Мегарегулятор: первое фиаско

26.02.2013 11:03

Новость о том, что члены правительства могут войти в совет директоров ЦБ, стала поводом для бурной дискуссии. Кабмин хочет вмешиваться в оперативную деятельность ЦБ? Добиться смягчения денежно-кредитной политики? Но ведь ЦБ независимый орган и, согласно Конституции, никто не может влиять на его монетарные функции. Такими вопросами задавались в течение двух дней эксперты и журналисты. Правительство поспешило опровергнуть слухи о своей интервенции: инициатива связана с лишь с расширением функций ЦБ в качестве мегарегулятора.

«Правительство хочет немного увеличить свое влияние в части тех полномочий, которые передаются, в сфере страхования, например», — заявил замминистра финансов Алексей Моисеев.

Очень чувствительны вопросы в инвестиционных декларациях пенсионных фондов, объяснял вчера первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов. По его мнению, у членов правительства из финансово-экономического блока должна быть возможность обсуждать это с Банком России по специальной процедуре. Пока речь идет о внедрении в совет директоров ЦБ двух чиновников — министра финансов Антона Силуанова и министра экономического развития Андрея Белоусова. Сейчас они входят в состав Национального банковского совета (НБС) и по закону «О Банке России» могут принимать участие в заседании совета директоров ЦБ с правом совещательного голоса.

Стремление правительства запустить своих представителей в ЦБ — это фактически признание своего первого поражения в проекте создания мегарегулятора. В кабмине опасаются, что ЦБ не справится с новыми функциями, не всем хочется расставаться с частью рынка, от которого зависит создание если уж не международного, то хоть какого-нибудь финансового центра. Те же страховщики, например, были сначала под надзором Минфина, потом перешли в ФСФР, а c созданием мегарегулятора полностью уходят из-под правительства. Как рассказал Slon участник одного из совещаний у Игоря Шувалова, министр финансов высказал серьезную обеспокоенность: как же так — правительство утверждает тарифы ОСАГО, в этой функции есть социальная составляющая, а теперь получается, что это должен будет делать ЦБ, это совсем не в его компетенции. Странно, что этим вопросом задались только сейчас, когда процесс присоединения ФСФР к ЦБ уже запущен. Но обратного пути нет. «У нас переигрываются планы, которые имеют мощные негативные последствия в социальной сфере, и то не всегда, а «жирные коты», считается, все стерпят», — иронизирует пожелавший остаться неизвестным банкир.

Чтобы подстраховаться от таких ляпов, как с ОСАГО, и не сорвать создание мегарегулятора, правительство направляет в ЦБ лазутчиков. В ЦБ, понятное дело, этим не довольны и не исключают, что в дальнейшем правительство может не ограничиться вмешательством только в регулирование некоторых профучастников. «Во всех странах, где правительство начинало влиять на действия ЦБ, рано или поздно это приводило к росту инфляции, ведь интересы правительства очевидны: экономический рост, снижение безработицы и так далее», — говорит высокопоставленный сотрудник ЦБ. Несмотря на то, что участие в совете директоров дает право влиять на все рассматриваемые на его заседаниях вопросы, в правительстве обещают, что против Конституции не пойдут. Но выглядеть все равно это будет очень странно. Эксперты полагают, что гораздо логичнее было бы создать при совете директоров специальный комитет, куда бы вошли как чиновники из правительства, так и профучастники, — этого было бы достаточно, чтобы в оперативном порядке решать вопросы по регулированию. Расширение совета директоров — слишком радикальная мера. Возможно, от нее и откажутся. «Все еще находится на стадии обсуждения», — говорит источник в правительстве.

Дальнейшее построение мегарегулятора может обрастать еще более интересными инициативами. Слишком амбициозные проекты, которые реализуются поспешно и не всегда продуманно, очень часто заканчиваются неудачами. Великобритании, например, понадобилось 10 лет на реформу регулирования финансового рынка, а нам нужно было полгода на обсуждение и сейчас год — на реализацию (Антон Силуанов обещал, что в 2014 году проект формирования мегарегулятора завершится). Не слишком ли быстро? Учитывая, что в каком-то смысле мы выступаем первопроходцами (конкретно такой модели нет ни в одной экономике, похожей на нашу). Когда принималось решение, экспертное сообщество об этом предупреждало, на что один из высокопоставленных чиновников ответил: «Ничего страшного, мы пойдем новым путем». Вот и пошли.

Татьяна АЛЕШКИНА