Кипр разблокировал убытки

12.11.2012 23:06

Банки открываются, но не хотят платить

Острая фаза кипрского кризиса закончена: кипрские банки, за исключением двух крупнейших, в целом откроются сегодня, ограничения по платежам из них, вероятно, сохранятся до начала апреля 2013 года. Русские клиенты двух крупнейших банков Кипра, Bank of Cyprus (BoC) и Cyprus Popular Bank (CPB), несмотря на уже обещанную поддержку России на €250 млн, оплатят кризис по полной программе. CPB будет банкротиться, перспективы возврата средств из него крайне туманны. BoC будет реструктурироваться, поглотив часть бизнеса CPB, примерно треть средств в нем можно считать потерянными. Потери российского бизнеса от двухнедельной остановки платежей на Кипре с большой вероятностью отразятся на ВВП России и будут сравнимы с потерями по депозитам.

Кипрский финансовый кризис, начавшийся формально 16 марта (напомним, именно тогда ЦБ Кипра официально уведомил руководство крупнейших кипрских банков о предстоящем замораживании банковской системы страны), формально закончен.

Вчера вечером ЦБ Кипра официально объявил о прекращении с 26 марта «банковских каникул», то есть остановки всех расчетов, для всех банков страны, в том числе третьего по размеру на Кипре банка-«дочки» ВТБ. Операции первого (BoC) и второго (CPB) по активам банков страны предположительно возобновятся 28 марта. Операции ЕЦБ по поддержанию ликвидности в банковской системе Кипра возобновятся сегодня. Еврогруппа объявила о выделении Кипру €10 млрд на рекапитализацию банковской системы, местные парламент и правительство не будут вводить «налог на депозиты». Президент России Владимир Путин поручил вчера Минфину рассмотреть вопрос о реструктуризации госкредита Кипру (€2,5 млрд), страна получит на этой операции, по словам министра финансов России Антона Силуанова, порядка €250 млн экономии. Минфин и ЦБ Кипра получили право вводить ограничения на движения капитала, и они, вероятно, будут введены с 26 марта, однако, по заявлению Еврокомиссии, не продлятся более нескольких дней.

На этом хорошие новости исчерпываются и начинаются полноценно кошмарные для большей части клиентуры банковской системы Кипра. Кипрский кризис будет разрешен ликвидацией CPB и реструктуризацией бизнеса BoC. По соглашению «евротройки» (Еврокомиссия, ЕЦБ, МВФ), с которым де-факто согласилась Россия, €10 млрд выделяются Кипру в обмен на ликвидацию CPB с соответствующими последствиями для его вкладчиков, BoC ждет реструктуризация, условия которой, констатировало правительство Кипра, предполагают списание порядка 30% депозитов размером более €100 тыс. Де-факто схема урегулирования кипрского кризиса проста: Европа оплачивает потери банковской системы Кипра от реструктуризации греческого госдолга в 2011 году (порядка €4,5 млрд) и дает правительству Кипра еще €5,5 млрд на решение проблем во второй фазе кризиса, начинающейся сегодня. За остальное заплатят клиенты CPB (в большей степени) и BoC (в меньшей). Судьба греческих филиалов банков, а также группы BoC (и его «дочки» «Юниаструм-банка» — см. стр. 9) пока неизвестна.

CPB, ликвидацией которого займется бывший сотрудник Банка Греции с семилетним опытом работы во главе греческого офиса HSBC Андри Антониадис, более не существует. Депозиты менее €100 тыс. из него будут, очевидно, переведены в BoC вместе с соответствующей частью «хороших» активов CPB. Оставшаяся часть банка будет, по существу, банкротиться по схеме «плохого банка» — вероятно, крупные вкладчики получат в нем то, что останется в результате банкротства, после присоединения к BoC. Сам BoC получит госвливания из средств ЕС, его крупные вкладчики (свыше €100 тыс.) по неизвестной сейчас схеме потеряют часть своих средств: пока неизвестно, какие и когда, однако пресс-секретарь правительства Кипра Христос Стилианидис вчера оценил размеры списания в 30% от номинала крупного депозита.

Какие-либо точные расчеты российских потерь в ходе этой операции, которая для компаний РФ существенно хуже, чем предлагавшийся Москве министром финансов Кипра Михалисом Саррисом «план А» (9,9% налога на крупные депозиты — см. «Ъ» от 18 марта), невозможны: компаниями из России контролируется часть из €19 млрд депозитной массы банковской системы Кипра, контролируемой нерезидентами Кипра (главным образом из России, c Украины и из Ливана), часть из порядка €40 млрд средств, принадлежащих резидентам страны (кипрские компании явно и неявно российского происхождения), и часть от неизвестной суммы в банковской системе страны на счетах до востребования — расчетных счетах. Отметим, даже в случае, если российские компании использовали Кипр как расчетный центр, вероятность потери их денег в CPB и «обрезания» с длительной заморозкой в BoC более чем вероятна: кипрские юрлица в холдинговых структурах иногда используются для накопления средств в течение недель и используют краткосрочные депозиты.

