Лондон и не нужен

17.12.2010 00:54

Приватизацию российских компаний нужно проводить на Московской, а не на Лондонской фондовой бирже, уверен руководитель ФСФР Дмитрий Панкин: инвесторы придут и поддержат российский рынок

Противники приватизации госкомпании через Московскую биржу чаще всего апеллируют к низкой ликвидности российского рынка, но этот аргумент несостоятелен, уверяет Панкин: «Нет оснований говорить, что мы что-то недополучим здесь».

«Дисконта нет»

ФСФР анализировала данные по бумагам 27 эмитентов, акции которых обращаются на Московской бирже, а расписки на акции — на Лондонской фондовой бирже (LSE). Сравнивался и совокупный, и средний объем торгов за 100 дней (см. график). За 8 месяцев 2012 г. объем торгов на Московской бирже составил $163 млрд, на LSE — $111,2 млрд.

«Нет дисконта, которым можно было бы объяснить риски, связанные с российской инфраструктурой и российской правовой системой», — констатирует Панкин. В Лондоне участников больше, но в Москве больший оборот, в том числе за счет сделок репо и возможности получить ликвидность у ЦБ, объясняет он: «При размещении на российском рынке дисконт будет сопоставим с дисконтом при размещении за рубежом».

Если говорить о торговле наиболее ликвидными акциями — Сбербанка или «Газпрома», — то на российском рынке значимая доля принадлежит роботам-трейдерам, которых на расписках на эти бумаги достаточно мало, продолжает Панкин, а менее ликвидные не пользуются большим спросом спекулянтов, их покупают классические инвесторы, поэтому объем торгов такими бумагами на российском рынке меньше, чем на зарубежных.

С премией за рубежом торгуются компании, которые выбрали 25%-ный лимит — максимально возможная по закону доля бумаг, которая может быть задепонирована под расписки. В пользу же локальных акций помимо местных спекулянтов работает еще и их существенный вес в фондовых индексах, фьючерсы на которые достаточно активно торгуются в России, объясняет управляющий директор «Сбербанк КИБ» Тимур Насардинов: на структуру индексов ориентируются управляющие многих фондов.

«И расписки, и акции одинаково привлекательны для нас, решение, что покупать, — скорее тактический вопрос», — говорит вице-президент Blackrock Дэвид Рейд: определяющие факторы — ликвидность выпуска, выбран ли лимит на расписки, есть ли дисконт в российских акциях.

Пример Сбербанка

При недавней продаже акций Сбербанка из пакета ЦБ квота для Московской биржи составляла 15%, но размещено через нее было лишь 3%. «40% куплено в локальных акциях, из них две трети пришлось на иностранцев — просто заявки они подали не через биржу, — уверяет сотрудник организатора SPO Сбербанка. — GDR покупали в трех случаях: во-первых, инвесторы, впервые инвестирующие в Россию; во-вторых, фонды, ограниченные возможностью покупать только расписки; в-третьих, те, кто рассчитывал, что GDR на вторичном рынке будут торговаться с премией к локальным бумагам».

«Со Сбербанком была своя специфика — он вплотную подошел к 25%-ному лимиту на расписки, из-за ограниченного предложения GDR казались более привлекательными», — объясняет Рейд. Рассчитывали на это, но никакой премии в GDR не было, признает сотрудник банка-организатора.

Но именно SPO Сбербанка используют как аргумент сторонники размещения и в Москве, и в Лондоне. Бумаги на $300—400 млн можно размещать без листинга в Лондоне, для бумаг на $1 млрд лучше делать параллельный листинг, считает соруководитель инвестиционно-банковского подразделения Deutsche Bank в России Андрей Чулак, но если акции ликвидны, а доля в свободном обращении велика, то иностранцы придут за ней и сюда — Сбербанк мог бы разместиться и в России.

Есть и фактор привычки, признает организатор SPO Сбербанка: иностранные фонды традиционно покупают акции через банки-организаторы, с которыми у них многолетние отношения, а не через российскую биржу, правила которой им непонятны.

Виды на будущее

Сбербанк — особый случай, акционер все-таки не правительство, а ЦБ, в последующих приватизациях российская биржа будет активнее использоваться, уверяет чиновник экономического блока.

Приватизация через российскую биржу может дать дополнительный импульс местному рынку, убежден и президент JPMorgan в России Ян Тавровский: инфраструктурные моменты, связанные с расчетами и учетом прав на акции, решаемы, Росимущество готово обсуждать такую реализацию пакетов госкомпаний. «Приватизации в России ничто не мешает — при наличии осмысленных отраслевых стратегий, при наличии плана развития эффективного бизнеса, при наличии команды людей-профессионалов», — говорила недавно руководительница Росимущества Ольга Дергунова.

Однако РЖД планирует в 2015—1016 гг. продать 25% на LSE с возможностью параллельного листинга в России, говорил президент компании Владимир Якунин: «Мы работаем в Лондоне много лет, и мы знакомы этому рынку; я отдаю предпочтение этому месту, здесь самые серьезные инвесторы».

А вот «Алроса», которой руководит бывший подчиненный Якунина, на зарубежную площадку и не смотрит. «У нас было специальное совещание с участием представителей Московской биржи и инвестбанков, последние не видят проблем с точки зрения интереса инвесторов при размещении в Москве», — говорит топ-менеджер компании.

Предпочтения инвесторов имеют немаловажное значение, признает Панкин — и добавляет еще ряд факторов: соотношение расписок и локальных акций при размещении, величина спроса на российской и иностранной бирже, в том числе со стороны институтов коллективного инвестирования, соотношение на бирже классических инвесторов и спекулянтов, ориентированных на внутридневную и алгоритмическую торговлю. Российский финансовый рынок уже часть глобального, на нем осуществляется свободный переток как финансовых ресурсов, так и ценных бумаг, резюмирует Панкин.

Чем больше доля акций в свободном обращении, тем больше пул инвесторов и тем больше ликвидность, которая растет и в Москве, и в Лондоне, до тех пор пока лимит на конвертацию акций в расписки не будет выбран, говорит Павел Дородников из RMG. Если ограничения на конвертацию будут убраны, то более свободным будет движение в обе стороны, уверен он.

Маргарита ПАПЧЕНКОВА