Передышка после бума

13.05.2011 04:55

Кризис в Европе негативно влияет и на Турцию, однако перспективы турецкой экономики весьма неплохи — благодаря рынкам стран Ближнего Востока

Улица Истикляль в центре Стамбула на протяжении столетий была одной из самых оживленных торговых улиц города. Она и сегодня заполнена людьми, которые двигаются по пешеходной зоне в хаотичном порядке, часто из магазина в магазин или из кафе в кафе. Когда-то она была основной улицей Галаты — генуэзского торгового форпоста на Босфоре, а теперь практически все фасады первых этажей украшают витрины — от сувенирных и книжных лавок до флагманских магазинов мировых брендов.

Несмотря на толпы посетителей в магазине, торгующем мобильными телефонами, его менеджер Джем Коджер настроен не слишком оптимистично. «Этим летом наши продажи были на 10—15 процентов меньше, чем летом прошлого года. Многие заходят посмотреть на новые модели, но уходят, так ничего и не купив.

В предыдущие годы такого было меньше», — рассказывает он «Эксперту».

Его наблюдения полностью укладываются в рамки официальной экономической статистики. По данным правительства Турции, ВВП страны во втором квартале нынешнего года вырос лишь на 2,9%. Тогда как в 2011 году — на 8,5%; среди стран «большой двадцатки» ключевых мировых экономик в тот год быстрее росли лишь Китай и Аргентина. Учитывая, что и в первом квартале 2012-го ВВП Турции вырос всего на 3,3%, большинство экономистов сомневаются, что правительственный прогноз экономического роста 4% ВВП будет выполнен.

При этом проблема турецкой экономики состоит не только в том, что совсем рядом — в Греции — находится очаг европейского кризиса. «Действительно, в первой половине этого года экспорт в европейские страны рос незначительно. Но главной проблемой турецкой экономики стало замедление на внутреннем рынке. Если бы не экспорт в страны Ближнего Востока, которые чувствуют себя очень неплохо из-за дорогой нефти, Турция могла бы оказаться в рецессии, как и европейские соседи», — рассказал «Эксперту» Инан Демир, главный экономист стамбульского Finansbank.

В целом все это означает, что десятилетие бурного экономического роста для Турции, по-видимому, завершилось и экономика начинает адаптироваться к более низким темпам роста. Спустя какое-то время это может перерасти и в определенную политическую проблему. Ведь премьер-министр Реджеп Эрдоган поставил перед страной амбициозную цель — к 2023 году, когда современная Турецкая Республика будет праздновать столетие со дня своего основания, удвоить ВВП страны, подняв ее с 17-го на 10-е место в списке крупнейших экономик мира. Эта цель выглядела достижимой в годы бурного роста, но сегодня оказывается куда менее реалистичной.

После перегрева

Конечно, замедление в 2012 году коснулось не одной Турции — постепенно снижаются темпы роста в Индии, в Китае, в Бразилии. Возможно, более скромные темпы роста турецкой экономики — лишь часть большого глобального тренда? «Период роста на шесть или восемь процентов в год, очевидно, закончился. Но даже если Турция будет увеличивать свой ВВП всего на четыре-пять процентов в год, это вполне неплохо, особенно на фоне сопоставимых экономик», — сказал «Эксперту» Али Джакироглу, экономист HSBC Asset Management в Стамбуле.

Скорее всего, бум последнего десятилетия, за время которого ВВП Турции утроился, был разовым событием. И вызвано оно было тем, что внутренний спрос, инвестиции и внешние источники финансирования, которые в 1990-е находились в подавленном состоянии из-за политической нестабильности, оказались по полной задействованы в 2000-е, когда и политическая, и экономическая система наконец стабилизировалась. Рост в отдельных секторах экономики оказался, пожалуй, даже слишком быстрым, что формировало пузырь из-за дешевизны денег (центробанк Турции снижал процентные ставки даже в периоды роста инфляции). Именно это произошло в строительстве: в 2011 году оно выросло на 11%, а во втором квартале 2012 года — всего на 0,4%.

Последствия прежнего перегрева экономики начали сказываться и на других секторах. Например, Чунейт Явуз, генеральный директор компании Mavi Jeans, одного из наиболее успешных турецких модных брендов, спрогнозировал, что в конце 2012 года шопинг-центры, ставшие символом недавнего бума, будут закрываться темпами по одному в месяц. Поэтому он планирует, что его компания сделает акцент на расширение своего присутствия на иностранных рынках, что должно компенсировать более скромные темпы роста в самой Турции.

Замедление турецкой экономики, таким образом, было вызвано побочными эффектами бурного роста. Например, одним из слабых мест для страны остается инфляция — в марте она находилась на уровне 10,4% в год, в августе — 8,9%. Это значительно выше цели центробанка (7%) и уровня инфляции на сопоставимых с Турцией развивающихся рынках. Еще большей проблемой остается высокая зависимость Турции от иностранного капитала. Так, в 2011 году дефицит текущего счета платежного баланса составлял в среднем 10% ВВП. И хотя к июню нынешнего года он снизился до 7,6%, в абсолютных цифрах (63,5 млрд долларов) это все равно самый высокий в мире дефицит после США.

При этом значительная часть иностранного капитала, который финансирует дефицит текущего счета, — краткосрочные средства: приток капитала в местные банки или в покупку акций и облигаций на местном рынке. Такой капитал имеет склонность быстро уходить из страны в случае ухудшения конъюнктуры. В конце 2011 года Турция уже пережила период быстрого оттока иностранного капитала, и это было довольно неприятное время для экономики.

