Павел Шитов: «В сущности, не пострадали даже недобросовестные клиенты»

13.06.2012 06:44

3 сентября в Московский филиал Смоленского Банка с обыском нагрянули полицейские. За разъяснениями мы обратились управляющему филиалом Павлу Шитову.

— Павел Николаевич, вы не могли бы рассказать нам, что, собственно, происходит?

— Охотно. 3 сентября в наш офис пришли полицейские и изъяли документы, касающиеся одного из наших клиентов — Салия Сергея Гавриловича. Против него заведено уголовное дело, он арестован.

В общем, ничего серьезного для банка не происходит, хотя и приятного тоже мало — такие истории всегда негативно сказываются на репутации, а за безупречностью своей репутации мы следим.

— А в чем суть претензий полиции к Сергею Салия?

— Чтобы объяснить это, нам придется вернуться в 2008 год. Осенью того года разразился мировой финансовый кризис, который серьезно затронул и Россию. Начался он как финансовый, обанкротилось несколько десятков банков, а затем перерос в полномасштабный экономический кризис. Начала раскручиваться инфляция. Курс рубля серьезно упал. Резко возросла потребность в кредитах, а банки, напротив, опасаясь невозвратов и больше заботясь о собственной ликвидности, чем о поддержке клиентов, начали сворачивать свои кредитные программы. И вот тогда к нам пришел предприниматель Сергей Гаврилович Салия, которого мы хорошо знали как очень хорошего клиента много лет. Он сказал, что у него есть значительные свободные финансовые средства и он опасается, что они «сгорят». И вот он придумал, как обезопасить их да еще так, чтобы и банку, и клиентам (заемщикам) банка от этого была польза. Суть его предложения заключается в следующем. Банк выпускает вексели, а фирма господина Салия покупает их у банка. Затем граждане (в том числе предприниматели), которые хотели бы получить кредит в банке, заключают с фирмой Салия договор купли-продажи их недвижимости (как правило, квартиры) с правом последующего ее выкупа и даже правом проживания в ней на время действия кредитного договора, а в уплату получают вексель банка. И вот под этот вексель гражданин и получает кредит в нашем банке. После погашения кредита гражданин получает вексель назад и им выкупает свою квартиру у Салия. Тот погашает вексель в банке и получает немного больше, чем заплатил первоначально. Для граждан плюс заключается в том, что проценты в этом случае получаются вполне умеренные. Вот это предложение мы и направили нашим юристам, которые выдали положительное заключение. Ну мы и приняли его, ведь все риски господин Салия взял на себя, а тогда для нас это было главное. Процент установили 24% — более чем нормально в тех условиях. Вот, в сущности, и все. А теперь полиция почему-то видит в этом некий криминал и даже арестовала Сергея Гавриловича.

— А зачем так сложно? Почему бы гражданам не получить кредит напрямую в банке под залог своей квартиры, минуя Салия?

— В первую очередь потому, что мы на это в большинстве случаев не пошли бы. Это только обыватели думают, что квартира — это очень хорошее обеспечение. Но мы-то знаем, что очень часто это не так. Вот, предположим, некий человек скопил значительную сумму денег и купил квартиру в новостройке. Он не собирается в ней жить (у него есть и другое жилье), в ней никто не прописан, она ему нужна только как объект инвестиций. Вот под такую квартиру — да, мы кредит дадим, и с удовольствием. Но это — редкий случай, а чаще всего квартира имеет длинную историю, в ней проживают и прописаны люди, да еще с несовершеннолетними детьми, ну и т. д. Ну вот, человек получил кредит, но выплатить его не смог — и что дальше? Выбрасывать человека на улицу? Закон не позволяет, да и не по-человечески это… В общем, банки не так часто дают кредиты под квартиры — риски неоправданно высоки. И второе: получить кредит под квартиру — длительный процесс. Это предусмотрено и банковскими законами, и нормативами ЦБ — надо ведь собрать кучу документов, которые затем банк должен проверить. А в условиях кризиса многим потребовался очень быстрый кредит. И еще один важный фактор, о котором сейчас забывают, — в стране был кризис. И в то время никто не мог с уверенностью сказать, что какая-то квартира завтра не только будет стоить столько же, сколько и сегодня, но и вообще сможет быть продана. На рынках, в том числе и жилья, была очень высокая неопределенность.

— Ну а внедренная таким образом программа оказалась успешной?

