Ликбез для зоны евро

03.08.2010 13:42

Пока общая европейская валюта изо всех сил борется за выживание, единая африканская валюта чувствует себя прекрасно. Может, Старому Свету стоит поучиться у Черного континента, как жить и вести дела?

У еврозоны есть почти тезка в Африке

Речь идет о 14 африканских странах: восьми в Западной Африке, входящих в Западноафриканский экономический и валютный союз (Uemoa), и шести в Центральной, составляющих Центральноафриканское валютно-экономическое сообщество (Cemac). Все эти страны объединяет единая валюта — франк CFA (XOF). В последние годы эти два блока, которые по аналогии с еврозоной можно называть франкозоной, пользуются доверием у инвесторов и развиваются такими темпами, о каких в Европе сейчас не мечтают даже в самых радужных снах.

Впрочем, если чему-то и учиться у франкозоны, то только с умом, потому что недостатков у них, пожалуй, не меньше, чем достоинств.

Среди членов франкозоны одни из самых бедных государств на планете. Большинство из них полностью зависят от экспорта полезных ископаемых или сельхозкультур, цены на которые подвержены большим колебаниям. Кроме этого, государства блоков не могут похвалиться политической стабильностью.

Достаточно назвать самые свежие примеры: гражданскую войну в Кот-д’Ивуаре, военные перевороты в Гвинее-Биссау и Мали. Но, несмотря на все эти неприятности и катаклизмы, как природные, так и политические, франк CFA в отличие от европейского коллеги пышет здоровьем.

Не стоит путать политику с финансами и экономикой

Первое, что сразу бросается в глаза, это отсутствие даже малейшей нужды в политическом объединении для того, чтобы сохранять фискальную дисциплину и стабильность.

Первый урок, который, возможно, не мешало бы внимательно изучить европейским политикам, — это то, как страны франкозоны защищают валютный союз от влияния национальных политик и конфликтов между его членами.

Политическое единство в Западной и Центральной Африке, конечно, не идет ни в какое сравнение с еврозоной. Правительства африканских стран в большинстве случаев избегают публичных споров по региональной экономической политике.

Конечно, так же как в Европе, национальные интересы членов франкозоны сталкиваются в политических спорах при дележе власти и высоких постов в блоках.

Существует и соперничество: в то время как в Западной Африке действует общерегиональный рынок ценных бумаг, в Центральной Африке, Камеруне и Габоне, работают национальные биржи, соперничающие между собой.

Конечно, без серьезных споров не обходится, но большинство из них решается за закрытыми дверями.

Несмотря на то что большинство правительств членов франкозоны выборные и в них формально существует демократия, президенты и премьер-министры принимают важные решения без особо сильного давления со стороны своих народов или прессы. Подобная свобода рук, в отличие от еврозоны, позволяет африканским странам сохранять ровный экономический курс и справляться с серьезными потрясениями типа текущего захвата мятежниками севера Мали или многолетнего конфликта в Кот-д’Ивуаре, кстати, самой сильной экономике Западноафриканского блока.

Твердый курс

Конечно, экономическая и финансовая стабильность франкозоны объясняется не только и не столько свободой рук правительств ее членов. Куда важнее фиксированный курс франка CFA к евро, гарантируемый министерством финансов Франции. За 1 евро всегда, как бы высоко ни взобралась или упала европейская валюта, дают 655,957 франка CFA.

Твердый курс является остатком послеколониальной эпохи. Кроме франка, 12 из 14 членов франкозоны объединяет еще и то, что все они были колониями Франции. Получив независимость, они решили остаться в монетарном союзе с бывшей метрополией и для этого привязали свой франк к франку французскому. Когда же примерно через четыре десятилетия на смену французскому франку пришел евро, фиксированный паритет автоматически перешел и на новую европейскую валюту.

Фиксированный курс обмена является одним из главных отличий франкозоны от зоны евро. Когда европейские страны не могут договориться или допускают ошибки в борьбе с кризисом, их наказывает рынок: евро опускается по отношению к доллару или фунту стерлингов, а цены заимствований для самых слабых стран взлетают до неприемлемого уровня.

Франкозону от всех этих никому не нужных потрясений защищает твердый курс. Ни разочаровывающая экономическая статистика, ни бюджетный кризис у кого-то из членов, ни вопиющие промахи в экономической и финансовой политике не в силах обесценить общую валюту. О такой монетарной стабильности в Брюсселе остается только мечтать.

Ложка дегтя

Привязка сначала к французскому франку, а сейчас — к евро имеет не только плюсы. В начале 90-х годов прошлого века твердый курс обмена с постоянно растущим франком сильно завысил стоимость франка CFA. Это нанесло сильный удар по конкурентоспособности экспортеров из франкозоны, резко увеличило импорт и едва не уничтожило местных фермеров.

В январе 1994 года в тесном сотрудничестве с МВФ и Францией Западно- и Центральноафриканский блоки провели свою единственную девальвацию и снизили стоимость франка CFA на 50%. Она резко увеличила стоимость жизни горожан, которые сильно зависят от импорта, но позволила местным фермерам выжить и встать на ноги.

В целом система оказалась очень живучей и постепенно укрепила финансовую интеграцию через, например, создание региональных рынков правительственных долговых бумаг.

Расплата дисциплиной

Конечно, за стабильную валюту приходится платить. В франкозоне действует жесткая финансовая дисциплина, закрепленная договором, который подписали все члены Uemoa и Cemac. Финансовые правила в Африке намного жестче, чем в Европе.

Опыт существования франкозоны показывает, что немецкая стратегия борьбы с кризисом — в части не экономии и сокращения расходов, а усиления финансовой дисциплины — может быть верна.

В обоих блоках франкозоны уже действуют региональные системы надзора за банками со специальными регулирующими комиссиями, о чем в Европе только-только договорились.

Конечно, копировать финансовую составляющую франкозоны европейцам не стоит. Даже если бы Брюссель и захотел насадить африканский опыт в 17 странах, объединенных евро, сделать это было бы трудно ввиду различий в языках, культуре, традициях и т. д.

Африканцам в этом отношении значительно проще. У них благодаря колониальному прошлому немало общего в культуре и в том же языке. К тому же многое связывает бизнес- и административные элиты членов франкозоны: многие учились во Франции или работали в МВФ, Всемирном банке или региональных центральных банках.

Западноафриканский экономический и валютный союз (Uemoa) состоит из Бенина, Буркина Фасо, Гвинеи-Биссау, Кот-д’Ивуара, Мали, Нигера, Сенегала и Того. Общее население — 99 млн. человек. Центральный банк находится в Дакаре (Сенегал). Рост экономики в 2012 году ожидается на уровне 6,4%, а в 13-м — 5,7% (МВФ).

Центральноафриканское валютно-экономическое сообщество (Cemac) состоит из Камеруна, Центральноафриканской Республики, Чада, Республики Конго, Экваториальной Гвинеи и Габона. Общее население — 43 млн. человек. Центральный банк находится в Яунде (Камерун). Рост экономики в 2012 году ожидается на уровне 6%, а в 13-м — 4% (МВФ).

Сергей МАНУКОВ