Операция «Copy/Paste»: три примера на российском банковском рынке

28.02.2011 15:46

Российские банкиры не скрывают, что идеи для своего бизнеса часто подсматривают у западных коллег. Некоторые даже пытаются полностью скопировать бизнес-модель. Slon приводит три примера банков, для которых источником вдохновения стали банковские кейсы из разных стран: США, Великобритании и Италии.

Я такой, как Capital One?

Бывший пивовар, а теперь банкир Олег Тиньков никогда не скрывал, что идею «банка кредитных карт» он позаимствовал у американского Capital One. В автобиографической книге «Я такой, как все» он рассказывает, как во время своей жизни и учебы в США заметил, что у американцев очень популярна рассылка предложений кредитных карт.

В 2006 году Тиньков купил российский «Химмашбанк», и на его базе создал банк «Тинькофф. Кредитные системы», который, используя технологию «директ-маркетинг», сфокусировался на одном продукте — кредитных картах.

Впоследствии пути развития Capital One и его российского аналога разошлись. Сейчас у кредитных организаций разные бизнес-модели. Capital One превратился в классический универсальный банк, предлагающий автокредиты, ипотеку и кредиты малому бизнесу. «ТКС Банк» также перестал быть монолайнером, но пошел в другом направлении: начал принимать вклады и реализовал возможность онлайн-кредитования в интернет-магазинах. «В 2011—2012 годах банк уже нельзя назвать похожим на ранний Capital One. Скорее, он больше похож на ING Direct (куплен Capital One), так как любые операции можно совершить онлайн, и отделений у банка тоже нет», — поясняет вице-президент «ТКС Банка» Олег Анисимов.

Сравнивать финансовые показатели Capital One и «ТКС Банка» не очень корректно, так как активы американского гиганта, который за последние годы приобрел ING Direct и карточный бизнес американского подразделения HSBC, за прошлый год превысили $200 млрд, прибыль — $3 млрд. У «ТКС Банка» с объемом активов 31,3 млрд рублей прибыль за прошлый год составила 1,9 млрд рублей. Но если сравнивать такой показатель, как «рентабельность активов» (ROA, Return on assets, отражает эффективность использования ресурсов), то у банка Тинькова он превышает 10%, тогда как у Capital One за прошлый год ROA составил 1,63%.

Из продавца сотовых телефонов в банкиры

Наличием у крупного ритейлера собственного банка на Западе никого не удивишь. Многие торговые сети за рубежом активно развивают финансовые услуги либо самостоятельно, либо в партнерстве с другими банками. Так, финансовые «отростки» есть у французской сети Auchan, шведской IKEA и английской Tesco. Последней принадлежит Tesco Bank, который сначала был совместным проектом Tesco с Royal Bank of Scotland, а впоследствии Tesco выкупила у RBS его долю и стала стопроцентным владельцем. Именно с Tesco Bank часто сравнивают один из проектов Максима Ноготкова — банк «Связной», который также стал логичным продолжением развития финансовых услуг в торговле. C Tesco Bank банк Ноготкова роднит то, что оба начинали именно с карточного бизнеса.

Правда, сам Ноготков, в отличие от того же Тинькова, отрицает, что скопировал бизнес-модель. «Максим давно думал о том, чтобы создать свой банк, так как видел свободную на рынке нишу, — рассказывает пресс-секретарь банка «Связной» Антон Гольцман. — Успешный опыт Tesco Bank стал лишь одним из подтверждений возможной эффективности синергии банка и розничной сети». Идея реализовалась после кризиса, когда Ноготков приобрел «Промторгбанк».

К настоящему времени Tesco Bank из финансового придатка ритейлера превратился в универсальный розничный банк с очень широкой продуктовой линейкой, включая ипотечное кредитование и страховые услуги, в том числе разнообразные виды страхования домашних питомцев. Доля банка в общем объеме прибыли Tesco составляет почти 15%.

О диверсификации бизнеса банка «Связной» говорить пока рано: он только вышел на операционную прибыль, получив в первом полугодии 2012 года 255,6 млн рублей чистой прибыли (за прошлый год был отмечен убыток — 4 млрд рублей). Основной бизнес «Связного» сейчас — это карты, но постепенно банк развивает и обслуживание юрлиц.

Лето по-итальянски

Отделения нового «легкого» банка ВТБ — «Лето Банка», который недавно был презентован, будут отличаться от традиционных. В них не будет касс, стоек и окон, через которые сотрудники общаются с клиентами, — с клиентом будут говорить на диванах за столом. Первый зампред правления «Лето Банка» Георгий Горшков пообещал, что сведет к минимуму «бумажный оборот». «В некоторых западных банках клиенты подтверждают операцию подписью на планшетнике, нам, конечно, до этого еще далеко, но надо стремиться», — иронизировал он.

Необычный для российского рынка формат отделений уже существует в некоторых западных банках. Один из ярких примеров — итальянский Che Banca! (в переводе — «Что за банк!»), который был создан в 2008 году инвестиционным банком Mediobanca. Che Banca! сыграл на несовершенстве итальянского рынка, на котором банки зачастую предлагали сложные и высокозатратные продукты. Постарался упростить и продукты, и общение с клиентом. На вопрос, стал ли Che Banca! источником вдохновения для идеологов создания «Лето Банка», Георгий Горшков ответил так: «Сначала возникла концепция „легкого» банка, потом представление — как он должен выглядеть, только потом мы узнали об опыте Che Banca! и чешского банка с похожей бизнес-моделью, и картинка сложилась окончательно».

Насколько удачно сложился проект с инвестициями в размере 5 млрд рублей, пока судить рано. Банк только открыл первые отделения в регионах, где и будет преимущественно вести бизнес. А вот Che Banca!, стартовавший довольно успешно, пока не оправдывает ожидания своих акционеров: из-за обострившегося кризиса в еврозоне два года подряд показывает убытки.

Мы рассказали о трех банках, но в российском финансовом секторе есть и другие примеры. Какие мы не перечислили? Подскажите нам в комментариях к этой статье.

Татьяна АЛЕШКИНА