Кому жемчуг мелок?

21.04.2011 02:51

Очень богатых людей в стране за последнее время меньше не стало, их становится только больше

Несмотря на экономические проблемы, число состоятельных людей в России не уменьшается -спрос на услуги private banking стабильно растет.
Посчитать реальный объем рынка private banking в России довольно сложно. Ни у регуляторов, ни у самих банков нет надежных данных, какими свободными средствами обладают наши состоятельные соотечественники. Есть только различные экспертные оценки, которые дают довольно большой разброс — от $300 млрд до $800 млрд (с учетом денег, размещенных на Западе). При этом начальник управления частного банковского обслуживания банка «ГЛОБЭКС» Роман Мурашов больше склонен верить цифре $350—400 млрд, так как, по его мнению, стоит говорить только о суммах, которые находятся в российском пространстве. Средства, аккумулированные в оффшорах, оценивать крайне сложно.

Согласен с ним и заместитель председателя правления Нордеа Банка Андрей Мальцев. «Оценить точный объем рынка private banking очень затруднительно, так как данное направление обычно не выделяется в отдельные разделы в официальной отчетности банков, — поясняет он. — Более того, нужно принять во внимание, что достаточно значительная часть российских клиентов данного сегмента активно пользуется PB-услугами за пределами России — такого рода услуги предоставляют «дочки» зарубежных банков, в том числе и Нордеа Банк. Качественно оценить объем рынка также мешает комплексность услуг в сегменте private banking — особенно в случае бизнес-кейсов с большим набором финансовых инструментов, где банк и управляющая компания работают в связке».
В любом случае все опрошенные «Профилем» участники рынка оказались единодушны во мнении, что очень богатых людей в стране за последнее время меньше не стало.
По мнению председателя правления Интерпромбанка Марии Корзиной, состоятельных людей становится даже больше, это факт: список миллиардеров журнала Forbes регулярно пополняется, и в него попадают все больше россиян.
«Сложно оценить однозначно соотношение богатства с изменением во времени числа его обладателей, но, как и и несколько лет назад, мы констатируем стабильно высокий спрос на услуги private banking, — добавляет начальник управления по работе с VIP-клиентами Альфа-банка Елена Лисицына. — Я думаю, отчасти это свидетельствует, что в целом число состоятельных россиян не уменьшилось».
В свою очередь Роман Мурашов называет прошлый год достаточно успешным для крупного капитала. Численность клиентов подразделений PB- и VIP-обслуживания приросла на 30—50%. В первом полугодии этого года данная тенденция также сохранилась: по данным Сбербанка, ВТБ, Альфа-банка и др., прирост составил от 15% до 35% с начала года. «И здесь мы говорим только о средствах, переданных в банки в виде срочных вкладов (депозитов), — поясняет Роман Мурашов. — В количественном отношении достаточно сложно оценить появление «новых» богатых, но вот переход большого числа клиентов из категории состоятельных (до $0,5—1 млн в ликвидных активах) в категорию богатых (свыше $1 млн) действительно заметен».
О том, что клиенты данного сегмента в последнее время стали более активными пользователями банковских услуг, говорит и Андрей Мальцев. При этом, по его словам, растет не только их осведомленность в финансовых инструментах и аппетиты к риску, но и увеличиваются требования к клиентскому сервису уже в большей степени со стороны технологий, а не со стороны антуража PB-офисов.
Есть требования к «особо важным персонам» и у самих банкиров. Как рассказывает Мария Корзина, у каждого банка есть свои критерии PB-сегмента, и, как правило, «входные билеты» в private banking в средних и крупных российских банках разные. «Мы в Интерпромбанке, считаем, что к премиум-сегменту нельзя подходить с единой меркой, правило индивидуального подхода действует уже на нулевом этапе, — приводит свой пример топ-менеджер банка. — Мы обращаем внимание не только на активы, но и на то, кем является потенциальный клиент, какое место он и его семья занимают в обществе, какой у него собственный бизнес или доли в бизнесе, насколько он известен и влиятелен. Таким образом, решение об обслуживании того или иного клиента принимается исходя не только из финансового положения клиента в данный момент времени, но и его перспективности».
О том, что критерии подхода к таким клиентам каждый банк определяет самостоятельно, говорит и Елена Лисицына: «Некоторые банки декларируют, например, 1 млн рублей в качестве входного порога в свой private. Можно ли назвать это private banking — большой вопрос, но очевидно, что целевая аудитория такого банка будет сильно отличаться от целевой аудитории организации, которая устанавливает входной порог на уровне $1 млн».
