Непрозрачный бюджет

23.05.2010 07:56

Чем госконтракты опасны для факторов

По итогам первых шести месяцев текущего года объемы рынка факторинга в денежном выражении составили 617 млрд руб. Но показатель мог бы быть примерно в три раза больше, если бы имелась возможность применять факторинг при финансировании выполнения госконтрактов. Дело в том, что государство на сегодняшний день — крупнейший дебитор в экономике, но значительная часть госконтрактов, если не сказать подавляющее большинство, на практике «нефакторабельны».

То есть теоретическая возможность применения факторинга при финансировании заказов разного рода ФГУПов и МУПов есть, но на практике мало кто из факторов рискует ввязаться в эту авантюру. На поверку оказывается, что обязательная при факторинге уступка априори противоречит условиям проводимых тендеров и аукционов. «Факторинговое обслуживание государственных или муниципальных контрактов — достаточно интересное и перспективное направление факторингового бизнеса, однако, к сожалению, на практике в настоящее время редко применимое, — рассказывает заместитель председателя правления Национальной факторинговой компании (НФК) Корнелиу Робу.

— В НФК было несколько случаев рассмотрения возможности финансирования госконтрактов, но по разным причинам оказание услуг факторинга так и не начиналось».

При этом эксперт отмечает, что правовая позиция однозначна: факторинговое обслуживание возможно без каких-либо законодательных препятствий, а тормозящий эффект создает специфика работы по госконтрактам. Подавляющее большинство опрошенных «Ко» участников рынка заявили, что в их портфелях нет сделок по финансированию выполнения госконтрактов. Факторы не хотят брать на себя риски работы с государственными организациями, не говоря уже о том, что госконтракты, как айсберг, зачастую имеют множество «подводных» договоренностей и ограничений, в том числе, по кругу поставщиков, «откатам» и условиям сделок. Факторы по преимуществу просто не желают принимать на себя подобные риски.

Без платежной дисциплины

Для факторов, как правило, важно понимать платежную дисциплину дебиторов, возможные последствия оспаривания дебитором суммы задолженности, а также перспективы истребования задолженности с дебитора. «Факторы научились оценивать рыночные риски по сделкам. В случае с госконтрактами риски становятся не совсем рыночными, — поясняет директор департамента факторинга банка «Петрокоммерц» Александр Морозов. — Механизмы воздействия на дебитора весьма ограничены. Далеко не всегда заказчик по госконтрактам готов подписывать уведомление о переуступке фактору права требования по его задолженности». А факторинг — такой продукт, который хорошо работает, когда достигается максимальная прозрачность во взаимоотношениях всех сторон: фактора, поставщика и дебитора.

Вице-президент Промсвязьбанка Виктор Носов также указывает на высокие риски из-за непрозрачности сделок для факторов, на гарантию платежа со стороны госструктуры, но при этом непонятные и, возможно, даже не совсем обозримые сроки оплаты. «Также стоит отметить и некую неповоротливость госструктур при подписании уведомлений об уступке. Все это, конечно, тормозит работу с предприятиями по государственным контрактам, хотя потенциал рынка огромен», — констатирует эксперт.

«Фактору нужно принять риск того, что в перспективе в бюджете будут физически выделены деньги на закупку предмета финансирования, которые и станут источником погашения, — добавляет заместитель начальника управления факторинга Юникредит Банка Геннадий Золкин. — Опыт показывает, что так называемый секвестр бюджета не так уж маловероятен. Опять же при работе с госструктурами, которые сильно забюрократизированы, могут возникнуть сложности с оформлением смены кредитора, что является одним из условий для работы по стандартной факторинговой схеме».

Бессрочный контракт

Действительно, одной из основных «особенностей» работы факторов по госконтрактам является то, что государственные дебиторы зачастую не подписывают уведомления. «Поэтому факторинговые операции, где дебитором выступают бюджетные структуры, — это по большей части скрытый факторинг, — заключает генеральный директор факторинговой компании «Лайф» Александр Карелин. — Суть скрытого факторинга заключается в финансировании поставок без официального уведомления дебитора об уступке денежных требований, и регресс по неоплате поставленных товаров и услуг в этом случае предъявляется к поставщику товаров и услуг». Также присутствует риск, заключающийся в непредсказуемости сроков оплаты государственных контрактов.

Дело в том, что отсрочка платежа в госконтрактах предусмотрена далеко не всегда. В основном оплата происходит за часть поставленного товара либо за этап выполненной работы. «Таким образом, клиенту не интересно получать финансирование на период отсрочки, а такие услуги, как управление дебиторской задолженностью либо защита от плохих долгов, учитывая безусловность погашения таким покупателем задолженности, становятся бессмысленными, — говорит Корнелиу Робу. — Во-вторых, обычно на факторинг принимаются поставки с отсрочкой от 30 до 120 дней с момента отгрузки, тогда как в случае с государственными контрактами, если все-таки отсрочка предусмотрена, она может достигать шести месяцев и более». В этих случаях риски и стоимость фондирования для факторинговых компаний способны серьезно возрасти. Не говоря уже о том, что нередко в договорных документах имеется пункт о запрете платить на счета третьих лиц, что также создает сложности для работы по факторингу. Более того, очень часто сделки по госконтрактам имеют разовый характер и заключаются на конкурсной основе, то есть гарантии долгосрочной работы клиента с таким покупателем отсутствуют. «Примечательно, что во многих западных странах на госконтракты приходится существенная доля рынка факторинга, а государственные компании являются привлекательными дебиторами с точки зрения качества дебиторской задолженности, а также соблюдения платежной дисциплины», — подчеркивает Корнелиу Робу.

Навести порядок

Так как плательщиком по госконтрактам фактически является государство, то в его силах кардинально изменить ситуацию. «На наш взгляд, достаточно обеспечить две простые вещи: первое — разрешить или обязать соответствующие ведомства и компании подписывать уведомления по факторингу, а второе — наладить контакт между ними и факторами по вопросам подтверждения объемов и сроков исполнения обязательств, передаваемых на факторинг», — считает Александр Морозов. Естественно, важно еще и в срок исполнять данные обязательства.

В этом случае очень многие компании, задействованные в исполнении государственных контрактов, смогу рассчитывать на решение проблем с оборотными средствами, вызванными отсрочками по платежам. Следовательно, повысится вероятность выполнения ими условий госконтрактов в установленные сроки и с меньшими издержками. «Изменить сложившуюся тенденцию может закон, обязывающий государственные структуры подписывать уведомления об уступке денежных требований, что определенным образом позволит обеспечить прозрачность факторинговых операций с бюджетными структурами», — резюмирует Александр Карелин.

Максим ЛОГВИНОВ