— Даже очень. Ей воспользовалось несколько сот граждан. Таким образом нам удалось помочь очень многим. Многие предприниматели именно благодаря нашей программе смогли избежать банкротства. Для обычных граждан это стало хорошим подспорьем в тяжелые времена. Почти все уже давно выплатили кредит и вернули себе квартиры в собственность. А заодно — узнали о нашем банке. Теперь кто-то из них держит деньги в нашем банке, кто-то, напротив, пользуется кредитными программами (сейчас кризис уже давно позади, и обычные кредитные программы уже давно заработали), ну а предприниматели обслуживаются в нашем банке. Мы заслужили их доверие, а они — наше, и все мы очень довольны этим.

— Ну а в чем же тогда проблема?

— В том, что не все заемщики смогли погасить кредит. Но так всегда бывает. При любом виде кредитования.

— И что с ними? Банк выбросил их на улицу?

— Я ведь уже сказал, господин Салия предложил нам, в сущности, безрисковую для банка программу. Ведь банк кредитовал граждан на деньги, полученные от Салия. И пока Сергей Салия не предъявит вексель, банк ему ничего не должен. А пока гражданин не выплатит кредит, банк не отдаст ему вексель. А когда гражданин выплатит кредит, львиная доля уйдет Салия, ведь он тогда вексель предъявит. Так что банк свое уже, в сущности, получил, и мы вообще не вникали во взаимоотношения Сергея Салия с его клиентами. Нам нет никакого смысла влезать в эти квартирные дела. И ни одна квартира в собственность банка никогда не переходила, банк никого никуда не выкидывал и вообще не занимался этим вопросом. Наше дело: выдали кредит — получили его назад. Да, по нескольким делам нам пришлось судиться с клиентами — так там вообще речь о квартирах не шла. Мы только лишь требовали погасить кредит. Таких дел было немного, но все их мы выиграли, кстати.

— А, так это Салия выбрасывал людей на улицу?

— Вот когда все эти следственно-судебные дела завертелись, нам волей-неволей пришлось вникнуть в эти дела. Так вот, и Салия никого на улицу не выкидывал! Были случаи, когда у людей было не только проданное ему жилье, но и еще другое. Ну так их переселили в это другое жилье — не на улицу. Но почти все где жили, там и живут. Да, раз в месяц к некоторым из них приходят приставы — и несолоно хлебавши уходят назад. Вот и все. Есть и один уникальный случай. Одна женщина была выселена приставами, так самовольно вернулась и живет себе там преспокойно. Вот так. Все неудобство для таких людей — они лишены права распоряжаться этим жильем, что естественно, ведь они продали его Сергею Салия. Как только выплатят кредит, тут же обретут все права на квартиру. Так что, в сущности, не пострадали даже недобросовестные клиенты.

— А кто эти люди?

— Да разные… Есть, в общем-то, неплохие люди — ну вот просто не рассчитали свои силы. С такими мы готовы вести диалог, да и ведем. Не могут сейчас, ну попозже заплатят и тогда получат права собственности на квартиру, а сейчас никто никуда их выбрасывать не собирается. Жили как живут. Но вот есть две категории, которые доставляют нам немалую головную боль. Первая — это откровенные жулики, которые и не собирались гасить кредит и вообще получили его обманным путем. Да, к сожалению, такое иногда бывает. Вот, к примеру, Татьяна Шканаева. В 2009 году ей удалось обманным путем получить у Салия вексель, ну а мы, ничего, естественно, не подозревая, выдали ей кредит. Когда Сергей Гаврилович понял, что его обманули, он подал на нее в суд, и за это она получила 3 года. Судья еще пожалел ее, учел, что у нее на иждивении несовершеннолетний ребенок, и ограничился условным заключением. А сейчас она на всех углах кричит, что у нее отняли квартиру. А сама где жила, там и живет, а ведь могла бы находиться на зоне… Вторая категория — несостоявшиеся жулики, сами ставшие жертвой мошенников. Да-да, не удивляйтесь, именно так! Это вот что такое. В период кризиса появились так называемые «кредитные брокеры» (не путать с настоящими кредитными брокерами — вполне уважаемой профессией в финансовой сфере), мошенники, которые предлагали гражданам поучаствовать в мошеннической схеме. Суть этой схемы: мошенник убеждает человека в том, что кредит, который он поможет взять за вознаграждение, возвращать не придется, так как часть тех денег из кредита, который заемщик получит от банка, пойдет сотруднику банка, и он оформит кредит с таким нарушением, что в суде заемщик легко выиграет дело. Справедливости ради скажу, что некоторые банки действительно столкнулись с недобросовестностью своих кредитчиков — об этом немало писала пресса. Но у нас было несколько по-другому. Прознав про наш кредитный продукт, мошенники выискивали нуждающихся граждан (по-разному — через объявления, в Интеренете и т. д.), которым говорили, что нужно оформить договор купли-продажи квартиры, который будет фиктивным, так как «в схеме» и Салия, и банк, а, получив кредит и «поделившись», они легко отсудят свою квартиру назад. Естественно, ни Сергей Салия, ни мы ни в чем таком не замешаны и даже не подозревали о том, что и такие «клиенты» к нам приходят. Мы воспринимали их как обычных клиентов. И вот когда такой человек получал кредит и часть денег отдавал мошеннику, а тот «испарялся», до него доходило, что его «развели». Ну и понятно, хочется назад и деньги, и квартиру, мошенника искать непонятно где, а банк и Салия — вот они, под боком, так что, может, с них получить? Ну и кричат на всех перекрестках, что банк и Салия их надули, пишут жалобы во всевозможные инстанции. Отдельно хочу сказать и вам, и вашим читателям: если рядом со словом «деньги» вы услышите слово «схема», рекомендую держаться подальше от таких людей. Точно обманут. Так что инцидент, в сущности, у нас только с теми, кто изначально не собирался погашать взятый кредит.

