Осень патриарха: как портреты диктаторов «опадали» с банкнот

22.10.2011 01:44

«Я не знаю, как это сделать, Но, товарищи из ЦК, уберите Ленина с денег, так цена его высока!», — призывал когда-то Андрей Вознесенский. Впрочем, товарищи из ЦК не вняли романтическому негодованию. А тогдашний глава Госбанка СССР Алексей Посконов даже возмущался: «Выступая по внешнему виду на защиту величия В. И. Ленина, автор употребляет при этом непристойные двусмысленные выражения, которые являются оскорбительными».

Тогда по-другому быть, конечно, не могло. Но и в XXI веке попавшие на деньги диктаторы не покидают ценную бумагу только лишь потому, что подданные (даже бывшие) сильно их любят и уважают. Нет, чтобы такое вдруг произошло, требуется самая радикальная переоценка ценностей. Например, как в Ливии.

До последнего динара

Власти Ливии объявили, что уже в середине февраля 2013 г. в обращение будут выпущены новые банкноты в 1, 5, 10 и 20 динаров. И ни на одной из них больше не будет портрета бывшего главы Джамахирии Муаммара Каддафи. Бравый полковник (тогда еще капитан) стал фактическим главой Ливии после революции 1969 г., однако почти четверть века четко определенного номинала его портреты не имели.

Впервые портрет М. Каддафи появился в 1993 г. на купюре в 1 ливийский динар. Позже к первой ласточке добавилась банкнота в 20 динаров, на оборотной стороне которой «братского вождя» можно было увидеть в окружении лидеров африканских государств. А уже в 2008 г. в Великобритании отпечатали самые крупные из ливийских банкнот достоинством в 50 динаров, на которых М. Каддафи был изображен в своих знаменитых темных очках.

Портреты «вождя ливийской революции» не потеряли своей цены и после того, как его режим окончательно рухнул в результате гражданской войны, а сам М. Каддафи в октябре 2011 г. был убит. Даже самые ярые ненавистники павшего диктатора понимали, что без денег страна существовать не может. А потому старыми купюрами, какими бы идеологически неправильными они ни были, продолжали платить как зарплаты, так и налоги. Тем временем новые власти готовили замену.

Банкноты в 20 и 50 динаров были выведены из обращения в феврале 2012 г. А вот купюра в 1 динар остается законным платежным средством до сих пор. Но конец уже близок — уже через несколько дней на смену портрету покойного диктатора придет изображение восставших против него народных масс.

Инфляция Саддама

В отличие от М. Каддафи, который попал на деньги, лишь проведя у власти четверть века, Саддам Хусейн медлить не стал. Первые монеты с его портретом были отчеканены в Ираке практически сразу после того, как в 1979 г. он сместил прежнего президента аль-Бакра и официально стал главой государства. А уже в 1986 г. лик нового вождя украсил и первую купюру — 25 динаров.

После 1990 г. портреты С. Хусейна красовались на банкнотах практически всех номиналов — от 5 до 10 тыс. Но, увы, сделать иракский динар действительно твердой валютой чеканный профиль так и не смог. Скорее наоборот. В 1990 г. за один динар можно было получить около 3 долл. США, но после вторжения иракской армии в Кувейт и начала «Бури в пустыне» курс иракской валюты начал стремительно падать, в стране началась гиперинфляция и стремительный рост цен.

Ситуацию осложняло то, что из-за введенных ООН санкций новые банкноты приходилось печатать в самом Ираке — в обычных газетных типографиях на низкосортной бумаге. Обеспечить сколько-нибудь надежную защиту от подделки в таких условиях было решительно невозможно, а потому власти боялись выпускать в оборот купюры крупного номинала. В итоге жителям Ирака приходилось постоянно таскать с собой целые пачки банкнот в 250 динаров, меньшие же по номиналу из-за низкой стоимости практически вышли из обращения. Не помогал даже портрет любимого президента.

В марте 2003 г. войска США и их союзников атаковали Ирак, а уже 9 апреля вступили в Багдад. Вскоре оккупационные власти объявили о проведении в стране денежной реформы, и с 15 октября 2003 г. Ирак перешел на новые купюры номиналом в 50, 250, 1 тыс., 5 тыс., 10 тыс. и 25 тыс. динаров. Обмен валюты продолжался до 15 января 2004 г., после чего банкноты с изображением С. Хусейна стали недействительными.

Впрочем, и сам С. Хусейн ненадолго пережил свои деньги. Вскоре после начала денежной реформы бывшего президента, которому удалось скрыться поле падения Багдада, арестовали. После трехлетнего судебного разбирательства он был приговорен к смертной казни и 30 декабря 2006 г. повешен.

Высочайшая особа? Нет, гора!

Гьянендра Бир Бикрам Шах Дев стал королем Непала в 2001 г., после того как его старший брат король Бирендра вместе с восемью членами своей семьи был убит собственным сыном Дипендрой. Согласно официальной версии, наследник престола отомстил папе за то, что тот не разрешал ему жениться на любимой девушке, а, закончив стрелять по родне, покончил с собой.

Злые языки утверждали, что все получилось как-то уж слишком удачно для не пришедшего в тот вечер на семейный ужин Гьянендры. Cui prodest, как говорили когда-то римляне. Так или иначе, но именно Гьянендра в 2001 г. стал седьмым и, как позднее выяснилось, последним королем Непала. А заодно и последним (на сегодняшний день) человеком, чье изображение появилось на непальских рупиях.

