Минфин определился со степенью жесткости

20.08.2012 11:49

Мысли Минэкономики о третьем суверенном фонде объявлены проинфляционными

Министр финансов Антон Силуанов вчера ужесточил позицию министерства по ключевым вопросам макроэкономической политики. Министр считает необходимым снижение уровня инфляции к 2018 году до 3—4% и требует жесткого соблюдения политики «бюджетного правила», в связи с чем отвергает инициативу Минэкономики по реанимации Инвестиционного фонда в виде Фонда развития.

Вчера в Сочи перед совещанием у президента Владимира Путина по вопросам жилищно-коммунального хозяйства министр финансов Антон Силуанов официально прокомментировал два ключевых вопроса бюджетно-финансовой политики на ближайшие месяцы — о долгосрочных инфляционных ориентирах и о создании третьего суверенного фонда. Напомним, обе темы появились накануне обсуждения «Основных направлений деятельности правительства до 2018 года» (ОНДП) 31 января. Сами по себе ОНДП, представленные премьер-министром Дмитрием Медведевым в Кремле на расширенном заседании правительства, были подготовлены Минэкономики как достаточно декларативный документ без задевающих основные конфликтные темы Белого дома заявлений. Тем не менее 30 января министр экономики Андрей Белоусов выступил с инициативой по превращению по-прежнему существующего, но не финансирующегося с 2008 года Инвестиционного фонда (бюджетный фонд, созданный по инициативе Германа Грефа несколько лет назад под реализацию инфраструктурных проектов) в третий суверенный фонд — Фонд развития.

Андрей Белоусов увязал этот проект с дискуссией о «бюджетном правиле», заложенном с 2013 года в бюджетную конструкцию принудительной стерилизации в суверенных фондах избыточных нефтегазовых доходов и расходования их на проекты внутри РФ только после достижения Резервным фондом предела 7% ВВП. Напомним, по инициативе Госдумы, поддержанной Минэкономики, предел 7% ВВП предлагается понизить до 5% — потенциальные два процентных пункта ВВП, а также часть средств федеральных целевых программ, федеральных адресных инвестиционных программ и не менее половины «дополнительно возникающих» (сверх бюджетных проектировок) нефтегазовых доходов господин Белоусов и предлагает направить в бюджетный Фонд развития. По существу, речь идет о третьем суверенном фонде: по планам Минэкономики, средства Фонда развития можно в случае резкого падения доходов федерального бюджета тратить на его дефицит.

На заседании в Кремле стороны воздержались от критики позиций друг друга, но вчера Антон Силуанов официально даже ужесточил позиции Минфина. Идея Фонда развития не получит поддержки Минфина, так как нарушает «бюджетное правило». Отметим, частичным нарушением «бюджетного правила», по существу, является и уже одобренный план инвестирования средств другого суверенного фонда — Фонда национального благосостояния (ФНБ) — в российские «инфраструктурные облигации». Очевидно, что именно успех этого проекта и подвиг Минэкономики на попытки и далее лоббировать расширение инфраструктурных расходов сверх установленных бюджетных ограничений. Кроме того, Антон Силуанов заявил, что к 2018 году «надо ставить перед собой» задачу снижения инфляции до 3—4%. До этого наиболее жестко инфляционные цели ставил лишь глава ЦБ Сергей Игнатьев, 31 января в Кремле обозначив долгосрочные ориентиры по инфляции при выполнении нынешних бюджетных принципов в 4% «и ниже».

Напомним, на сегодняшний день официальный правительственный ориентир по долгосрочной инфляции от Минэкономики на 2018 год — от 4,2% до 4,9%, снижение ее до уровня 3—4% планируется ведомством лишь после 2021 года. В случае полемики Минфина и Минэкономики речь идет между тем не о теоретических спорах, а о практических: снижение ориентира по инфляции на 2015—2016 годы (сейчас — на уровне 5—5,5%) требует как минимум неукоснительного соблюдения «бюджетного правила» в его нынешнем виде в 2013—2014 годах, а значит, отказа от идеи третьего суверенного фонда или аналогичного роста бюджетных расходов.

Дмитрий БУТРИН