Не нарушайте и не судимы будете

14.09.2011 01:51

Быть законопослушным банком должно быть выгодно. На практике это требует «обеспечения уверенности в том, что организация соответствует всем относящимся к ней нормам и правилам, а управление бизнесом осуществляется на высоком уровне этики и добропорядочности». Именно так определяет понятие «комплаенс» основанная в Великобритании в 2001 году Международная комплаенс-ассоциация (International Compliance Association, ICA)

История комплаенс в России

Формально, датой появления комплаенса в нашей стране можно считать июль 1999 года, когда в Указании Банка России № 603-У «О порядке осуществления внутреннего контроля за соответствием деятельности на финансовых рынках законодательству о финансовых рынках в кредитных организациях» было дано определение термина «комплаенс-контроль».

Спустя почти шесть лет, в апреле 2005 года рабочая группа по вопросам бухгалтерского учета Базельского комитета по банковскому надзору подготовила рекомендации «Комплаенс и комплаенс-функция в банках». В ноябре 2007 года своим письмом № 173-Т «О рекомендациях Базельского комитета по банковскому надзору» ЦБ РФ рекомендовал банкам использовать их в своей работе. Как показали дальнейшие события, кредитные организации не спешили реализовывать изложенные в этом письме рекомендации.

Вернее, они следовали им лишь в той части, что касалась контролируемых регулятором сфер. Например, ПОД/ФТ, инсайду и т. п.

По мнению комплаенс-директора БНП Париба Владимира Пахаева: «Наша первоначальная задача в сфере комплаенса — соответствовать требованиям регулятора. Этому мы соответствовали еще лет 5 назад. На дальнейшем развитии комплаенса можно было бы поставить точку. Но под воздействием международных тенденций роль комплаенса начала принципиально меняться и развиваться». В частности, многие зарубежные клиенты и контрагенты российских банков перед началом сотрудничества проводят их репутационную оценку.

Это не значит, что лидеры отечественного банковского рынка поспешили создавать у себя службы комплаенс. Например, начальник отдела комплаенс-мониторинга управления комплаенс-контроля Банка ВТБ Илона Нарольская рассказала:«Службу комплаенс в ВТБ организовали год назад. Нас с рынка набрали — в основном специалистов-«западников» [работавших в иностранных компаниях — прим. БО]». Руководитель департамента операционного контроля финансовой группы БКС Ирина Ряжнева сообщила: «Для нас комплаенс — новая функция. Мы существуем только год». Руководитель департамента финансового контроля Внешэкономбанка Татьяна Мельник рассказала: «У нас нет, к сожалению, пока такого подразделения как комплаенс. Департамент финансового контроля — на 80% комплаенс в нашем банке. Сейчас мы активно пытаемся заниматься построением правильного комплаенса».

В большинстве отечественных банков, в отличие от западных, пошли другим путем. Вместо того, чтобы создавать систему, которая обеспечивала бы минимизацию правовых и репутационных рисков, возникающих вследствие нарушения профессиональных и этических стандартов, начали педантично реализовывать предписываемые регулятором меры. Например, требования в сфере ПОД/ФТ регулирует не только 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», но и 84 нормативных и иных акта Банка России.

Выполнение требований вступившего в силу 27 июля 2010 года № 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» стало для банков жизненно важной задачей. Уже в настоящее время, в случае неоднократного нарушения 224-ФЗ в течение одного года, ФСФР может приостановить действие или аннулировать лицензию на осуществление профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг. А с 29 июля 2013 года, в случае неоднократного нарушения кредитной организацией 224-ФЗ в течение одного года, ЦБ РФ может отозвать лицензию на совершение банковских операций. О такой «мелочи», как уголовная ответственность за неправомерное использование инсайдерской информации и ее передачу другому лицу (с 29 июля 2013 года) можно не упоминать. Это скорее помощь банкам в реализации политики в сфере комплаенс. Зачем пытаться объяснить потенциальному инсайдеру, что разглашать секреты нехорошо. Просто сообщите ему, чем он рискует, торгуя конфиденциальной информацией. Справедливости ради отметим, что в США наказание за инсайд значительно суровей, чем в России.

А вот предотвращать нарушения профессиональных и этических стандартов, используя комплаенс, российским банкам, в отличие от западных коллег, крайне сложно. Просто в России, в отличие от большинства развитых западных стран, нет СРО для банков. Законодательно запрещено их создание. Зато есть две ассоциации, которые разрабатывают стандарты и этические кодексы, но не отслеживают их выполнение банками. Поясним, что согласно действующему закону СРО не только «разрабатывает и устанавливает стандарты», но и осуществляет контроль за их соблюдением. А вот у ассоциаций права контроля нет.

