Когда мобильный интернет убьет традиционные банки?

17.04.2010 14:26

В конце прошлого года Deutsche Bank выпустил исследование, в котором обрисовал сценарий гибели традиционных банков от новых технологий — мобильных и интернет-услуг (и возможного появления Google Bank и Apple Bank). Slon попросил управляющего директора Arbat Capital Алексея Голубовича поразмышлять, способны ли, по его мнению, новые технологии «убить» банковских гигантов.

Развитие интернета за последние 10—12 лет принесло в банковский сервис три главные массовые инновации.

— Оперативность в передаче клиентских инструкций (в первую очередь массовых платежей на незначительные суммы) и в размещении ордеров (купить-продать валюты, активы и тому подобное). Правда, в большинстве банков и при крупных платежах в этой сфере еще используется телефон (по внутренним правилам банки должны записывать голосовые инструкции клиентов), но с повсеместным развитием Digipass голосовые подтверждения, скорее всего, отомрут.

— Информирование клиента о состоянии его счета без использования традиционной почты.

Это радикально снизило издержки розницы и, хотя многие западные банки в последнее время снова стали навязывать клиентам необходимость указания физического адреса «куда будет приходить ваша почта», скорее всего, когда банки договорятся с налоговыми органами и регуляторами о системе контроля, бумажная почта полностью исчезнет (как и навязываемый многими банками и пока удобный им SMS-сервис).

— Маркетинг банковских услуг и массовая реклама банков стали всепроникающими, более массовыми и перешагнули границы. Еще лет 15—20 назад за распространение банковской рекламной брошюры в другой стране можно было получить иск за незаконную рекламу, а сегодня рекламу ваших продуктов — депозитов, карточек и прочего — иностранец может легко найти в интернете. Только нужно грамотно прикрыться дисклеймерами, что ваша реклама не предназначена для жителей «никаких стран, кроме…» и тому подобным.

С появлением мобильного интернета у десятков миллионов жителей развитых стран, а в перспективе пяти — десяти лет — у большинства жителей планеты, нуждающихся в мобильных телефонах, интернете и банковских услугах, эти и другие мобильные инновации позволят платить и размещать деньги, получать и передавать банковскую информацию, никогда не связываясь с банком по телефону и не заходя в офис (если только при открытии счета, чтобы «предъявить себя» и показать паспорт). Это, безусловно, сильно изменит мировую банковскую систему:

— банки будут закрывать тысячи убыточных розничных отделений;

— государства, пытающиеся навязать банкам наиболее дурацкие правила, почувствуют отток денег клиентов в банки других стран (из Европы — в Азию и так далее);

— многие ниши на массовом розничном рынке займут небанковские финансовые институты — платежные системы или банки, создаваемые на базе массовых торговых и дистрибьюторских систем (вроде гигантских интернет-магазинов, социальных сетей);

— банковский сервис для богатых станет «дистанционным» — он будет перемещаться из традиционных мировых финансовых центров и мест проживания этих богатых граждан (Лондон, Нью-Йорк, Швейцария, Япония) в города, где клиенты и управляющие активами чувствуют себя комфортно в плане налогов и отсутствия избыточной отчетности (Гонконг, Сингапур, Дубай и, возможно, Москва, если у властей хватит ума не убить здесь это направление в зародыше).

В чем сегодня на практике выражаются результаты сетевых инноваций в банковской индустрии, помимо возможностей сокращения затрат? Нельзя сказать, что банки, развиваясь технологически, много зарабатывают на внедрении этих технологий. Пожалуй, новые технологии работы с клиентской почтой не изменили в лучшую сторону численность персонала банков. Видимо, число сотрудников только росло до кризиса 2008—2009 годов — из-за все новых бессмысленных бюрократических правил (борьба с отмыванием денег, валютный и налоговый контроль и тому подобное) и политики регуляторов, причем не только в США и ЕС, но и в таких странах, как КНР и РФ. (По собственному опыту могу сказать, что в лондонских банках на месте одного сотрудника, с которым нужно было иметь дело 10—15 лет назад, «до интернета», теперь сидят минимум двое, которые, к тому же, намного чаще используют телефон, хотя и электронная почта полна полезных и не очень сообщений).

Эффективность внедрения IT-сервисов, несомненно, обосновывается в банках самым тщательным образом. Но вы не найдете этих данных в публичной отчетности банков (и не вычислите из статистики сокращения персонала после того, как «ударило кризисом», хотя сокращать нужно было до этого, а сейчас — набирать, чтобы захватить рынки у конкурентов). Почему сегодня IT-инновациями эффективнее пользуются небанковские платежные системы, а в многочисленных статьях обосновываются футуристические картины ухода с рынка «традиционных» банков?

Придут ли на их место банки, созданные Apple, Google или Facebook? Вряд ли… И не потому, что банковский бизнес и IT-бизнес слишком разные и инвесторы, которые вкладывают в эти бизнесы деньги, это понимают лучше, чем кто-либо другой. Современный банк за редким исключением не может быть эффективным, если он занимается розницей или специализируется на международных расчетах. Поэтому если даже 70% взрослого населения страны имеет доступ к интернету (и не важно — у всех ли он мобильный или пока нет), банку трудно сократить издержки из-за необходимости проверять огромные объемы информации и накапливать отчетность на случай проверок. Так что если Apple создаст полноценный банк, он, конечно, будет иметь ряд стратегических преимуществ (бренд, доступ к IT-инновациям), но и проблемы на него свалятся те же, что на любой розничный банк.

А небанковские платежные системы не могут полностью занять место банков в рознице, потому что они все же — не банки, то есть:

1. не могут хранить деньги;

2. не могут гарантировать их возврат (в том числе — потому, что не имеют гарантий со стороны государства, не создавая резервы);

3. не могут оказывать никакие иные услуги, кроме переводов, так как им для этого придется пользоваться услугами банков, которые возьмут с них дополнительные комиссии, то есть сделают их сервис не очень конкурентоспособным.

Чтобы устранить в себе эти недостатки, платежным системам придется стать розничными банками, то есть взвалить на себя все то же бремя, которое несут сегодняшние лидеры мирового банковского сервиса — HSBC, Citi Bank, Santander, DB и так далее.

Именно поэтому, скорее всего, все IT-инновации в банковском бизнесе будут постепенно пробивать дорогу более эффективным банкам в странах с более прогрессивными и гибкими правительствами (уж точно — не как в ЕС). Но они не приведут к закрытию традиционного розничного банковского бизнеса или к вытеснению из него лидеров «IT-нуворишами». Таким «нуворишам» придется не столько создавать новые розничные банки, сколько «покупать» клиентуру у существующих — ведь люди редко меняют банк из-за «кредитной истории» и общего консерватизма. Конечно, теоретически богатый кэшем Apple мог бы купить, например, Santander — крупнейший розничный банк Европы. Тем более что, возможно, цена такого банка будет падать. Но это значило бы, что акционеры Apple не только готовы заплатить за весь груз ошибок прошлых менеджеров банка и регуляторов, но и просто не знают, куда еще вложить деньги. Когда банковский бизнес — один из самых низкомаржинальных в сегодняшнем мире, в это трудно поверить.

Алексей ГОЛУБОВИЧ