Кредит до последнего клиента

03.06.2012 03:57

С 1 марта ужесточаются требования к резервам банков, занимающихся потребительским кредитованием. Но банки не боятся — они не только снижают ставки по кредитам, привлекая новых клиентов, но и увеличивают сроки кредитования. Теперь потребкредит можно взять на 15 лет.

В прошлом году ЦБ дал банкам понять: их увлечение сверхдоходами на рынке потребительского кредитования ему крайне не нравится. Главной причиной недовольства ЦБ стала опасность массового дефолта заемщиков, который может повлечь за собой системный кризис. Банкиры однажды уже заигрались с ГКО — в 1998 году, и все помнят, к чему это привело.

Поэтому на январь 2013 года был анонсирован ряд жестких мер в отношении банков, бесконтрольно кредитующих население.

Впоследствии сроки перенесли, но недалеко. Первое из новых требований Центробанка — о том, что банки должны будут увеличить резервы под необеспеченные розничные ссуды,— вступает в силу уже 1 марта. А повышение коэффициентов риска, применяемых при расчете достаточности капитала, в случае если банк выдает потребительские кредиты больше чем под 25%, произойдет 1 июля 2013 года.

Банки пытались лоббировать другой вариант требований к резервированию, при котором учитывалось бы качество займа (чем хуже качество кредита, тем выше отчисления в резервы). В прошлом году глава ВТБ 24 Михаил Задорнов говорил, что в процессе дискуссий с ЦБ стало понятно: в стране около 4,5 млн заемщиков, которые в свое время взяли в банках кредиты по высоким ставкам, не могут по ним расплатиться и ходят от банка к банку с целью получить новый заем. Логично было бы повышать резервы только под эти кредиты, чтобы издержки банков не перекладывались на всех остальных. Однако этот вариант не был принят. И компромиссом можно считать тот факт, что жесткие меры вступят в силу с отсрочкой и не одновременно.

Правда, в Сбербанке заявляют, что повышение ставок в связи с действиями регулятора не планируется ни по каким продуктам: «Изменение нормативов в части требований к капиталу практически не повлияет на Сбербанк, так как подавляющее большинство выдаваемых кредитов относится к ценовому диапазону, в котором не происходит ужесточения требований. Уровень просроченной задолженности в Сбербанке ниже, чем в среднем по рынку (2,1% против 4,35%), поэтому ужесточение требований к резервам по ссудам будет менее ощутимо для Сбербанка, чем для рынка в целом».

Вместе с тем ровно за месяц до вступления в силу новых требований ЦБ к резервированию Сбербанк резко повысил ставки по потребительским кредитам. Стоимость рублевого кредита «без обеспечения» увеличилась с 13,9—23,9% до 17—25,5% годовых. Кредит под поручительство физлиц выдают под 16,5—24,5% годовых. «Мы закончили промоакцию, которая длилась два месяца. Сейчас мы вернулись ровно к тем ставкам, которые были у нас осенью»,— заявила «Деньгам» директор управления розничного кредитования Сбербанка России Наталья Алымова.

В случае со Сбербанком гораздо важнее не нынешнее повышение, а то, как резко были снижены банком ставки в декабре. Ставка 13,9%, предложенная банком зарплатным клиентам (18 млн человек), была минимальной на рынке. Пикантность ситуации заключалась в том, что ЦБ, неоднократно выражавший опасения в связи с резким ростом необеспеченного кредитования,— это контролирующий акционер Сбербанка. А на момент, когда банк запустил новогоднюю акцию, минимальные ставки по кредиту с обеспечением в виде недвижимости оказались у Сбербанка выше (от 14% годовых), чем по кредитам без залога (от 13,9%).

ВТБ 24 тоже снижал ставку для зарплатных клиентов перед Новым годом. До конца декабря такой клиент мог получить скидку 2%, взяв кредит под 15% годовых. После этого банк поднял минимальные ставки до 19%. Между тем массового повышения ставок на рынке не наблюдается. Более того, целый ряд банков либо оставил ставки на месте, либо снизил их. К примеру, Райффайзенбанк как предлагал зарплатным клиентам в прошлом году кредиты под 14,9—16,9% годовых, так и предлагает. В Альфа-банке, который снижал ставки для ряда заемщиков в конце прошлого года, поднимать их в ближайшее время не планируют. Начиная с 10 февраля Россельхозбанк стал давать заемщикам короткие кредиты (на шесть месяцев) под 12,5% годовых при условии страхования жизни (без страховки ставка составит 14,5%). ДжиИ Мани Банк на минувшей неделе объявил о спецпредложении по кредиту наличными с гендерным уклоном: мужчинам кредит обойдется в 13,9% годовых, а женщинам — в 13,5% годовых. Если то, что декларируют банкиры, соответствует реальной эффективной ставке, тогда не только у потенциальных заемщиков, но и у тех, кто брал кредит в прошлом году, есть возможность перекредитоваться по более низким ставкам. Более того, и сам Сбербанк, поднявший ставки в начале февраля, не собирается выпадать из общего тренда. «У нас в ближайшее время появятся спецпредложения. Когда мы определим дату, будем о них официально говорить»,— рассказала Наталья Алымова.

Впрочем, банки привлекают клиентов не только размером ставок. Московский кредитный банк, к примеру, стал выдавать потребительские кредиты под 15% на срок до 15 лет.

