Мимо диверсификации

03.06.2010 10:21

Новации в банковском регулировании приведут к снижению темпов роста активов в 2013 году до 15% и позволят удержать норматив Н1 на уровне 13%. Замедлится и диверсификация бизнеса банков.

Для банковского сектора 2012 год оказался довольно противоречивым. С одной стороны, розничное кредитование фактически вернулось к докризисным темпам роста, поддержав динамику активов банков. С другой стороны, новации при расчете норматива Н1 заметно притормозили кредитование крупного и среднего бизнеса. Потенциал финансирования малого бизнеса ограничен сложившейся структурой экономики и правовой средой, а к концу года под вопросом оказались и дальнейшие перспективы розницы.

Розница под прицелом

Розничное кредитование буквально взорвало банковский сектор в 2012 году. Как и прогнозировало «Эксперт РА», к началу 2013 года портфель кредитов физическим лицам достиг 7,7 трлн рублей, показав рекордные с 2008 года темпы прироста — почти 40% (см. график 1). Это более чем вдвое превышает результаты остальных сегментов — кредитования МСБ (17%) и крупного бизнеса (12%). Еще более высокую динамику продемонстрировал сегмент необеспеченного потребкредитования: по нашим оценкам, темпы его роста составили порядка 55—60%. Активизация банков в сфере розницы была вполне логична — после внедрения поправок в инструкцию 110-И (сейчас 139-И) один лишь этот сегмент давал возможность наращивать масштабы бизнеса без существенного ущерба для Н1, при этом обеспечивая повышенную рентабельность. В результате розничное кредитование стали развивать даже те банки, которые раньше не имели значительного опыта в этой сфере (МТС-банк, МДМ-банк). Среди них оказались и чисто кэптивные кредитные организации. Неудивительно, что такая активность вызвала опасения Банка России: проверив крупнейших участников рынка, регулятор выявил многочисленные недоработки в используемых скоринговых моделях. Более того, сами участники рынка стали отмечать, что к середине прошлого года качественных заемщиков осталось крайне мало, и многие банки устремились в более рискованный сегмент розницы, ранее бывший вотчиной микрофинансовых организаций.

Очевидно, регулятор решил сыграть на опережение, чтобы в случае ухудшения макроэкономической ситуации не допустить развития ситуации в розничном кредитовании по сценарию 2008 года. Ведь динамика розницы сегодня сопоставима с результатами пятилетней давности, однако с того момента портфель кредитов населению вырос почти в два раза. Результат — повышенные резервы по кредитам физлицам без обеспечения, вступившие в силу в полном объеме с марта 2013 года (для кредитов, выданных с 2013 года), в сочетании с ограничениями в отношении отдельных банков на привлечение средств. Одновременно Банк России объявляет о переходе к расчету капитала по «Базелю III» (в полном объеме планируется ввести с 1 октября). Ведь повышенные резервы вряд ли остановят ведущих участников рынка от развития розницы: скорее это будет стимулировать некоторые банки уходить в еще более рискованные сегменты для того, чтобы отбить возросшие расходы на резервирование. Логика регулятора понятна: банкам не запрещается вкладывать деньги в более рискованные активы, однако для этого они должны обладать достаточным уровнем капитала.

И первые результаты такой политики вполне успешны: по итогам четвертого квартала 2012 года совокупный капитал банков вырос на 8,3% (для сравнения: 10,8% за весь 2011 год), прежде всего благодаря активному привлечению субординированных займов в преддверии новых требований по их учету с 1 марта 2013 года. Благодаря этому по итогам года норматив Н1 впервые за последние два года показал уверенный рост (см. график 2).

Диверсификация откладывается

Несмотря на повышенные риски, активное развитие розничного кредитования позволило российским банкам диверсифицировать структуру активных операций. Во многом благодаря этому наметилась тенденция к снижению доли банковского бизнеса, приходящегося на операции со связанными сторонами. Более того, потребительское кредитование в большей степени, чем остальные сегменты кредитного рынка, дает банкам возможность диверсификации структуры доходов и увеличения доли комиссионных доходов за счет продвижения сопутствующих страховых услуг (страхование жизни, потери трудоспособности и т. п.).

Очевидно, что текущая политика Банка России ясно дает участникам рынка понять, что поддерживать столь же высокие, как в 2012 году, темпы роста розничного кредитования крайне нежелательно. Однако, ограничивая возможности развития в розничном сегменте, регулятор не предлагает иных путей дальнейшей диверсификации бизнеса. А ведь сегодня для большей части российских банков это насущный вопрос: несмотря на то что в среднем по системе уровень крупных кредитных рисков (более 5% капитала) не превышает 30% активов, в отдельных банках (даже из топ-30) этот показатель как минимум в два раза выше. Во многом подобная концентрация есть следствие преобладания в структуре российской экономики крупного бизнеса, на что банки повлиять не способны. Вместе с тем и на уровне банковского бизнеса существует немало инструментов повышения диверсификации — это и проектное финансирование, и синдикации. Однако сегодня их развитие либо упирается в законодательные пробелы, либо невыгодно для банков с точки зрения резервов и расчета Н1. Отдельные банки делают ставку на смежные сегменты (обычно через дочерние компании) — факторинг (ВТБ, «Петрокоммерц», Альфа-банк), лизинг (Сбербанк России, Газпромбанк), торговое финансирование (Сбербанк России), однако это касается в основном крупных банков с большой клиентской базой и отработанными технологиями.

