Оба хуже

10.08.2012 10:10

Эксперты написали два пессимистических сценария, предрекающих кризис уже осенью

Рост ВВП России в июне значительно замедлился, промышленное производство и вовсе сократилось, сообщило вчера Минэкономразвития. Это первые симптомы масштабного кризиса, который полностью наберет силу уже осенью и будет гораздо более затяжным, чем в 2008—2009 годах, предупреждают эксперты.

Специалисты Центра развития Высшей школы экономики в среду, 26 июля, представили два сценария развития российской экономики осенью. Оба плохие. Стагнация цен на нефть, а тем более их падение неизбежно приведут к спаду экономики, росту инфляции, снижению бюджетных доходов и уменьшению доходов населения. Этот прогноз вчера же получил косвенное подтверждение в данных Минэкономразвития: ВВП вырос в июне по сравнению с маем всего на 0,2%, промпроизводство и вовсе сократилось за месяц на 0,2%, обрабатывающая промышленность снизила выпуск на 0,4%.

Мрачный оптимизм: нефть $100

По первому варианту, казалось бы оптимистичному, среднегодовая цена на нефть остается в пределах нынешних $90—100 за баррель. Но при этом сохраняется неблагоприятный инвестиционный климат, усугубленный, по словам директора по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергея Алексашенко, «политическим замораживанием». Отток капитала, по мнению директора Центра развития ВШЭ Натальи Акиндиновой, может достичь $90 млрд, то есть превысить прошлогодний уровень в $83 млрд. Это снижает ресурсы для инвестиций, да и у предприятий не будет желания вкладываться в собственное развитие. Сузятся возможности для кредитования населения, а ведь потребительские расходы — это единственное, что поддерживает пока сохраняющийся рост российской экономики. ВВП в таком случае в следующем году упадет на 2—3%.

Почти неизбежно на 10—15% девальвируется рубль. «Если отток капитала сохранится на уровне первого полугодия, это приведет к снижению валютных резервов на $40 млрд. Каждые $9 млрд сокращения резервов — это один рубль девальвации к бивалютной корзине», — поделился расчетами эксперт центра Сергей Пухов. По его словам, Центробанк уже начал к этому готовиться, расширив коридор возможного колебания валютного курса национальной валюты на рубль и снизив с $500 млн до $450 млн объем возможных интервенций на каждые 5 коп. выхода за установленные пределы. В случае резкого ослабления рубля, напоминает директор по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко, не получится удержать и рост цен, на которые будет влиять и подорожание продовольствия на мировом рынке.

Единственный плюс — увеличатся доходы бюджета, так как сейчас они рассчитаны исходя из вилки 29—31 руб. за доллар. Это позволит правительству даже в 2013 году выполнить все социальные обязательства. Правда, помешать этому может бюджетное правило, которое введено недавно под давлением Минфина. Оно заставит правительство накапливать нефтегазовые доходы при сохранении высоких цен на нефть, даже если при этом падают доходы от прочих секторов экономики, предупреждает Акиндинова.

Бодрый пессимизм: нефть $80

Не менее вероятен другой сценарий, написанный на случай снижения цен на нефть. Одномоментное падение вполне может быть таким же, как в 2008 году, — до $33—35 за баррель. Это означает закрепление среднегодовой цены в пределах $70—80 в 2013—2014 годах. Масштабы падения ВВП в следующем году достигнут 5,6%. Девальвация рубля будет более глубокой — 20—25%, до 40—42 руб. за доллар. Инфляция тоже ускорится, но этого будет недостаточно для решения бюджетных проблем, придется тратить Резервный фонд. Реальные доходы населения упадут на сопоставимую с падением ВВП величину.

«Но даже в самых сложных сценариях не видим риска неисполнения обязательств бюджета», — успокаивает Алексашенко. Правда, Резервный фонд, в котором сейчас 2 трлн руб., уже к концу следующего года закончится и придет очередь распечатать последнюю заначку — Фонд национального благосостояния. Государство станет активно выходить на рынок внутренних и внешних заимствований, что лишит кредитных ресурсов реальную экономику. «Мы рискуем впасть в длительную стагнацию», — делает неутешительный вывод Акиндинова.

Сергея Алексашенко особенно беспокоит ускоренный рост кредитования населения. Темпы уже близки к тем, что были накануне кризиса 2008 года, что говорит о явном перегреве этого рынка. Эксперт обращает внимание на то, что банки увидели снижение спроса на кредиты со стороны предприятий и начали снижать стандарты по кредитам населению. «Граждане неадекватно оценивают свои способности вернуть кредиты, — предупреждает Алексашенко. — Стагнация доходов плохо коррелирует с ростом кредитования». К тому же снижается склонность населения к сбережению. «Это значит, что экономика получит все меньше ресурсов для инвестиций», — опасается эксперт.

Рассосется?

Российская экономика подходит к ожидаемому кризису в слабом состоянии, предупреждает Сергей Алексашенко. «Замедление темпов экономического роста неизбежно при любом сценарии, кроме одного — стабильного увеличения цен на нефть». На этот сценарий, по словам эксперта, видимо, и рассчитывают участники Экономического совета при президенте, первое заседание которого состоялось в прошлую пятницу (см. «МН» от 23 июля). «Они надеются, что все рассосется как-нибудь», — считает Алексашенко. Впрочем, и он тоже не исключает такой вариант.

На это надеются и другие эксперты. Даже при условии замедления темпов роста кредитования, падения реальной зарплаты и потребительских расходов, при ускорении инфляции, в том числе из-за плохого урожая, рост ВВП в этом году вряд ли будет ниже 3%, считает Иван Чакаров из «Ренессанс Капитала».

Ситуация в российской экономике действительно зависит от динамики мировых цен и потоков капитала, соглашается Дмитрий Белоусов из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования. Но у него есть свой набор сценариев. «Если ситуация в мире рассасывается — кризис в Европе купирован на уровне Греции, в Китае успевают с антикризисным пакетом, цены на нефть сохраняются на уровне $100, — то мы выходим по итогам года с ростом ВВП примерно в 3—4%», — такую версию Белоусов считает наиболее вероятной.

Плохие же новости из Китая и еврозоны могут вызвать в России стагнацию во втором квартале, торможение потребительского кредитования и в итоге рост 3—3,5% ВВП в этом году, а в следующем — чуть более 2%. «При негативном сценарии с настоящим европейским кризисом, с падением цен на нефть до $80 за баррель, с панической реакцией наших инвесторов, с оттоком капитала мы получаем двух-трехквартальную рецессию и очень низкие темпы прироста ВВП в этом и следующем годах», — предполагает Белоусов. «Есть еще сценарий ниже $60 за баррель, но в него никто особо не верит. Мы тоже умеем пугать себя и заказчика», — шутит аналитик.

Андрей СУСАРОВ