Меньше «супер» и меньше «цикла»

17.09.2011 11:49

Замедление китайской экономики, долговой кризис в еврозоне, высокая безработица в США и ввод новых месторождений после десятилетия инвестиций в расширение добычи привели к остановке роста цен на многие сырьевые товары — от нефти до железной руды. Эксперты задаются вопросом, завершился ли суперцикл на сырьевых рынках

Цены на многие сырьевые товары стали расти в начале века (см. графики) на волне индустриализации и урбанизации в Китае и многих других развивающихся странах. Синхронный экономический рост всех регионов мира в середине прошлого десятилетия способствовал развитию суперцикла. Но в 2008 г. кризис оборвал подъем цен на многих рынках (хотя золото, например, установило рекорд в 2011 г.

).

Сырьевой индекс МВФ, в который входит 41 товар, сейчас почти на 15% ниже максимального значения 2008 г. Слабый рост мировой экономики привел к тому, что «цены на сырье и активность многих его экспортеров снизились», говорится в полугодовом докладе МВФ.

Однако трейдеры, руководители компаний, работающих в секторе природных ресурсов, многие политики и аналитики сходятся во мнении, что суперцикл еще не завершился — во всяком случае пока. За последние пять лет сырьевой индекс МВФ все-таки вырос на 32%, а с 2000 г. — на 220%.

Заявления об окончании суперцикла звучали неоднократно, но каждый раз оказывались ошибочными. Кризис 2008—2009 гг. положил начало «другому циклу в длительной истории сырьевых циклов», заявляли тогда эксперты Всемирного банка. Но ожидание смены долгосрочных трендов не оправдалось: цены резко выросли в 2009—2010 гг. благодаря посткризисному восстановлению экономики во многих странах.

В дальнейшем, говорят аналитики, сырьевой суперцикл следует рассматривать не в терминах бумов и падений, что отмечались в 1950-е и 1970-е гг., а скорее как долгосрочный тренд, который в меньшей степени можно назвать «супер» и который также менее цикличен. Уровень цен на сырье в целом будет выше, чем в прошлом, а подъемы и спады будут отражать изменения в экономической активности. Если темпы роста в развивающихся странах — от Индии до Бразилии — в следующем году ускорятся, с ними можно ждать и повышения цен на сырье, говорят аналитики и трейдеры.

Кроме того, вероятность шоков со стороны предложения на сырьевых рынках теперь будет, по всей видимости, выше, чем в 1980-е и 1990-е гг. Одна из причин в том, что запасы многих сырьевых товаров (за небольшими исключениями, такими как алюминий) находятся на самом низком уровне за десятилетия. Таким образом, в случае существенного роста спроса их может не хватить для его удовлетворения. Кроме того, свободные мощности невелики. Поэтому при падении производства корректировка на рынке почти всегда происходит за счет роста цен, что подрывает экономический рост и, таким образом, потребление.

Что касается перспективы на ближайшие несколько месяцев, то тут многое будет зависеть от ситуации в Китае. «Если вы считаете, что новое руководство страны увеличит госрасходы и темпы роста ускорятся, покупайте медь и нефть. Но если вы в это не верите, их можно начинать продавать» — так топ-менеджер одного банка, работающий на сырьевых рынках, объясняет связь между ними и проходящей раз в 10 лет сменой политического руководства в Китае.

По оценке МВФ, вторая по величине экономика мира вырастет в 2013 г. на 8,2%; это несколько больше, чем ожидающиеся в этом году 7,8%, но заметно меньше тех темпов, которые Китай демонстрировал в прошлом десятилетии (более 10%).

Но даже если Китай будет расти не так быстро, как раньше, другим азиатским странам, прежде всего Индии, будет требоваться все больше и больше сырья. Кроме того, многие сырьевые компании при снижении цен сворачивают проекты по наращиванию добычи. Меньшие капиталовложения со временем приводят к замедлению роста предложения, толкая цены вверх.

Стоимость добычи природных ресурсов, в особенности нефти, а также ряда металлов и минералов, существенно выросла за последнее десятилетие. Если цены упадут значительно ниже текущих уровней, некоторые компании начнут терять деньги и сворачивать добычу, что опять-таки поддержит цены. Например, канадским компаниям с наибольшими затратами на добычу тяжелой нефти необходимо, чтобы Brent стоила как минимум $85/барр. Эта марка нефти в октябре торговалась по $110—115, но летом цена падала ниже $90, что тут же породило в секторе разговоры о сокращении добычи.

Аналогичная ситуация на рынке железной руды. Примерно треть китайских горнодобывающих компаний становятся нерентабельными при падении цены ниже $100/т. Цены в этом году снижались до $90,75, что привело к закрытию ряда производств и восстановлению цен.

Хавьер БЛАС

FT, перевод Михаила ОВЕРЧЕНКО