Кнут и пряник

17.07.2012 20:08

Ужесточение требований к банкам без поощрительных мер приведет к падению кредитования и торможению экономики

Действующая модель регулирования банковского сектора неэффективна — к такому выводу пришли эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Курс на ужесточение требований к банкам, который проводит ЦБ, может затормозить рост кредитования экономики.

Действующая модель регулирования банковского сектора неэффективна — к такому выводу пришли эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Курс на ужесточение требований к банкам, который проводит ЦБ, может затормозить рост кредитования экономики. Накануне новой волны кризиса это особенно опасно.

В 2011-м и первой половине 2012 года в банковском секторе России образовалось три точки напряженности, пишут эксперты ЦМАКП Олег Солнцев, Михаил Мамонов и Анна Пестова в статье для августовского номера журнала «Вопросы экономики» («Оценка системных эффектов от ужесточения пруденицального регулирования банковского сектора: результаты стресс-теста»).

Первая сформировалась в связи с обострением проблемы недобросовестного поведения собственников, которые все чаще в ущерб банкам занимаются кредитованием своего бизнеса. На это указывает серия резонансных банкротств. В конце 2010 года ЦБ лишил лицензии Международный промышленный банк сенатора Сергея Пугачева, бывший на тот момент одним из крупнейших банков по размеру активов. А годом позже, после того как ВТБ купил Банк Москвы, против старых руководителей кредитной организации было возбуждено уголовное дело по факту мошенничества, связанного с кредитованием.

Вторая точка напряженности — возникновение среди системно значимых банков обширной группы риска. Согласно данным Банка России, в течение последнего года резко выросло число банков с низкими (ниже 12%) показателями достаточности капитала, то есть отношения капитала банков к активам, взвешенным с учетом рисков. Таких банков стало примерно вдвое больше — 107, а доля их активов в совокупных активах банковской системы увеличилась с 6,4 до 34,3%. Если взять более высокую планку достаточности капитала (14%) и исключить из расчетов четыре крупнейших госбанка (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и Россельхозбанк), то в группу с низкой достаточностью капитала попадут кредитные организации, на которые приходится около 50% совокупных активов банковской системы по состоянию на 1 января 2012 года. Год назад на эту группу приходилось 23% совокупных активов. Третья беспокоящая экспертов проблема — признаки нового кредитного пузыря. В апреле 2012 года на саммите министров финансов и глав центробанков стран G20 эксперты МВФ выразили опасение по поводу того, что в России, как и в большинстве развивающихся стран, возможен перегрев кредитного рынка. Ключевая причина в том, что за последние десять лет объем займов российских банков вырос в три раза, а ВВП — только в два.

Все это делает отечественную банковскую систему очень чувствительной к макроэкономическим шокам. А если верить большинству экономистов, потрясения неизбежны. Помимо Греции, в мире много и других точек напряженности — проблемы роста внешнего долга США, замедление динамики экономик Китая и Индии и другие. И все они могут спровоцировать новую волну кризиса.

Нельзя сказать, что российские власти не готовятся к ухудшению ситуации, но их методы, считают эксперты, могут иметь неоднозначные последствия. Дело в том, что все последние инициативы Центробанка направлены только на ужесточение контроля к капиталам банков, но без уравновешивания этих требований дополнительными стимулами к частным инвестициям в капиталы банков. В результате возникает риск того, что владельцы российских банков захотят тратиться, чтобы соответствовать новым требованиям. Если такого желания не появится, то варианта два, и оба плохие. Во-первых, боясь санкций, банки начнут ограничивать кредитование, что приведет к потере рынка. Если в мировой экономике в это время будет относительно благоприятная ситуация, то российские компании уйдут кредитоваться на Запад, а если и там разразится кризис, то останутся без средств. В результате неизбежно торможение экономического роста.

Во-вторых, банки могут фиктивно увеличить свой капитал. Внешне все будет выглядеть благополучно, но в случае нового экономического шока от государства потребуются дополнительные расходы на спасение безответственных кредитных организаций. Стоить такая операция будет от 65 до 250 млрд руб. за два года, в зависимости от остроты кризиса. Это примерно вдвое меньше, чем сумма, направленная государством через ВЭБ на восстановление капитализации банков в 2008—2009 годах.

Вместо жесткого регулирования эксперты ЦМАКП предлагают политику «осторожной настройки». То есть не только создание барьеров, но и стимулирование банков. Например, можно поощрять их за четкое соблюдение нормативов уменьшением взноса в систему страхования вкладов или развивать новые сектора финансовых услуг, которые дадут банкам дополнительный заработок. Помогло бы, например, расширение рынка безналичных платежей. Впрочем, всех этих шагов, скорее всего, также окажется недостаточно для устранения всех точек напряженности. Ведь если реализовать все намеченное монетарными властями, то, по оценкам авторов, в 2012—2013 гг уровень кредитования экономики может оказаться на 3,8% ВВП ниже, чем экономически обоснованный спрос на кредит. Иначе говоря, вместо «кредитного перегрева» получить «кредитное переохлаждение». А если подождать, то «кредитное переохлаждение» также будет неизбежным, но его масштаб окажется в 20 раз меньше.

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова считает, что ситуация 2008 года все-таки не повторится. «Тогда кредитный перегрев возник, потому что у всех (и у компаний, и у потребителей) были очень хорошие ожидания. Сейчас позитивное настроение только у потребителей. И в розничном кредитовании наблюдается схожая с 2008 годом картина. Но компании очень осторожны — спрос на кредиты в корпоративном секторе не очень высок», — объясняет Орлова. Поэтому даже при выходе кризиса на новый виток банковского коллапса не произойдет. Проблемы могут быть лишь у отдельных финансовых институтов.

Александра ПОНОМАРЕВА