В отличие от своего брата, Гьянендра хотел быть не только живым богом, но и абсолютным монархом, настоящим королем. Он распускал правительство и парламент, менял премьер-министров, а на деньгах появлялся исключительно в короне, тогда как его брат «носил» на некоторых купюрах военную фуражку. В конце концов, уставшие от такого однообразия подданные начали устраивать беспорядки и в 2006 г. король был вынужден согласиться на проведение реформ.

Закончились они для Гьянендры плохо: в 2006 г. он был «разжалован» из аватары Вишну в обычные смертные, в 2007 г. — лишен верховной власти, а в 2008 г. и вовсе низложен, после чего Непал был объявлен республикой. Новые власти национализировали королевское имущество, любимую корону отправили в музей, а портреты короля на рупиях заменили изображением Эвереста.

Туркменбаши

В первые годы своего существования независимый Туркменистан обходился советскими, а затем и российскими рублями. Однако уже в 1993 г. в обращение была выпущена собственная валюта — манат. Новые монеты и банкноты были украшены портретом Сапармурата Ниязова, превратившегося к тому времени из члена политбюро ЦК КПСС и первого секретаря ЦК КП Туркменской ССР в президента и главу всех туркмен.

По-другому в стране, где даже январь официально переименовали в месяц Туркменбаши, быть просто не могло. Изображениям на оборотных сторонах купюр разного номинала и разных годов выпуска еще дозволялось отличаться друг от друга, но с лицевой стороны каждой из них смотрел пожизненный президент.

Впрочем, всему (даже пожизненным президентам) когда-нибудь приходит конец. В конце декабря 2006 г. С. Ниязов умер, а уже 1 января 2009 г. в карманах граждан Туркменистана захрустели новые деньги. По решению нового президента страны Гурбангулы Бердымухамедова, на манатах нового образца появились портреты разных людей — от поэта Махтумкули до легендарного прародителя туркменов Огуз-хана.

Между тем окончательно сферу финансов покойный Туркменбаши не покинул — его портрет все еще можно увидеть на самой крупной из туркменских банкнот в 500 манатов. Как долго он будет там оставаться, неизвестно. Во всяком случае, месяц Туркменбаши уже переименовали обратно в январь.

Кто следующий?

Вопреки распространенному мнению настоящие диктаторы не особо любят украшать собой такую презренную вещь, как деньги. Портреты Гитлера не печатались на марках Третьего рейха, Муссолини не изображали на лирах, а профиль Сталина при его жизни можно было увидеть только на памятных монетах, выпущенных в 1949 г. в Чехословакии.

Недавняя «арабская весна» заставила покинуть свои посты президентов Туниса, Египта и Йемена. Однако удалять портреты бен Али, Мубарака и Салеха с динаров, фунтов и риалов одержавшим победу восставшим не пришлось. Их на деньгах просто никогда не было.

Портрета Башара Асада на сирийских фунтах тоже нет, зато есть портрет его отца Хафеза Асада, железной рукой правившего Сирией с 1970 г. по 2000 г. Тысячефунтовая купюра с портретом главы государства была выпущена в Сирии еще в 1997 г., но, похоже, совсем скоро бывшему диктатору придется ее покинуть. Если, конечно, его сыну все-таки не удастся одержать победу в раздирающей страну гражданской войне.

Банкноты с изображением Фиделя Кастро также в скором будущем могут стать не более чем сувенирами. Престарелый Фидель полномочия с себя уже сложил, сменивший его брат Рауль, хоть и моложе, но ненамного, а потому будущее Кубы и кубинского песо остается туманным.

Впрочем, исчезновение Фиделя с кубинских денег вряд ли станет таким уж громким событием. Скромный команданте уступил лицевые стороны ходящих на Кубе купюр другим — Че Геваре, Хосе Марти, Камило Сьенфуэгосу. Его же самого можно разглядеть на оборотной стороне купюры в один песо, среди прочих «барбудос», вступающих в Гавану после бегства Батисты.

У Ким Ир Сена, изображение которого украшает банкноты в 5 тыс. северокорейских вон, положение получше. Его внук Ким Чен Ын власть пока удерживает вполне уверенно и от портрета дорогого деда избавляться вряд ли станет, хоть и намекает на возможность некоторой либерализации экономики

Выпускник бакинского Института нефти и химии Жозе Эдуарду душ Сантуш также может быть спокоен. На его место на банкнотах номиналом от 1 до 2 тыс. ангольских кванз в ближайшее время вряд ли кто-то сумеет покуситься, хотя бы потому что душ Сантуш, ставший президентом Анголы и лидером правящей Партии труда еще в 1979 г., остается им и сейчас.

Ну и вот уж кому убираться с денег в обозримом будущем точно не придется, так это Мао Цзэдуну. Портрет бывшего главы КПК можно увидеть на банкнотах КНР всех номиналов — от 1 до 100 юаней. Однако при жизни Мао на деньги попасть не стремился, впервые это произошло только в 1999 г., почти через четверть века после смерти «великого кормчего». Но зато и никакой переоценки личности покойного диктатора в Китае в ближайшие годы не предвидится.

Евгений КАЛЮКОВ