«Нужно понимать, что основными продуктами для клиентов данной категории являются сбережения и инвестиции, поэтому банки в качестве основного критерия для входа в private banking устанавливают сумму размещенных денежных средств, — добавляет Андрей Мальцев. — Размер этой суммы зависит от стратегии банка, размера его клиентской базы и т. д.». В последнее время достаточно модно выделять нижнюю границу PB-сегмента, затрагивающую так называемую верхушку среднего класса, в особую категорию «премиум». Кроме того, довольно часто клиентская база РВ-офиса содержит так называемых имиджевых клиентов, которые, может быть, и не держат в банке крупных сумм, но самим фактом своего сотрудничества с банком улучшают его репутацию.
В Московском кредитном банке, к примеру, PB-сервис предоставляется при открытии вклада на 5 млн рублей, оформлении премиальной карты Visa Infinit. Также VIP-обслуживание предлагается «статусным» личностям: звездам шоу-бизнеса, чиновникам, общественным деятелям. «Бывают случаи, когда клиент приходит к нам с новыми бизнес-идеями, надеясь найти поддержку и получить консультацию квалифицированных специалистов, — говорит вице-президент дирекции розничной сети МКБ Ирина Капитонова. — Мы всегда пытаемся помочь нашим клиентам реализовать их замысел. Очень важно, чтобы клиент видел в банке не обслуживающую организацию, а надежного партнера».
По мнению Романа Мурашова, экономически целесообразной услуга private banking становится при управлении капиталом от $1—1,5 млн. «Если клиент располагает меньшей суммой, то прежде всего самому клиенту будет некомфортно чувствовать себя в данной модели, т. к. стоимость услуг будет выше его ожиданий, — считает он. — В то же время, если говорить только о классических банковских услугах (РКО, карты, вклады и т. п.), то тут порог может быть незначительно снижен». При этом эксперт все же рекомендует финансовым институтам четко разделять два потока клиентов: клиенты модели РВ и клиенты VIP-обслуживания.
О высоком потенциале российского рынка private banking говорят прогнозы компании Deloitte, согласно которым, количество семей-миллионеров в стране к 2020 году увеличится c 375 тыс. в 2011 году до 1,2 млн, а объем активов вырастет с $790 млрд до $2,7 трлн.
«На мой взгляд, потенциал развития нашего РВ-рынка еще не вышел даже на средний уровень, — делится Роман Мурашов. — Мы еще не предоставляем решений не только для личного капитала, но и для корпоративного капитала, подконтрольного HNWI-клиентам (high-net-worth individuals — люди, имеющие в наличии свободные активы для инвестирования от $1 млн и выше. — «Профиль»). Когда в России банки и инвестиционные компании вырастут до того, чтобы годами управлять большей частью капитала богатых людей, и станут полноправными участниками бизнес-процессов и процессов принятия решений, вот тогда этот рынок раскроется в полном объеме».
Мнения экспертов:
Роман Мурашов, начальник управления частного банковского обслуживания банка «ГЛОБЭКС»:
«Все VIP-клиенты делятся на две категории: клиенты, стремящиеся в большей степени сохранить свои сбережения, и клиенты, рассчитывающие в первую очередь заработать на своих средствах. Первые в основном выбирают классическое размещение в банковские депозиты. Это обусловлено тем фактом, что в России в настоящее время сохраняется достаточно высокая ставка по банковским вкладам (до 10% годовых в рублях и до 6% годовых в долларах и евро). Оценочно данный класс инвестирует во вклады от 75 до 90% средств. Остальные средства находятся в наличной форме и хранятся в банковских хранилищах, реже — в инвестиционных продуктах российских игроков (ПИФы, ДУ, брокеридж). Вторая категория клиентов — это те, кто уже давно знаком с инвестиционными процессами и готов к существующим на рынке рискам. Эти клиенты реже выбирают банковские депозиты и чаще управляют своими средствами, выводя их за пределы России (в том числе и для снижения рисков). Для данной категории клиентов актуальны так называемые фидуциарные депозиты. В настоящее время интерес к ним опять начал расти. При этом в данные продукты клиенты инвестируют до 20% своего капитала».
Ирина Капитонова, вице-президент дирекции розничной сети Московского кредитного банка:
«Трудно выделить один продукт, который пользуется наибольшей популярностью у наших VIP-клиентов, потому что, как правило, они используют весь спектр продуктов и услуг. У состоятельных клиентов популярны традиционные вклады, потому что они позволяют получать достаточно высокую доходность при высоком уровне защиты сбережений. Реже состоятельные россияне выбирают в качестве объектов для сохранения и приумножения своего капитала предметы искусства, винные коллекции, часы, редкие камни и прочие альтернативные объекты инвестиций. В то же время VIP-клиенты пользуются и кредитными продуктами, потому что не хотят отвлекать деньги из бизнеса, а также удобными в обращении банковскими картами, страховыми программами и пр. Стоит отметить, что сейчас российский рынок private banking достиг такого уровня развития, когда большинство банков готовы предложить весь набор продуктов и услуг, которые могут быть востребованы у данной категории клиентов. Поэтому богатые люди, выбирая банк для обслуживания, чаще обращают внимание не на продуктовую линейку, а на репутацию банка, качество сервиса и уровень лояльности к клиентам».
Андрей МОСКАЛЕНКО