Хлебное вместо

26.03.2012 18:30

У схем Матвея Урина обнаружился оригинал

После почти полугодового перерыва несуществующие ценные бумаги вновь стали обнаруживаться в проблемных банках. Как выяснил «Ъ», именно за это на днях лишился лицензии небольшой столичный Хлебобанк. Несмотря на достаточно скромный масштаб его бизнеса, он фактически весь был «фальшивобумажным». При этом банкиры не только превзошли Матвея Урина по изощренности схемы, замаскировав ее под сделку репо, но и запустили ее гораздо раньше.

Кроме стандартных оснований для отзыва лицензии в соответствующем приказе Банка России по Хлебобанку, изданном несколько дней назад, говорится: «Отчетность банка носила существенно недостоверный характер в части отражения вложений в ценные бумаги и финансовых результатов от операций с ними». Таким образом, впервые за почти полгода речь снова идет об обнаружении схемы использования банками несуществующих ценных бумаг.

По сведениям «Ъ», масштаб этого явления в случае с Хлебобанком составлял более 3 млрд руб., при том что все его активы, по данным рейтинга банков «Интерфакс»,— 4,25 млрд руб. Фактически это означает, что 393-е место банка по активам было дутым. Для маскировки этого факта банк, по сведениям «Ъ», использовал достаточно оригинальную схему. Чтобы придать несуществующим ценным бумагам видимость реально имеющихся и даже ликвидных активов, банк «проводил» с ними сделки репо (кредитование под залог ценных бумаг).

Слова источников «Ъ» подтверждает и отчетность банка. Самый большой его актив — на 3,3 млрд руб.— был отражен в его оборотной ведомости по счетам бухучета (форма 101) на 1 июля на счете 50618 «Долевые ценные бумаги, переданные без прекращения признания».

Именно по этой строке отражаются требования банков к контрагентам после передачи им в залог ценных бумаг по сделкам репо. То, что под эти бумаги банк получил долговое финансирование, также видно из формы 101. Те же 3,3 млрд руб. отражены в пассивной части оборотной ведомости в качестве средств, привлеченных от нерезидентов на срок свыше трех лет. «Использованная банком схема предполагала, что «поставка» бумаг назад (исполнение второй части сделки репо) будет произведена через три-пять лет»,— пояснил один из источников «Ъ». По сведениям «Ъ», по сделкам репо передавались якобы имеющиеся у банка акции нерезидентов, права на которые «учитывались» в системе Euroclear через российский субдепозитарий. Обращение туда проверяющих показало, что бумаг там не было и нет.

Схемы с несуществующими ценными бумагами применяются банками не впервые: наиболее ярким случаем стала маскировка с помощью отсутствующих бумаг «дыр» в балансах банков так называемой группы Матвея Урина в конце 2010-го — начале 2011 годов. Впоследствии его опыт взяли на вооружение и другие, не связанные с ним игроки: последний случай датирован февралем 2012 года.

Схема, использованная Хлебобанком, существенно отличается от так называемых уринских схем. В последних не использовались сделки репо, а депозитарии действовали в сговоре с банками. В случае с Хлебобанком, по словам источников «Ъ», депозитарий был даже не в курсе, что его имя использовалось банком с целью ввести в заблуждение проверяющих. При этом новая схема не является модификацией ранее использованных. По сведениям «Ъ», она появилась до того, как Матвей Урин лишил вкладчиков пяти банков почти 15 млрд руб. их сбережений. По словам источников «Ъ», проводить фиктивные сделки репо с несуществующими ценными бумагами Хлебобанк начал еще в 2009 году. Прошедшая с тех пор первая проверка ЦБ стала для него и последней, указывают собеседники «Ъ». Судя по отчетности банка за несколько последних лет, активность в работе с ценными бумагами присуща ему уже достаточно длительное время. Эксперты полагают, что таким образом банк мог не только создавать видимость деятельности, но и надувать капитал: положительную переоценку по несуществующим ценным бумагам он включал в капитал через прибыль.

Все это время отчетность банка заверяла (с положительным заключением) одна и та же аудиторская компания — ООО «Фирма Росаудит». «Чисто теоретически аудитор мог быть введен в заблуждение клиентом»,— считает адвокат юридической компании «Юков, Хренов и партнеры» Анна Бурдина. Впрочем, указывает она, при такой структуре баланса, как у этого банка, аудитор мог бы обратить внимание на долю бумаг в структуре активов и сделать оговорку о связанных с этим рисках. Сотовый телефон директора и совладельца (50% доли) «Росаудита» Тамары Матвеевой вчера был отключен, телефон, указанный на сайте, не отвечал. Согласно информации из базы данных СПАРК, компания является «микропредприятием» с уставным капиталом в 10 тыс. руб. Ее сайт находится на бесплатном сервисе narod.ru и не обновлялся с февраля 2010 года. На сайте Минфина указано, что компания является членом СРО «Московская аудиторская палата». «СРО как никто другой заинтересована в очищении своих рядов от недобросовестных аудиторов,— говорит член правления МАП Михаил Егоров.— Ведь если пропадет доверие к аудиторам, то аудит пропадет как профессия». По его словам, учитывая, что рынок аудита является саморегулируемым не так давно, пока СРО не имели возможностей проверить всех своих членов. На полную проверку, по его оценкам, может уйти около двух лет.

Светлана ДЕМЕНТЬЕВА, Александра БАЯЗИТОВА

см.  Хлебобанк в «Книге Памяти»