Значительная часть турецких банков принадлежит европейским (в частности, из Франции, Италии, Испании и Греции), и половина экспорта направляется в Европу. На прямые иностранные инвестиции приходится небольшая доля от общего притока иностранного капитала (в 2011 году всего 7,2 млрд долларов), и лишь небольшая его часть идет в новые заводы или курорты. «До финансового кризиса основная часть прямых иностранных инвестиций, которые шли в Турцию, приходилась на банки. Инвестиции в промышленность до недавних пор были очень скромными», — утверждает Инан Демир из Finansbank.

Оптимисты считают, что все эти проблемы не представляют угрозы для экономики Турции. Турецкие банки устойчивы и обладают достаточным капиталом. Госдолг, ставший проблемой номер один в странах еврозоны, снизился с 74% ВВП в 2002 году до 40% в 2011-м. Инфляция, хотя и остается высокой, все же не идет ни в какое сравнение с показателями десятилетней давности. Напомним, что, например, в 2002 году цены в Турции росли почти на 70% в год.

Но, конечно, несмотря на все сильные стороны местной экономики, зависимость Турции от финансирования из-за рубежа означает зависимость от цикличности в мировой экономике. «Фактически Турция остается тем, что на финансовом жаргоне называется экономикой высокой беты. Когда ситуация в мировой экономике улучшается, аппетит инвесторов перевешивает риски. И деньги текут сюда в ожидании высокой нормы прибыли. Это удорожает лиру, повышает расходы на импорт и увеличивает дефицит текущего счета. Но когда международные инвесторы становятся более осторожными из-за замедления в мировой экономике, «горячие» деньги выводятся из Турции быстрее, чем из других экономик, что ведет к быстрому падению лиры и замедлению внутреннего спроса», — рассказала «Эксперту» Сенгул Дагдевирен, главный экономист ING Bank в Стамбуле.

Разворот на юго-восток

Впрочем, данные за второй квартал 2012 года принесли не только плохие новости. Например, экспорт из Турции с апреля по июнь вырос почти на 20% в годовом пересчете. Это позволило заметно сократить дефицит текущего счета, ахиллесову пяту местной экономики.

По данным за первые семь месяцев 2012 года, экспорт из Турции вырос на 12,6% — до 87,2 млрд долларов. И про­изошло это несмотря на кризис в еврозоне, ключевом торговом партнере страны. Доля Евросоюза в экспорте из Турции упала с 48% в 2011 году до 39% в нынешнем. «Это вполне ожидаемо, поскольку в странах еврозоны правительства проводят политику экономии, что сказывается и на поведении потребителей. Последние затягивают пояса и ограничивают свои расходы, в том числе на импорт, в том числе из Турции. Причем это касается практически всех статей турецкого экспорта — от одежды и обуви до автомобилей и бытовой техники», — говорит Эмре Текмен, экономист турецкого банка TEB.

Однако Турции помогло географическое положение — страна, расположенная между Европой, Ближним Востоком и Северной Африкой, может торговать со всеми своими партнерами. В то время как экспорт на европейские рынки сокращался, доля региона Ближнего Востока и Северной Африки в турецкой внешней торговле выросла за год с 27 до 37%. Высокие цены на нефть означают, что в отличие от Европы спрос во многих странах этого региона продолжает расти, что дает хорошие возможности турецким экспортерам.

На протяжении долгого времени Турция была ориентирована исключительно на Европу и практически игнорировала своих арабских соседей к югу и к востоку. Но в начале 2000-х, после смены власти в Анкаре, курс изменился. Новое правительство исламистов решило активизировать участие Турции в ближневосточном регионе, причем не только политическое, но и экономическое.

Официальная политика Анкары «ноль проблем с соседями» привела к быстрому развитию торговых и экономических отношений. Накопленные за это время турецкие инвестиции в регион составляют 30 млрд долларов, а примерно 10% притока прямых иностранных инвестиций в Турцию приходит в страну с Ближнего Востока. За последние пять лет турецкие компании получили контракты более чем на 20 млрд долларов в ближневосточных странах. Так, турецкая Yapi Merkezi за 2,1 млрд долларов строит железные дороги в Саудовской Аравии, а Baytur за 800 млн долларов возводит университетские кампусы. TAV Insaat в консорциуме с двумя ближневосточными фирмами возводит новый аэропорт в Абу-Даби — за 3 млрд долларов.

Одним из самых успешных направлений турецкого экспорта стали телесериалы, которые за последние несколько лет заняли доминирующее положение на ТВ-рынке в арабских странах (тамошние телеканалы не показывают слишком фривольную по местным меркам американскую или европейскую продукцию). Кроме того что сериалы приносят доходы стамбульским студиям, они также создают положительный имидж Турции — и турецким товарам — в этом регионе.

В нынешнем году некоторую роль сыграл и временный фактор, подтолкнувший рост турецкого экспорта на юго-восток: 60-процентное увеличение экспорта в Иран. Правда, основная часть этого роста пришлась на золото, которое иранцы решили закупать из-за экономических санкций и ожидающейся девальвации иранского риала.

Похоже, разворот турецкого экспорта в юго-восточном направлении приобретает постоянный характер. Турецкий экспорт в страны Персидского залива по морю (в обход Сирии и Ирака) начался лишь в апреле 2012 года через Египет, а сейчас турецкие компании при поддержке официальной Анкары планируют создание логистического хаба в этой стране. Расположенный в Александрии, на берегу Средиземного моря, он позволит турецким экспортерам расширять поставки товаров как в страны Персидского залива и Северной Африки. И это поможет Турции переждать период замедления в мировой экономике, когда иностранные инвесторы не идут в страну. По прогнозам, уже к 2014 году турецкая экономика будет вновь расти более чем на 5% в год.

Александр КОКШАРОВ

Инфографику к статье можно посмотреть на сайте источника.