Мегарегулятор вызывает «мегасомнения»

27.03.2010 04:41

Создание в России мегарегулятора, осуществляющего надзор за всеми участниками финрынка РФ, преждевременно и может привести к весьма нежелательным последствиям, предупреждают независимые эксперты. Корреспондент Firstnews выслушал мнения, отличные от официальных.

Идея мегарегулятора, вяло и размеренно обсуждаемая последние десять лет, внезапно из теоретической плоскости перешла в практическую. Так, президент РФ Владимир Путин на прошлой неделе форсировал решение вопроса о создании новой структуры, и очевидно, что затягивать с этим заинтересованные ведомства не станут.

Вместе с тем, излишняя спешка грозит катастрофическими последствиями — такое единодушное мнение высказали сегодня участники круглого стола «Создание финансового мегарегулятора в России: от идеи до реализации».

«Откуда дровишки»

Тема формирования мегарегулятора вышла на первый план в повестке дня правительства совсем неожиданно, отмечают эксперты.

Отсюда — масса самых оригинальных версий, что или кто стоит за столь стремительным развитием событий.

Так, по мнению эксперта Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР) Юрия Данилова, активно возобновишиеся разговоры о мегарегуляторе связаны с желанием определенных властных кругов отвлечь внимание от другой проблемы.

«Чиновники переключают внимание с грандиозного провала — идеи создания в России международного финансового центра. Разговоры о мегарегуляторе окончательно хоронят МФЦ, — говорит он.

Директор банковского института НИУ ВШЭ профессор Василий Солодков также отмечает, что объективной необходимости объединять надзор за финрынком в единый блок сейчас нет.

«Эта идея появилась ниоткуда, и, судя по кулуарным разговорам, явилась сюрпризом и для ЦБ, и для Минфина, и для Минэкономразвития. Возможно, просто назрела небходимость трудоустройства Алексея Кудрина», — рассуждает он.

Впрочем, сам экс-министр финансов, которого уже многие поспешили «посадить» в кресло главы еще не оформленной структуры, весьма скептично оценивает перспективы появления мегарегулятора. По его словам, соответствующего предложения он еще получал, а потому обсуждать его преждевременно.

Последствия «единства»

Вообще, слово «преждевременно» — одно из самых распространенных при оценке перспектив реализации идеи. В таком ключе комментирует ее и Центробанк, и ФСФР, и независимые эксперты.

Дело в том, что пока еще даже неизвестно, как будет оформлена надзорная структура. Вроде бы приоритетным является предложение Минфина о том, что все должно создаваться под крылом Центробанка, путем слияния ФСФР и Банка России. Однако у такой схемы немало противников.

«Согласно данным недавнего опроса участников финансового рынка, ноль процентов респондентов считают, что мегарегулятор должен появиться как можно быстрее и на базе Центробанка. А более 50% полагают, что единый регулятор в настоящее время не нужен», — рассказывает Юрий Данилов.

Средние и мелкие компании небанковского финансового сектора — это драйверы модернизации и инновационного развития, и они долны регулироваться отдельно, убежден руководитель комитета по финансовому рынку и кредитованию Торгово-промышленной палаты Яков Миркин.

«Банки — это крупные оптовые институты, принимающие на себя мелкие риски. Компании, обеспечивающие инвестициями более высокорискованный бизнес, должны регулироваться иначе. В противном случае мы увидим значительное сокращение участников финансового рынка и вымирание важной части экономики», — поясняет он.

Василий Солодков также считает, что создание такой крупной структуры приведет к дальнейшему сокращению темпов экономического роста в России, так как финансовый рынок служит одним из драйверов инвестиционной активности. Более того, он уверен, что будет снижаться конкуренция и в банковском секторе, одной из его проблем которого и без того является высокая монополизация.

Альтернативы

По мнению Юрия Данилова, мегарегулятор в России должен формироваться поэтапно и эволюционным путем. Для начала, как это сделано в большинстве стран мира, необходимо ввести в Конституцию новое понятие — «лицо публичного права».

«Мегарегулятор должен быть сильным, но независимым органом. Например, что касается небанковского рынка, для обеспечения финансирования надзора за столь крупным и действительно затратным пластом, можно было бы ввести сбор с финансовых компаний», — размышляет он, указывая, что ресурсов, имеющихся у ФСФР, в настоящий момент явно недостаточно.

Василий Солодков рекомендует российским властям перенять опыт США, где насчитывается порядка 9 тысяч банков, а в тоже время каждый сегмент финрынка «регулируется своим регулятором».

А Яков Миркин считает, что проблемные моменты в смежных сегментах вполне можно решать «коллегией регуляторов», включающей представителей ЦБ, Минфина и ФСФР.

Вместе с тем, уже к весне следующего года Минфин обещал подготовить пакет необходимых законопроектов.

Справка

Сейчас надзор за банками осуществляет ЦБ, а за прочими участниками рынка — ФСФР, которая в прошлом году объединилась с Росстрахнадзором. Однако такая система устарела, уверены в российском правительстве.

Первоначально чиновники обсуждали вопросы расширения функций ФСФР, однако впоследствии, когда зашел разговор о расширении штата службы и дополнительном финансировании, в то же время зашел разговор и о создании в России единого надзорного органа за участниками финансового рынка на базе Банка России. Именно такая схема была поддержана Минфином.

Софья ДОРОНИНА