— И что же это за инцидент?

— Информационная атака. Началась из Интернета, потом некоторые СМИ «купились» на «сенсацию», что банк, дескать, выгоняет людей из квартир. Это ж так заманчиво — показать жадных и бессовестных банкиров и грудью встать за «простых людей», поддержка и популярность обеспечены. Ну и завертелась информационная машина. Один из наших, с позволения сказать, «клиентов», некий Романов и координирует вал грязи в наш адрес. Получив кредит, не произвел ни одного платежа. Квартира, которую он продал господину Салия — подарок родителей, в ней не только он — вообще никто не живет. А кредит гасить не хочет. Мы с ним судились, суд выиграли. По решению суда он платить обязан, но не платит. Вместо этого он сумел сплотить вокруг себя группу подобных «обиженных клиентов», и с их помощью организовал массированную информационную кампанию против нас. Ну и пишут письма во всевозможные инстанции, в том числе и в правоохранительные органы Наша позиция: если есть разногласия — решать дело в суде. А их цель — посредством возбуждения уголовного дела добиться того, чтобы и кредит не гасить, и квартиру в собственность вернуть.

— Ну так, судя по тому, что полиция к вам пришла, им удалось-таки достучаться до властей.

— Да. Но вот почему — мы голову ломаем, понять не можем. Ну не такие уж простаки в полиции, чтобы купиться на грязь в прессе. Ну да, мы понимаем, есть заявления от граждан, надо расследовать. Это долг полиции, это ее работа. Но вот — зачем арестовывать Сергея Салия? Все эти годы он где жил, там и живет, никогда ни от кого не бегал. В отличии от того же Романова, например, которого по указанным им адресам мы найти не можем. Вот на днях был суд по определению меры пресечения для Салия. Прокурор говорит — события преступления вообще не вижу, там вообще не нужна мера пресечения. Защита говорит, что готова, если уж так надо, внести залог, благо господин Салия имеет нормальные источники дохода. Существует, в конце концов, подписка о невыезде, а Сергей Салия никогда не игнорировал приглашения следователей. Все это отражено в материалах судебного заседания. И это логично, т. к. задача следователя — досконально разобраться во всех обстоятельствах дела, а возбужденное уголовное дело дает ему для этого расширенные права, не более того. Следователь же настаивает на аресте, и судья выносит решение об аресте! Зачем? Кому это выгодно? О коррупции думать не хочется… Хотя на кону, учитывая, что не желающих платить несколько десятков, не так мало денег.

— Спасибо за интересную беседу. Теперь многое стало понятнее. Мы будем следить за развитием событий, можно будет обращаться к вам за комментариями?

— Спасибо вам. Мы крайне заинтересованы, чтобы донести до общественности правду о происходящем. Я всегда готов к общению с прессой.

Беседовала Мария КОШЕЛЕВА

см.  Смоленский Банк
, Смоленский Банк — Московский филиал