Не надо делать ипотеку более доступной для всех слоев населения

12.02.2010 10:51

Пятнадцатилетний юбилей российской ипотеки, состоявшийся в этом году, практически не отмечался. Возможно, потому, что доступность ипотечных заимствований у нас все еще крайне невысока. Так, недавний опрос населения показал, что нынешние ипотечные ставки считают справедливыми лишь 5% опрошенных. Похоже на правду, но так ли уж надо торопиться с увеличением этой доли?

Давно замечено: чрезмерно доступные жилищные займы неизбежно ведут к столь же чрезмерному росту цен на жилье. Особенно это опасно в стране, которая по мировым меркам жилье почти не строит (в Китае вон возводят почти 1,5 кв.

 м жилья в год на человека, а мы, имея население вдесятеро меньше, всеми силами стремимся строить хотя бы полметра). А лопнувший ценовой «пузырь» на рынке жилья слышен издалека.

В конце 1990-х гг. я побывал на стажировке в Германии, которая славится на весь мир хорошо продуманной, сбалансированной государственной жилищной программой. Сопровождавший меня профессор показал мне большущую таблицу, в которой были перечислены все меры государственной поддержки граждан, улучшающих свои жилищные условия. «Обратите внимание на то, — сказал он мне, — что среди множества этих мер мы с вами не найдем ни одной, которая стимулировала бы жилищные заимствования граждан. Инвестиции — пожалуйста, накопления — тем более, но не кредиты. И это не случайно! Искусственное стимулирование любых заимствований создает системные риски в национальной экономике, расшатывает ее устойчивость».

Нам бы такое понимание и осмотрительность! Глядишь, не привилось бы у нас диковатое словосочетание «социальная ипотека», режущее слух любому экономисту-рыночнику. И не появились бы специальные ипотечные программы для избранных, дотируемые из госбюджета.

«Молодые учителя, работающие в школах Н…ской области, — читаю я новость, — получили право на субсидию при ипотечном жилищном кредитовании, включая полную оплату за счет бюджета первоначального взноса в пределах 20% стоимости жилья. Постановление, подписанное губернатором региона, также устанавливает право молодых учителей на субсидию для компенсации части расходов по оплате процентов по оформленному ипотечному жилищному кредиту до уровня 8,5% годовых в течение срока действия кредитного договора, но не более трех лет».

Почему именно учителя? И отчего только молодые? А те, что постарше, значит, хуже? Ведь 20% стоимости квартиры плюс дотация по процентной ставке — это, если посчитать, очень серьезная прибавка к жалованью одних счастливчиков-учителей, почему-то не доставшаяся другим. Где ж тут социальная справедливость, спрашивается, в социальной по своей сути программе? Да и с этими счастливчиками не все ясно. Что с ними будет через три года, когда государственное дотирование процентной ставки прекратится? Весьма вероятно, что платить по рыночным ставкам смогут не все. Иначе зачем им было помогать? (В США, кстати, одними из самых проблемных во время ипотечного кризиса стали как раз кредиты, по которым в первые годы кредиторы брали низкие проценты или не брали их вообще, а затем процентная ставка резко вырастала.)

Поверьте, автор ничего не имеет против учителей, врачей и т. д. Но причем тут ипотека? В классическом ее исполнении она являет собой исключительно рыночный механизм. С его помощью свои жилищные потребности удовлетворяет вполне конкретная прослойка населения, именуемая средним классом. Это тот самый класс, который своей энергией и личным, хорошо оплачиваемым трудом составляет опору любого рыночного государства. А ипотека — это исконная территория данного класса и, если позволите, его привилегия. Богатые и без ипотеки обойдутся, бедным же и она не поможет, если искусственно их не поддерживать.

А поддерживать как раз не следовало бы. Ведь с помощью ипотеки люди обзаводятся собственным жильем, пусть даже с обременением в виде залога. Но собственное жилье — это серьезная ответственность, рассуждают те же мудрые немцы. Ответственность социальная, экономическая, психологическая. Нагружать ею малоимущие слои населения неумно и недальновидно. Для этой категории граждан в развитых странах предусмотрены различные формы жилищного найма, в том числе социального, с солидной поддержкой государства. Найма дешевого, но без права выкупа квартиры. Разбогател — переезжай: в более благоустроенное жилище, с коммерческими условиями найма или в собственный дом, с ипотекой.

Вот и нам бы сосредоточиться на широком развитии различного рода найма, особенно социального. А также жилищно-накопительных систем. Оставив ипотеку на той позиции, для которой она предназначена, — на рыночной.

Увы, не получается. Программа по развитию социального жилищного найма находится в стадии очень робкого пилотирования. А со стройсберкассами дела обстоят и того хуже. Законопроект о распространении этой немецкой системы, весьма положительно зарекомендовавшей себя на всех континентах, кроме, разве что, Африки, циркулирует по властным кабинетам уже добрый десяток лет. Порождая тем самым множество региональных суррогатов, сильно смахивающих на финансовые пирамиды.

Вот и выходит, что ипотеке у нас не повезло. Все внимание властей сфокусировано на ней. И, стало быть, вся ответственность — тоже. Стоит ли после этого удивляться, что нравится она далеко не всем, а точнее сказать, — немногим. Остальные все больше ее ругают, как это всегда бывает, когда обещанного народу чуда не случается.

Владимир ЛОПАТИН

Автор — председатель совета директоров «ВСК ипотеки»