Западный опыт: законопослушание или бизнес

На Западе активное и многолетнее использование комплаенс-контроля не гарантирует того, что удастся избежать конфликтов с регулятором и репутационных рисков. Так, в июне 2012 года в США банку HSBC были предъявлены обвинения в «отмывании» денег мексиканской наркомафии, а так же в финансировании терроризма. В результате сумма штрафа, который предстоит выплатить банку оценивается в 1,5 млрд долларов.

Финансовыми потерями дело не ограничилось. S нет, вся компаленс-культура банка, по заявлению регулятора, была мощным «рассадником» для нарушителей и нарушений. Скандал с HSBC — лишь вершина айсберга. Просто банку не повезло и о его противозаконной деятельности стало известно регуляторам.

В июле 2012 года юридическая фирма Labaton Sucharow объявила результаты собственного опроса, касающегося этики ведения бизнеса в США и Великобритании. Ею было опрошено 500 специалистов работающих в финансовом секторе (инвестиционные менеджеры, банкиры, аналитики и управляющие активами). Выяснилось, что 26% респондентов знают об имеющихся в компании нарушениях, 25% уверены, что успешно работать в финансовом секторе без нарушения этических законов ведения бизнеса невозможно, 16% признались, что готовы совершить финансовое преступление, если смогут избежать наказания, а 30% сообщили, что их система премирования выстроена таким образом, что стимулирует неэтичное поведение в погоне за результатом. При этом, подавляющее большинство респондентов работали в компаниях, где вопросам комплаенс уделяется повышенное внимание.

Результаты проведенного в июне 2012 года опроса «Управление ответственным бизнесом» (Managing responsible business) — его регулярно проводят два крупнейших профессиональных объединения работников финансовой сферы: AICPA (США) и CIMA (Великобритания) — показали аналогичную картину. В опросе участвовало 2 тыс. респондентов — членов этих ассоциаций. Главный вывод: несмотря на увеличение количества и качества, проводимых внутри компании тренингов, посвященных этике в бизнесе, разнообразие кодексов поведения и правил внутреннего контроля, на тех, кто хочет вести себя по-честному, сохраняется сильнейшее давление внутри компаний. Сотрудникам приходится выбирать между соблюдением правил (внешних и внутренних) или их нарушением с целью увеличения прибыли работодателя. Отношение российских банковских работников к вопросам комплаенс-процедур мы попытались выяснить через опрос посетителей банковского портала bankir.ru. Несмотря на специфичность и узость темы, респондентов оказалось совсем немало.

Таким образом, подытоживая краткий обзор по теме комплаенс, можно дать банкам следующую рекомендацию: не нарушайте и не судимы будете, но при этом и денег много не заработаете. Вопрос — смогут ли избежать подобной ситуации российские банки или позаимствуют негативный западный опыт по строительству «потемкинских деревень» в сфере комплаенс. С одной стороны, все красиво и правильно, а с другой, — тщательная проверка регулятором выявляет неэффективность системы комплаенс в сфере обеспечения законопослушания сотрудников.

Их нравы

Нарушение закона об инсайдерской информации

В октябре 2012 года в США бывший член совета директоров Goldman Sachs, Procter&Gamble, наблюдательного совета Сбербанка и некоторых других компаний Раджат Гупта был приговорен к 2 годам тюрьмы (прокурор требовал 20 лет) и штрафу на сумму 5 млн долларов за торговлю инсайдерской информацией. В 2007—2009 годах он неоднократно продавал конфиденциальную информацию своему другу — главе хедж-фонда Galleon Group Раджу Раджаратнаму. Последний был приговорен к 11 годам тюремного заключения и штрафу в 100 млн долларов.

Нарушение банком HSBC требований ПОД/ФТ

Согласно опубликованному в июне 2012 года докладу Комитета Сената США по расследованиям в сфере национальной безопасности, у отделения HSBC в Мексике имелся ряд высокопоставленных клиентов, подозреваемых в торговле наркотиками, но их счета, замеченные в подозрительной активности, не замораживались, а лишь ставились под наблюдение. Кроме того, сотрудники банка допускали многомиллиардные переводы денег из мексиканских отделений в США, не ставя в известность регуляторов. Помимо этого, сенаторы выяснили, что через счета банка проходили средства из Саудовской Аравии и Бангладеш, направленные на финансирование терроризма, а также деньги иранских фирм, обслуживание которых запрещено в связи с санкциями, наложенными Вашингтоном на Тегеран.

Сергей ЧЕРТОПРУД