Деньги больше не нужны

Еще в августе прошлого года Центробанк прогнозировал, что российские банки получат рекордную прибыль в размере 1 трлн руб. Окончательные цифры пока не оглашены. Однако деньги физлиц, которые банки привлекают на депозиты, на текущий момент им явно не нужны.

Средняя максимальная ставка по вкладам десяти крупнейших банков, которую рассчитывает ЦБ, снизилась с 10% в середине января до 9,83% к началу февраля. Аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай считает, что сейчас с ликвидностью у российских банков лучше, чем год назад. По его наблюдениям, помимо сезонного фактора в виде значительных бюджетных расходов в декабре в этом году компаниям открыт и доступ на рынок внешних заимствований. «Это не значит, что ситуация выглядит полностью безоблачной. Есть некие ожидания, связанные с ситуацией в Европе и США, которые не исключают проседания рынка в марте и мае. Но сейчас в целом для компаний все довольно стабильно»,— говорит Денис Порывай.

Неудивительно, что сегодня на фоне инфляции ставки по депозитам банков выглядят не самым привлекательным образом. В январе годовые темпы роста цен составили 7,1%, существенно превысив верхнюю границу заявленного финансовыми регуляторами целевого диапазона (5—6%). В феврале эта тенденция только усилилась: по итогам первой недели темпы роста потребительских цен достигли 7,2% в годовом выражении. И замедление инфляции до 7% ожидается, по словам директора сводного департамента макроэкономического прогнозирования МЭР Олега Засова, только во второй половине года.

Слишком быстрый рост потребительских цен стал поводом для Центробанка не изменять ключевые индикаторы — ставку рефинансирования, ставку репо и ставки по депозитам, на которых банки могут размещать свободные средства. Вместе с тем ЦБ объявил о решении с марта 2013 года установить единые резервные требования ко всем категориям банковских обязательств — 4,25%. Ранее по вкладам физлиц он составлял 4%.

Несмотря на все усилия ЦБ, банки не намерены отказываться от частных клиентов и предлагают им все новые продукты. В опубликованном на прошлой неделе исследовании Агентства по страхованию вкладов об итогах 2012 года на рынке вкладов отмечается: в прошлом году впервые проявилось заметное различие в динамике застрахованных и незастрахованных вкладов. «Это связано с активным размещением на рынке сберегательных сертификатов на предъявителя, обеспечивших 9,1% всего прироста вкладов. На конец года объем средств, размещенных в этих сертификатах, составил 227,4 млрд руб.»,— говорится в исследовании. Фактически монопольное положение в этом сегменте занимает Сбербанк. Однако на прошлой неделе Банк Москвы (входит в группу ВТБ) объявил о начале продаж сертификатов в рамках Private Banking, а с июля будет продавать бумаги и остальным клиентам.

«Кризис чайников»

По итогам 2012 года совокупный розничный кредитный портфель банков вырос, по оценкам «Денег», почти на 50%. Наиболее высокорисковый сегмент необеспеченного кредитования, согласно оценкам Центробанка, увеличился за тот же срок на 60%. Число заемщиков с пятью кредитами в базе Национального бюро кредитных историй (НБКИ) возросло с 4,8% до 8,5%, превысив 5 млн. Однако в прошлом году ЦБ ограничился лишь превентивными мерами: с 1 июля коэффициент риска по заемщикам, не давшим согласия на представление информации в бюро кредитных историй, был увеличен для банков с 1 до 1,1.

Политику Банка России в отношении ставок, оказывающих давление на возможность кредитования бизнеса, довольно жестко в последнее время критиковали в МЭР. А по словам главы аналитического подразделения Nordea Стина Грендаля, и в Европе идут дискуссии о необходимости контроля над движением рынка потребительского кредитования. С одной стороны, рост розничного кредитования отражает уверенность потребителей в завтрашнем дне. С другой — во что эти деньги вкладываются?

Европа недаром озаботилась этим вопросом. При оценке закредитованности населения обычно учитывают два параметра — соотношение общего долга и годового дохода и текущую долговую нагрузку как отношение ежемесячного платежа по кредитам к ежемесячному доходу за вычетом обязательных платежей. «Первый параметр у нас в стране примерно равен 23—24%, тогда как в Европе, например, он близок к 100%»,— говорит генеральный директор НБКИ Александр Викулин. По его словам, причина в том, что в России в структуре задолженности населения ипотека занимает малую долю. «А что касается текущей долговой нагрузки, в этом отношении Россия похожа на Бразилию и Румынию: у нас этот показатель близок к 20%. Для сравнения: в Италии — 10,8%, в США — 10,9%, во Франции — 13,1%, в Испании — 14,9%»,— говорит Викулин. Причина расхождения все та же: в России значительна доля краткосрочных займов, а также более высок уровень процентных ставок по кредитам. Ипотека россиянам обходится как минимум в 3,5 раза дороже, чем европейцам. И проблем с ней нет только благодаря тому, что мало кто из россиян может ее себе позволить.

В мировой практике случались кризисы, начинавшиеся с кредитов «на чайники». В Южной Корее после финансового кризиса 1997—1998 годов обанкротилось 18 из 32 местных банков. Правительство решило поддержать экономический рост за счет потребительского спроса — граждан призывали «жить в кредит». В итоге за четыре года задолженность корейцев перед банками составила $60 млрд (более 50% ВВП). И именно такого развития событий Банк России старается не допустить.

Мария ГЛУШЕНКОВА