Мегарегулятору предлагают не бояться масштаба

05.10.2012 10:08

Проект Международного финансового центра может переехать в 2013 году на Неглинную

Проект создания мегарегулятора поддержан первым вице-премьером Игорем Шуваловым, который направил доклад «О совершенствовании системы регулирования и надзора на финансовых рынках» президенту Владимиру Путину. Хотя конечное решение об объединении всего финансового надзора в ЦБ не принято, пока развитие ситуации говорит о том, что с большой вероятностью это произойдет к началу 2014 года. Во всяком случае, опубликованный вчера Минфином проект госпрограммы развития финрынков и создания МФЦ в Москве проще всего реализовывать в рамках ЦБ — Банку России в этом случае грозит собственная реформа уже в 2013 году.

Вчера агентство «Интерфакс» сообщило о письме господина Шувалова, отвечающего в Белом доме в том числе за тему финансовых рынков, президенту. В аппарате Игоря Шувалова отказались комментировать ситуацию, впрочем, «Ъ» удалось подтвердить факт существования документа. В проекте Игорь Шувалов поддерживает идею создания единого органа консолидированного надзора за финансовыми рынками на базе Банка России.

Впрочем, предложения первого вице-премьера далеки от компромисса, предлагавшегося при обсуждении Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР) и отчасти ЦБ. Господин Шувалов предлагает исходя из текста вести процесс более основательно и не торопиться с передачей ФСФР под крыло ЦБ в качестве обособленной структуры к первому кварталу 2013 года. Вместо этого законопроекты о создании на базе ЦБ мегарегулятора предлагается внести в Госдуму к 1 марта 2013 года, то есть провести процесс в течение всего 2013 года.

Кроме того, речь, очевидно, идет о полной ликвидации ФСФР: ЦБ предлагается передать большую часть полномочий ФСФР по нормативно-правовому регулированию, имущество службы и ее штат, интегрировав в том числе функции финансового надзора в территориальные подразделения Банка России. Для сохранения независимости ЦБ не дается право представлять в правительство проекты федеральных законов и нормативных актов президента и правительства — очевидно, такие полномочия в этой конструкции достанутся Минфину и, возможно, Минэкономики.

Очевидно, что при такой схеме реформы, если она будет поддержана, ЦБ получит контроль над всеми секторами финансового рынка, в том числе над негосударственными инвесткомпаниями, пенсионными фондами (сейчас в ФСФР), микрофинансовыми организациями, эмитентами ценных бумаг, фондовыми биржами, страховым рынком. Достаточно очевидно, что это потребует серьезной перестройки внутри самого Банка России: в нынешнем состоянии он работает как орган чисто банковского надзора и эмиссионный банк, такой проект сложнее, чем включение в состав функций ЦБ страхового надзора и создание системы пруденциального надзора на страховом рынке.

В опубликованном Минфином 24 сентября 2012 года проекте госпрограммы «Развитие финансовых и страховых рынков, создание международного финансового центра» непосредственно идея мегарегулятора не отражена, однако проект плана исполнения программы на 2013 год предполагает достаточно большую концентрацию законотворческой работы в русле создания мегарегулятора. Так, предполагается создать законопроект об унификации пруденциального надзора в разных секторах финансового рынка, ввести принципы консолидированного надзора и мотивированного суждения в законодательство, отрегулировать ряд вопросов, связанных с деятельностью НПФ, создать институты центрального депозитария, а также репозитария. ФСФР присутствует во всех этих документах именно как независимая структура, тем не менее исполнение в указанные сроки плана предполагает большую степень интегрированности работы над документами ЦБ, Минфина, ФСФР и администрации президента, чем наблюдается сейчас.

Пока можно лишь предположить, какого масштаба реформа потребуется самому ЦБ при создании мегарегулятора, аналога которого, видимо, пока нет в крупных экономиках мира,— в странах ОЭСР идея консолидированного надзора реализовывалась через координационные структуры центробанков, эмиссионных агентств и правительственных органов, а примеров полного вывода финансового надзора из полномочий правительства в центробанке нет. Очевидно, ЦБ, поддерживая мгновенный перевод ФСФР под свое крыло как автономной структуры, опасается именно масштабных перемен в своей структуре. В случае реализации идеи настоящего мегарегулятора, очевидно, возникнут и вопросы о руководстве укрупненного ЦБ и возложении на эту структуру проекта международного финансового центра в Москве — возможно, идея Игоря Шувалова заключается как раз в привлечении инвесторов в МФЦ под управлением нового ЦБ, имеющего формальные гарантии от вмешательства в его деятельность исполнительной власти.

Дмитрий БУТРИН