Мегаферма из целлофана

25.12.2011 01:26

Создателям нашумевшего фильма «Всласть имущие» следовало бы доехать до Ульяновска

В случае предъявления официальных обвинений бывшему министру и экс-главе «Росагролизинга» Елене Скрынник, судя по всему, под подозрением могут оказаться и некоторые главы регионов, осваивавшие бюджетные средства в рамках крупных сельскохозяйственных проектов 2007—2011 годов.

Антикоррупционная волна, связанная с именем Елены Скрынник, вряд ли остановится в Московской и Тамбовской областях. С высокой вероятностью за обысками и задержаниями в ряде субъектов Центрального федерального округа могут начаться активные следственные действия и в других федеральных округах.

Расследование дела в отношении Олега Донских, работавшего на руководящих должностях сначала в «Росагролизинге», а затем в Минсельхозе РФ, заставило правоохранителей задуматься, насколько широко применялась схема с фиктивными поставками оборудования для животноводческих ферм. По странному совпадению, на 2007—2009 годы, когда Скрынник руководила ОАО «Росагролизинг», пришелся старт сразу нескольких крупных проектов, направленных на создание централизованных животноводческих хозяйств. Своего рода новых совхозов — образцово-показательных ферм по выращиванию крупного рогатого скота.

Напомним, что животноводческое направление было одним из главных в приоритетном нацпроекте «Развитие агропромышленного комплекса». Ускорить развитие животноводства в России предполагалось за счет дешевых долгосрочных (до восьми лет) кредитов, отмены ввозных пошлин на технологическое оборудование, не имеющее отечественных аналогов, а также — поставок племенного скота, техники и оборудования по системе федерального лизинга.

В значительном числе российских регионов решили в рамках нацпроекта построить новые или обновить старые животноводческие комплексы. Крупные инвестиционные проекты стартовали, в частности, в Промышленном районе Кемеровской области (4,6 тыс. голов крупного рогатого скота), в Ясногорском районе Тульской области (4,8 тыс. голов, инвестиции — 3,8 млрд. руб.), в Чердаклинском районе Ульяновской области (4,1 тыс. голов, инвестиции — 3 млрд. руб.). Вот только результаты получились более чем скромные. Если в Кузбассе на крупнейшем за Уралом комплексе губернатор Аман Тулеев минувшим летом открыл хотя бы первую очередь молочной фермы на 600 буренок, то губернатор Ульяновской области Сергей Морозов с комплексом «Октябрьский», что называется, попал в историю. За 3 млрд. бюджетных рублей, как сообщает деловая татарстанская интернет-газета «Бизнес-онлайн» (ссылаясь, правда, на ульяновский интернет-ресурс), в регионе вместо обещанной мегафермы возвели «несколько шатких сооружений, состоящих из рам и обтянутых целлофановой пленкой». Завезенные на эту ферму коровы в 2010 году, как пишет издание, «от холода начали дохнуть в массовом порядке», а вскоре на ферме «был обнаружен туберкулез… коровы заболели от недокорма и простуды». Этот факт подтверждает и газета Moscow Post, по данным которой, «дорогостоящие импортные буренки погибли из-за морозов, так как комплекс абсолютно не был приспособлен к зиме, и от инфекции, так как в «Октябрьском» царила полная антисанитария».

А местные власти, пытавшиеся скрыть массовый падеж, даже не смогли оборудовать приличные скотомогильники. Фотографии разлагающихся под открытым небом трупов животных разместил в Сети один из популярных блогеров. Картинка, надо заметить, впечатляет. Так что если бы авторы фильма «Всласть имущие», первыми рассказавшие о подозрениях в адрес Елены Скрынник, доехали до Ульяновска, они получили бы богатейший визуальный ряд для иллюстрации своего расследования.

Стоит отметить, что подобные «мегапроекты» реализовывались не только в тех регионах, глав которых назначал на должность Дмитрий Медведев, но и в тех, где кандидатуры губернаторов утверждал Владимир Путин. Тот же Сергей Морозов, кстати, в 2006 году был переназначен Владимиром Путиным, а в 2011-м — Дмитрием Медведевым. Логично предположить, что со «своих» губернаторов спрос у Путина может и должен быть выше. Так что не исключено, что именно в этих регионах и будет развернута масштабная антикоррупционная кампания.

В целом же развитие событий вокруг фигуры Елены Скрынник подтверждает бытующую во властных кругах версию, что «лечение» государственного аппарата от казнокрадства будет и дальше производиться «по медицинским показаниям». К кому бы ни приводили ниточки, тянущиеся от фигурантов дела ОАО «Агролизинг» Андрея Уколова, Леонида Новицкого или сбежавшего за границу и объявленного в международный розыск Олега Донских, следствие получит полную свободу действий (по крайней мере в части предъявления официальных обвинений).

Ничего другого, если вдуматься, Путину не остается. Алгоритм, который ставили ему в заслугу во время его первого президентского срока («после Ельцина не стал никого сажать»), сегодня не будет ни понят, ни принят обществом. Что, кстати, прямо следует из недавнего Послания президента Федеральному собранию. Если делать поправки на то, кто к какому клану относится и кто кому покровительствует, у власти рано или поздно неизбежно появятся те самые волки, что смотрят в лес сколько их ни корми.

Если в стремлении навести порядок Путин теперь не жалеет даже гипотетических «своих» (Анатолий Сердюков, Елена Скрынник), то какой смысл ему жалеть условных «чужих»? Какой смысл жалеть региональных баронов, не справляющихся со своими обязанностями?

Говорят, что на закрытой части встречи с доверенными лицами Путина попросили в том числе и об этом — отправить на досрочные выборы губернаторов, обманувших и доверие президента, и ожидания российского общества.

Сергей НИКАНОРОВ

см. Росагролизинг