Сложившаяся ситуация подталкивает банки к более активному кредитованию малого бизнеса на небольшие суммы. Такие кредиты не подпадают под повышающий коэффициент при расчете Н1, при этом их можно объединять в пулы однородных ссуд и таким образом создавать пониженные резервы. Неудивительно, что многие крупные банки еще в 2011 году стали осваивать этот сегмент (аналитики окрестили его «кредитной фабрикой»), а в 2012-м это стало одной из ключевых тенденций в сфере финансирования МСБ. Однако ожидать, что в ближайшие год-два банки в массовом порядке переориентируются на работу с малым бизнесом, не стоит.

Дело в том, что микрокредитование малого бизнеса (фактически это та самая «кредитная фабрика») в чем-то сродни предоставлению экспресс-кредитов населению и требует значительных затрат на развитие скоринговых моделей. При этом молодость сегмента выражается в отсутствии адекватных статистических данных, что повышает риски. Возможности существенного расширения кредитования малого бизнеса за счет институтов развития (МСП-банк, гарантийные фонды) сегодня ограничены. Во-первых, масштабы их деятельности все еще крайне малы (по нашим оценкам, они не превышают 5% рынка кредитования МСБ). Во-вторых, сегодня подавляющее число малых предприятий сосредоточено в сфере торговли и услуг, а программы господдержки ориентированы в большей степени на производственный сектор, который вряд ли заинтересован в коротких кредитах на несколько миллионов рублей. Таким образом, в текущих условиях кредитование МСБ останется одним из драйверов роста, однако ожидать от него ускорения в 2013 году точно не стоит. В результате на фоне торможения потребительского кредитования замедлится и процесс диверсификации банковского бизнеса. Пока регулятор озабочен обеспечением стабильности сектора, поиском новых точек роста банкирам предлагают заниматься самостоятельно.

И рост, и стабильность?

Мы ожидаем дальнейшего снижения темпов роста банковского сектора до конца 2013 года. Наш сценарий исходит из предпосылки о замедлении динамики реального ВВП. При этом вряд ли будут какие-то резкие колебания на мировых финансовых рынках, а также существенные изменения динамики валютного курса и инфляции (целевой ориентир — 6,5—6,6% по итогам года). «Эксперт РА» прогнозирует, что по итогам 2012 года темп прироста активов и валового кредитного портфеля банков составит порядка 15 и 17% соответственно (см. график 3).

Драйвером кредитного рынка останется розничное кредитование, однако темпы его роста не превысят 30%, в первую очередь за счет «мягкой посадки» сегмента необеспеченных кредитов (с 55—60 до 40—45%). Новые требования по резервированию отразятся не только на новых кредитах, но и на существующем портфеле. С января 2014 года создавать повышенные резервы придется по всем необеспеченным кредитам на балансе, поэтому крупные участники рынка в текущем году могут активизировать продажи своих портфелей коллекторам. Сдерживающее влияние на розницу окажет и прогнозируемое замедление ипотечного кредитования: свою роль сыграет отложенный эффект роста ставок по кредитам во второй половине прошлого года, а также планируемое увеличение ставок по программам АИЖК. По прогнозам «Эксперт РА», темп прироста выдачи ипотечных кредитов по итогам 2013 года не превысит 35% (44% в 2012 году), а объем портфеля ипотечных кредитов на балансе банков возрастет на 20—25%.

Вместе с тем динамика потребкредитования будет почти в полтора раза превышать темпы роста остальных сегментов. Темпы роста кредитования крупного бизнеса вряд ли превысят 10—11% как за счет прогнозируемого снижения темпов роста инвестиций в основной капитал (7,8% в 2012 году против 6,5% в 2013-м, по прогнозу МЭР), так и вследствие открывшихся в текущем году возможностей привлечения более дешевого фондирования на западных рынках. От рынка кредитования малого и среднего бизнеса тоже не стоит ожидать сюрпризов, однако мы прогнозируем сохранение его динамики на уровне прошлогодних 17%. Не последнюю роль сыграет постепенное тиражирование крупными банками «кредитных фабрик» для малого бизнеса. На фоне достаточно слабого роста кредитного портфеля банки могут более активно наращивать портфель ценных бумаг — таким образом банкиры постараются компенсировать недостаток спроса со стороны крупного бизнеса. Мы ожидаем роста портфеля ценных бумаг на уровне 14% (13% в 2012-м) в первую очередь за счет роста вложений в облигации из Ломбардного списка и акции высоконадежных эмитентов.

