Кому и миллиона мало

17.05.2011 06:06

Уходящий глава Банка России Сергей Игнатьев вспомнил о вкладчиках и предложил увеличить-таки максимальный размер гарантированных вкладов до 1 млн руб. Лучше поздно, чем никогда, но этого все равно недостаточно.

«Я считаю, что до 1 млн давно необходимо повысить возмещение, сумму, застрахованную по вкладам. 700 тыс. руб. уже четыре с лишним года, уже цены выросли, инфляция, зарплаты и объем привлекаемых вкладов»,— цитирует «Интерфакс» выступление Игнатьева в Госдуме.

Дежавю? «Деньгам» тоже казалось, что это решение давно обсуждено, одобрено и не принято разве что по техническим причинам. Под техникой здесь, видимо, надо понимать очередь принтера Госдумы, в которой приоритет у любых других задач, а не защиты интересов экономически активных сограждан.

Оказывается, нет. Оказывается, у властей есть серьезные разногласия на этот счет. Оказывается, Банк России и Агентство по страхованию вкладов (АСВ) не могут согласиться в вопросе о том, как дифференцировать банки-участники системы страхования вкладов в зависимости от рискованности их деятельности. Игнатьеву даже пришлось предложить — раз уж эти разговоры надолго — сейчас проиндексировать злополучный порог, а с принципами разбираться позже.

На самом деле решения нет по куда более прозаической причине. Проблема просто не рассматривается как важная. И правда, о чем речь? Согласно данным ВЦИОМа, сбережения есть лишь у 30% россиян. И то если действительно считать сбережениями 243 тыс. руб. (чуть меньше €6 тыс.) — именно столько сейчас, по данным социологов, наши сограждане согласны называть этим словом. А согласно обзору Агентства по страхованию вкладов, «на 1 января 2013 года страховое возмещение в 700 тыс. руб. полностью покрывает 99,5% всех вкладов».

Впрочем, если дочитать этот абзац из доклада агентства до конца, выяснится, что «на депозиты и счета до 700 тыс. руб. приходится 54,6% всей суммы застрахованных вкладов». Проще говоря, почти половина вкладов населения в зоне риска. Согласно тому же докладу, вклады размером от 700 тыс. до 1 млн руб. составляли 7% от всей суммы, причем их доля устойчиво растет. А доля вкладов больше 1 млн руб. во второй половине 2012 года даже несколько снизилась — с 38,8% до 38,4%.

Еще одна настораживающая тенденция: «Самые длинные депозиты населения — свыше трех лет — в 2012 году снизились с 10,1% до 8,6%, хотя до этого на протяжении двух лет они показывали наиболее высокие темпы роста». Проще говоря, ресурс, за счет которого можно было бы финансировать и ипотеку, и инвестиции в промышленность и инфраструктуру, стал беднее.

Казалось бы, с точки зрения власти, ситуация требует немедленного вмешательства. Тем более что и момент удобный: кипрский кризис и кампания по борьбе с коррупцией напугали часть клиентов иностранных банков. Пусть даже это решение ускорится из-за того, что чиновники и депутаты вспомнят о своих интересах, о своих банковских счетах, о своем спокойствии.

Проблема в том, что 1 млн руб. с точки зрения страхования вкладов и интересов среднего класса — это очень мало. Нельзя забывать о том, что правительство именно сейчас обсуждает пенсионную реформу, главный смысл которой — обеспечение пристойной старости чиновников, в меньшей степени — части других госслужащих. А тем, кто работает в рыночном секторе экономики, придется все же рассчитывать на собственные сбережения.

Им, чтобы не оказаться к старости в беспросветной нищете, стоит скопить как минимум €100—200 тыс. (в сегодняшних деньгах). Причем в силу неразвитости финансового рынка и сомнительных перспектив рынка недвижимости сбережения лучше делать в основном в виде банковских вкладов. Тогда при ставке порядка 3—4% годовых можно будет рассчитывать на то, что хоть с голоду не загнешься.

Случайно или нет, но эта сумма — €100—200 тыс.— соответствует планке гарантирования вкладов в цивилизованных странах. Именно до ее уровня ее и надо поднимать в России.

Максим КВАША