Не нашли инвесторов

08.01.2013 09:52

Сбербанк и Credit Suisse отказались от создания фонда инвестиций в российские проекты — никого не заинтересовали

Сбербанк и Credit Suisse закрыли фонд, созданный для финансирования перспективных проектов в России на $1 млрд. Более чем за год они не смогли найти соинвесторов. Фонды прямых инвестиций вообще переживают сложные времена, а завлечь капитал в Россию всегда было непросто, говорят эксперты.

Сбербанк и Credit Suisse отказались от идеи создания фонда прямых инвестиций. Размер фонда должен был составить $1 млрд, банки обещали влить в него по $100 млн собственных денег. Инициативу пришлось похоронить из-за отсутствия интереса у инвесторов, рассказали Bloomberg два источника, знакомые с ситуацией.

О создании инвестфонда Сбербанком и Credit Suisse Герман Греф объявил в апреле 2011 года. Тогда он говорил, что инструмент должен стать важнейшим механизмом привлечения прямых инвестиций в Россию.

Предполагалось, что Сбербанк будет искать и разрабатывать инвестиционные проекты, а Credit Suisse — привлекать инвестиции и оценивать риски.

Концентрироваться на какой-то определенной отрасли стороны не хотели и обещали диверсифицировать направления для инвестирования. До этого Сбербанк пытался сам запустить механизм привлечения прямых инвестиций через «Сбербанк капитал», но эта идея не была реализована.

Незадолго до объявления о создании международного инвестфонда советником Грефа по внедрению производственной системы стал Джон Теуркоф, возглавлявший Credit Suisse с 2005-го по 2010 год.

Идея понравилась и на государственном уровне. Через два месяца — в июне 2011 года — по инициативе президента Дмитрия Медведева и премьер-министра Владимира Путина по похожей схеме был создан государственный Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ), 100-процентная «дочка» ВЭБа с капиталом $10 млрд. Задача РФПИ — соинвестирование в проекты в самых быстрорастущих секторах. В 2012 году правительство решило распределить в РФПИ часть дополнительных доходов бюджета — 62 млрд рублей. На эти деньги среди прочего запланировано финансирование инфраструктурных проектов на Дальнем Востоке. Одна из последних инициатив РФПИ на Дальнем Востоке — строительство в Приморском крае электростанции на солнечных батареях мощностью 314 МВт.

В Сбербанке и Credit Suisse причину отказа от инвестфонда комментировать отказались. Но на этой неделе Credit Suisse вообще решил свернуть инвестбизнес в России и переместить его в Лондон — там банк видит больше возможностей. Кроме того, швейцарский банк в октябре расширил программу сокращения издержек до 2015 года на 1 млрд франков (более $1 млрд).

Фонды прямых инвестиций переживают не лучшие времена, говорят эксперты. «Прямые инвестиции предполагают покупку непубличных быстрорастущих компаний, с целю дальнейшей продажи на фондовом рынке и фиксации прибыли. Но сейчас рынки находятся в подавленном состоянии, инвесторы не понимают, как ситуация будет развиваться в ближайшие годы, — говорит главный экономист HSBC Александр Морозов. -

Российский рынок страдает больше других. Поскольку нет уверенности, что инвестиционный климат в стране будет улучшаться, инвесторы не горят желанием вкладывать сюда свои деньги».

Сергей Жданов, генеральный директор ИГ «Велес Капитал», также отмечает, что инвесторы сейчас неохотно покупают паи фондов. «Никто не хочет покупать рисковые инвестиции на три-пять лет, — говорит он. — Фонды, которые доказали свою эффективность, увеличивают объем средств под управлением. Но заново создать фонд сейчас тяжеловато».

Группа PPF (занимается прямыми инвестициями) оптимистично относится к России, сообщили в компании. Группа не собирается избавляться от российских активов и планирует продолжать в России реализацию проектов в сфере недвижимости — торгово-развлекательных и промышленно-логистических центров, а также офисных комплексов.

Инвесторы предпочитают выводить деньги из России, а не вкладывать в российские компании. По прогнозу ЦБ, отток капитала в этом году составит $67 млрд.

Минэкономразвития первоначально оценивало этот показатель в $25 млрд, в августе скорректировало его уже до $50—60 млрд, а в конце ноября замминистра Андрей Клепач говорил уже о сумме до $70 млрд. С оценкой в $65—70 млрд согласен и Минфин. В начале октября замглавы ведомства Алексей Моисеев говорил, что в таком оттоке есть и позитивный момент: при нынешнем состоянии российской экономики, «если бы эти деньги не уходили, был бы перегрев».

Екатерина КАРПЕНКО, Юлия ОРЛОВА

см.  Сбербанк России