При этом значения норматива Н1 в среднем по системе до конца года могут даже сохраниться на уровне 13% — динамика собственного капитала в четвертом квартале прошлого года продемонстрировала готовность акционеров поддерживать свой бизнес в стрессовых условиях. Вместе с тем в случае принудительного поддержания капитализации очень велик соблазн увеличения капитала кредитной организации за счет вывода активов через связанные стороны, проведения их по цепочке компаний и возврата уже в виде «заработанных» акционерами денег обратно в банк. Введение особых правил резервирования по кредитам связанным сторонам и не ведущим реальную деятельность компаниям (предполагается с июля 2013 года по вновь выданным кредитам), конечно, осложнит использование подобной лазейки, однако не перекроет ее полностью. По нашим оценкам, подобная практика не будет массовой, и в целом по системе мы будем наблюдать относительно качественный рост капитала.

Вместе с тем до конца года мы ожидаем заметного роста уровня проблемных активов на банковских балансах (см. график 4). Замедление розничного бизнеса приведет к меньшему размыванию просроченной задолженности по портфелю, сформированному в 2012 году. Определенного роста просроченных кредитов можно ожидать и на фоне расширения масштабов «кредитных фабрик» для малого бизнеса, поскольку данный инструмент фактически начал развиваться менее двух лет назад и еще не прошел проверку на прочность. По нашим оценкам, в течение 2013 года доля кредитов «под стрессом»* может вырасти с текущих 15—15,5 до 16,5% — до уровня середины 2011 года (см. график 5).

По итогам 2012 года среди крупнейших (топ-100 по активам) банков наибольшие темпы прироста активов показали кредитные организации, энергично развивающие розницу: ХКФ-банк (108%), «Русский стандарт» (57%) Связной Банк (101%) и ТКС-банк (141%). Все эти банки придерживаются бизнес-модели, ориентированной на фондирование высокомаржинальных кредитов физическим лицам за счет розничных депозитов. ХКФ-банку удалось в период с 1 января 2012 года по 1 января 2013-го войти в топ-20 крупнейших банков, поднявшись с 32-го места по активам на 19-е. Связной Банк поднялся в рэнкинге за прошедший год с 92-го до 70-го места, ТКС-банк — с 105-го до 73-го.

Альфа-банк остался на 7-м месте по активам, но смог вплотную приблизиться к Банку Москвы: разрыв составляет около 60 млрд рублей, тогда как годом ранее он был в четыре раза больше. Помог Альфа-банку ударный четвертый квартал — за счет активного привлечения средств юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в течение всего 2012 года банк активно работал со средствами физических лиц: годовой темп прироста составил 22%. Десятку крупнейших банков покинул Райффайзенбанк, показав слабую динамику роста (чуть менее 10% по активам), зато в нее вошел Промсвязьбанк (21,5%), передвинув Росбанк (10,5%) с 9-й строчки в рэнкинге на 10-ю. Как и прогнозировало «Эксперт РА», во втором полугодии список 50 крупнейших банков покинул РГС-банк, показав очень низкие темпы роста активов (4,9% за 2012 год).

Госбанки (за исключением Сбербанка России и розничного ВТБ24) в 2012 году показали скромные результаты. Хороший темп прироста активов — 24% — позволил ВТБ24 войти в пятерку крупнейших банков, опередив Банк Москвы.

Стремительный ХКФ-банк во втором полугодии 2012 года сумел обойти по объему кредитного портфеля физических лиц Росбанк и Россельхозбанк и войти в тройку лидеров розничного бизнеса. Выше только государственные Сбербанк России и ВТБ24. Два других розничных банка — «Русский стандарт» и «Восточный» — пока сохраняют 6-е и 7-е места соответственно.

Среди топ-20 по величине прибыли до налогообложения заметны успехи Альфа-банка: за 2012 год он показал темп прироста в 78%, что позволило ему переместиться с 7-го места на 4-е. Значительно нарастил прибыль и ХКФ-банк (89%) — по этому показателю он занимает 7-е место (9-е годом ранее). Высокие темпы роста прибыли были характерны также для Газпромбанка и Росбанка (49%), Банка Москвы (69%), Промсвязьбанка (81%). Зато ВТБ продемонстрировал отрицательную динамику прибыли (-22%), покинув тройку лидеров. Впрочем, снижение его прибыли может быть связано с перераспределением бизнеса внутри группы ВТБ. Лидером по темпам роста прибыли до налогообложения среди топ-20 стал Ханты-Мансийский банк (545%), что объясняется эффектом низкой базы.

* В состав кредитов «под стрессом» мы включаем основной долг по просроченным
кредитам,основной долг по вынужденным пролонгациям, проблемные кредиты, «упа-
кованные» в ЗПИФы и неликвидные облигации.

Михаил ДОРОНКИН

Инфографику и таблицы к статье можно посмотреть на сайте источника.