Кудрин на «Дожде»: «Ближайший год мы не увидим отставки правительства»

26.03.2010 21:53

Бывший министр финансов, а теперь председатель «Комитета гражданских инициатив» Алексей Кудрин не часто дает интервью, тем более удивительно, что на «Дожде» он оказался не в селебрити-формате Hard Day’s Night, а в программе «Дзядко3». Впрочем, его манера разговаривать: негромко, без аффекта и нажима, но внятно, действительно больше подходит к камерному жанру.

Основная масса вопросов была естественно про Кипр, но поговорили и про ЦБ, и про Центр гражданских инициатив. О последнем, впрочем, ничего нового Кудрин не сказал, а на финальный вопрос, не вызывает ли Медведев у него личного раздражения, произнес стандартную формулу про расхождение экономических взглядов, но оправа его очков в этот момент ярко сияла лучами презрения.

Об идее Медведева создать оффшор на Дальнем Востоке:

«Возводить создание оффшоров в госполитку это худшее, что может сделать самостоятельное большое государство. Это ведь специальные зоны для уводов финансовоых поток из промзон.

И все годы пока у нас были такие внутрениие полуоффшоры в стране, губернаторы рыдали и просили убрать их, потому что туда утекали все деньги на зарплату учителям, ремонт дорог и так далее».

«Полагаю, что премьер просто высказал эту идею, но не готовил специально это предложение, я не думаю, что минфин или какие-то еще правительственные структуры могли предложить такое».

О причинах столь резкой реакции руководства страны на проблему с Кипром:

«Россия давала кредит Кипру и теперь этот кредит виснет, и мы ухудшаем климат по его возврату. Второе, там есть наши вкладчики, а государство беспокоится за вклады своих граждан — это нормально, вон Англия тоже беспокоится, но главное, это беспрецедентность самой схемы — и теперь не так важно даже будет она реализована иди нет. Но сама идея обложения налогом частных депозитов это важный заход, никогда раньше такого не предлагалось, обычно как раз простых вкладчиков пытаються защитить, в первую очередь, а не наоборот. И то, что Путин так отреагировал так смело и быстро, это было совершенно верно».

О том, как бы вел переговоры с Кипром на месте министра финансов:

«Я бы никаких новых денег никому не давал вел бы разговор о реструктуризации кредита с точки зрения трехстороннего участия Европа плюс Россия».

О том, можно ли назвать ситуацию на Кипре дефолтом:

«Технически дефолт уже есть, но он станет реальностью через 5 дней, когда заработают банки.»

О политической подоплеке:

«Вообще Европа могла бы и сама добавить шесть миллиардов и спасти ситуацию, но тут есть и политическая подоплека, потому что с точки зрения немцев, которые эти деньги и выделяли бы, спасать пришлось бы русских отмывателей денег, а Меркель в этом году идти на выборы идти и она не готова рисковать».

О последствиях:

«Этот дефолт потянет за собой весь юг Европы, ухудшит экономический фон и все станет куда мрачнее».

О том, почему отказался от поста главы Центробанка:

«Причины те же, что и были, когда я уходил из правительства — несогласие с экономической политикой премьера, сегодня можно и президента. Мы видим, как темпы роста падают и с этим ничего не сделать. ЦБ не может исправить общую экономическую ситуацию в России, а при этом сейчас на него очень сильно начнут давить».

Об основной ошибке правительства:

«Были увеличен расходы на «оборонку» и МВД на 2.5% ВВП, чтоб вы понимали, сколько это, это равняется всему бюджету образования в России, примерно 2.5 трлн в год. Остановить сейчас это уже невозможно, заключены контракты, даны обязательства по выплатам. При этом уровень зависимости от высоких цен на нефть теперь абсолютный, 110$ заложено в бюджете, а эта цена упадет, конечно, я считаю, при этом это практически останавливает все остальные: строительство дорог, инфраструктуры, развитие образования, культуры и т. д.

О судьбе нынешнего кабинета министров:

«Ближайший год мы не увидим отставки правительства».

О скандалах вокруг Думы:

«Дума не готова к открытой политической дискуссии и, на мой взгляд, делает ошибку за ошибкой, которые очень блезненно воспринимаются активной частью общества и это отразиться на ситуции на следующих выборах. Но пока по нашим исследованиям нет никаких предпосылок к тому, что она утрати доверие и поддержку настолько, что ее придется распустить».

О законе против пропаганды гомосексуализма: »Я говорю, я против этого закона и считаю его неверным и неправильным, мы недолжны выделять эту сферу в какую-то отдельную облать, раз у нас нет ограничений в плане взаимоотношений. А по такому принципу у нас много еще пропаганды можно насочинять».

Об участии в митинге 6 мая: «Я буду выражать устно и письменно и всеми возможными способами, но в митингах участвовать не буду, потому что я не всегда доверяю лидерам протеста и потому что не со всеми готов стоять на сцене. С националистами, с Удальцовым — мне с ними не по пути».

О Навальном: «Мне пока непонятна программа Навального, но у меня вызывает симпатию его борьба с коррупцией. Если ему с нами по пути, мы готовы сотрудничать».

Станислав ЕЛИСЕЕВ