По существу, кипрский кризис для таких структур, как «ЕврАз», «Норильский никель», для других металлургических компаний, части торговых компаний и всех, кто использовал кипрские холдинги, будет экстремальным стресс-тестом качества финансового менеджмента в группах — о рисках каких-либо операций в кипрской финансовой системе консультанты предупреждали российскую клиентуру как минимум с января 2013 года, а как центр долгосрочного накопления, по словам крупных налоговых консультантов, Кипр не используется корпоративным сектором (но не частными клиентами) с 2009—2010 годов. В любом случае пока можно лишь констатировать, что риски потери чисто расчетных средств (не исключая краткосрочные депозиты) в CPB весьма велики, в BoC они немного меньше.

На сегодняшний день ни одна из крупных корпоративных структур из России не объявила о зависших средствах на Кипре. Известны, вероятно, косвенно пострадавшие на Кипре, объявленные Standard & Poors,— это структуры банка «Альба Альянс» и фонда прямых инвестиций Ronin Partners, по займам которых снижен прогноз рейтинга, однако речь не идет о том, что структуры что-то потеряли,— S&P констатирует, что эти структуры могут потерять на Кипре клиентов. Тем не менее анонимно «Ъ» известно как минимум о десятках структур, пострадавших от двухнедельной заморозки средств в банковской системе Кипра,— от металлургов до компаний IT-сектора. При этом, констатирует сотрудник одного из инвестбанков, проблемы пока заключаются в невозможности исполнения текущих контрактов, оплаты труда и т. д., то есть в краткосрочных потерях, которые, впрочем, вряд ли в экономике России превысят десятки миллионов евро в целом.

Среднесрочные потери (от разрыва контрактов, потерь по процентам, отвлечения средств и необходимого перекредитования, упущенной выгоды от замораживания средств), а тем более долгосрочные и безвозвратные (от средств в CPB, «стрижки депозитов» в BoC, вынужденных изменений в инвестпроектах и их срывов) — неизвестная величина.

Впрочем, она наверняка существенно испортит статистику промышленного производства и ВВП в марте и в целом в первом квартале 2013 года — если в экономике и были признаки восстановления после депрессии в марте, то Кипр с большой вероятностью их уничтожил: последствия будут наглядны и в мартовском, и в апрельском торговых балансах. Вчера премьер-министр Дмитрий Медведев посвятил кипрскому кризису вице-премьерское текущее совещание, потребовав «тщательно просчитать» последствия кипрского кризиса. Фраза премьер-министра «Там, по-моему, продолжают грабить награбленное. Нужно понять, во что эта история в конечном счете превратится» звучала довольно двусмысленно, тем не менее нельзя не согласиться, что экспроприация российских денег на Кипре будет частично соответствовать описанию — частично на Кипре пострадают владельцы средств, имеющих «серое» происхождение, но как минимум часть денег, которые будут там потеряны во многом из-за неготовности правительства России с лета 2012 года детально анализировать происходящее на Кипре,— это вполне «белые» деньги корпораций.

При этом оценка кипрского кризиса России крайне необходима — председатель Еврогруппы Йерун Дейсселблум вчера, комментируя смысл соглашения ЕС, ЕЦБ и МВФ с Кипром, заявил: схема может стать модельной для разрешения такого рода кризисов. Что именно имел в виду голландский министр финансов, доподлинно неизвестно. Еврогруппа исходно настаивала, напомним, на равномерном «налоге на депозиты» на Кипре, в которых российские вкладчики пострадали бы явно меньше, чем, как представляется, они пострадают сейчас. К тому же точное повторение кипрского кризиса, по существу, невозможно. Однако не исключено, что Еврогруппа ожидает повторения банковского кризиса теперь уже в более крупных юрисдикциях — в Греции, где проблемы отнюдь не решены, в Испании, Португалии, а также в Италии: очевидно, что в случае новых кризисов Еврокомиссия и МВФ, де-факто легализовавший своим авторитетом 17 марта идею «десятины» как способа противодействия обвалу национальной банковской системы, будет настаивать на конфискационных «налогах на депозиты» и там.

У происходящего есть еще несколько долгосрочных последствий — следующая неделя кипрского кризиса заставит российских клиентов кипрских банков начать паническое «бегство от рисков» в другие юрисдикции. Первый вице-премьер Игорь Шувалов выразил вчера надежду на то, что оно будет вестись в направлении России. Впрочем, очевидно, что так думает только часть пострадавших, а возможно (см. материал на стр. 8), и «бегство от рисков» из российской банковской системы — кризис показал слишком тесные связи Кипра с Российской Федерацией, и кто-то в России откажется проверять за свой счет, есть ли между ними сходство.

Дмитрий БУТРИН