финансовой нестабильности и когда индекс ММВБ за год растет на уровне инфляции (около 5%), а отток капитала превышает $56 млрд, это практически гарантировано. В результате могут пострадать не только небольшие профучастники, но и физические лица, работающие на фондовом рынке. Число активных клиентов на ММВБ и так снижается: в 2009 г. их было более 103 000, а в 2012 г. — уже порядка 87 000. Понятно, что выживать в таких условиях средним и мелким брокерским компаниям очень сложно.

Польза от мегарегулятора для фондового рынка будет значительной, если благодаря ему удастся не только создать крупных институциональных инвесторов с длинным горизонтом инвестирования, но и привлечь деньги физлиц, которые смогут использовать инфраструктуру фондового рынка в своих целях. Ведь, судя по росту торгового оборота (только рост розничной торговли в 2012 г. составил 5,9%), у людей деньги есть, а вот доверия к рынку и тем, кто на нем профессионально работает, недостаточно. Для исправления этой ситуации наличие средних и мелких компаний с «бутиковым подходом» очень важно, иначе на рынке останутся только спекулянты.

Также пока сложно оценить риск концентрации в одних руках регулирования деятельности институциональных профучастников с низкой спекулятивной составляющей — страховых компаний и пенсионных фондов, чистые активы которых составляют сотни миллиардов долларов. Хочется надеяться, что надзор и, возможно, новые требования к работе для этих игроков дадут им возможность активнее инвестировать на длительный срок и питать своими деньгами экономику.

Создание мегарегулятора может стать реальным шагом на пути формирования международного финансового центра в Москве, если удастся минимизировать инфраструктурные риски. Этому может способствовать возведение внутри ЦБ условных «китайских стен» между подразделениями, отвечающими за регулирование разных сегментов рынка: банковского, фондового и страхового, — а также подчинение этих подразделений напрямую главе ЦБ, а не курирующему зампреду. Для разных профучастников необходимо разработать наряду с универсальными еще и специфические критерии эффективного регулирования, которые позволят успешно развиваться как крупным, так и небольшим компаниям. Тогда существование общего начальника над банками, страховыми компаниями и фондовым рынком действительно может пойти на пользу делу.

Константин ПЕТРОВ

Автор — генеральный директор «ВТБ регистратор»