Кругман: Кипр должен выйти из еврозоны прямо сейчас

05.09.2012 04:59

Если этого не будет сделано, Кипр попадет в невероятно тяжелую депрессию, которая будет длиться многие годы, предупреждает лауреат Нобелевской премии

Единственное правильное решение, которое правительство Кипра может принять в сложившейся ситуации, это немедленный выход из зоны евро. Об этом написал Американский нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман в колонке, опубликованной газетой The New York Times. «Кипр должен покинуть евро. Сейчас», — написал Кругман.

Министр финансов Кипра Михалис Саррис 25 марта заявил: «По сути, мы еще не выиграли битву, но действительно избежали катастрофического выхода из еврозоны». На следующий день он сообщил, что Кипр не собирается покидать валютный союз, потому что это будет означать выход из Евросоюза.

Это необходимо сделать по простой причине, разъясняет экономист: сохранение членства в еврозоне для Кипра означает невероятно тяжелую депрессию, которая будет длиться многие годы — до тех пор, пока островное государство будет пытаться построить новый экспортный сектор экономики, считает он. «Оставить евро и позволить новой валюте резко упасть означает значительно ускорить восстановление», — рассуждает Кругман.

Эксперт предупреждает, что в ближайшее время Кипр понесет огромный ущерб; по его словам, это можно понять, изучив структуру внешней торговли страны. У «этой очень открытой экономики» есть всего две основные статьи экспорта, указывает Кругман: банковские услуги и туризм, «и одна из них просто исчезла». Сам по себе коллапс банковского сектора Кипра, по мнению нобелевского лауреата, приведет к серьезному спаду. Вдобавок к этому «тройка» требует принять новые масштабные меры экономии притом, что у Кипра есть первичный профицит бюджета. «Я не был бы удивлен, если увижу падение ВВП Кира на 20%», — признает Кругман.

У Кипра есть возможность выйти из сложившегося положения, уверен экономист. Кипр должен создать туристический бум, а также обеспечить стремительный рост экспорта еще одной отрасли; по мнению эксперта, вторым важнейшим сектором экономики островного государства может стать сельское хозяйство. «Очевидный путь добраться [до этого будущего] лежит через сильную девальвацию. В итоге она приведет к дешевым путевкам, которые привлекут туристов из Великобритании, — рассуждает нобелевский лауреат. — На то, чтобы достигнуть этой же точки за счет сокращения номинальной заработной платы, уйдет гораздо больше времени, будет причинен гораздо больший ущерб населению и экономике».

Кругман задается вопросом, возможен ли вообще выход из еврозоны. Эксперт утверждает, что точка зрения, согласно которой даже намек на выход из еврозоны может вызвать паническое бегство капитала и изъятие вкладов из банков, уже потеряла актуальность. Ведь кипрские банки закрыты, а потоки капитала взяты под жесткий контроль, напоминает Кругман. «Будь я диктатором, я бы просто продлил банковские выходные на Кипре до тех пор, пока страна не будет готова к введению новой валюты», — заявляет нобелевский лауреат. Он признает, что «все это звучит немного отчаянным и импровизированным». «Но отчаяние сейчас обосновано! В противном случае мы будем говорить о таких жестких мерах экономии, как в Греции (или еще более суровых) в экономике, основы которой благодаря схлопыванию офшорной банковской системы гораздо хуже, чем в Греции за всю ее историю», — подчеркивает Кругман.

Экономист предполагает, что ничего из того, что он предложил, не будет воплощено, и уточняет: «по крайней мере, не сразу». Кругман уверен: руководство Кипра из страха не сделает прыжок в неизвестность, которым является выход из еврозоны, притом, что «ужас сохранения членства в еврозоне очевиден».

Как пишет BFM.Ru, Кругман еще в феврале 2012 года назвал причины кризиса в Европе. «Введя в обращение единую валюту без необходимых институтов, которые гарантировали бы ее работу, Европа фактически возродила дефекты золотого стандарта, которые сыграли важную роль в возникновении и затяжном характере Великой депрессии, — написал он тогда в колонке в The New York Times. — Если конкретно, создание евро внушило ложное чувство надежности частным инвесторам, спровоцировав таким образом огромные неустойчивые потоки капитала в страны всей европейской периферии. И как результат этого притока, там выросли издержки и цены, производство стало неконкурентоспособным, и страны, которые практически имели равновесный торговый баланс в 1999 году, стали фиксировать большой торговый дефицит. И музыка смолкла».