Капитал пришелся в кассу

18.06.2012 15:30

Мелкие банки предпочли наличные

Повышение требований к минимальному размеру капитала банков 180 млн руб. с этого года не дало ожидаемого роста их бизнеса, показывает исследование «Ъ». Более чем у трети игроков, увеличивших капитал в конце прошлого года, наличные в кассе банка превышают 20% активов. Такая ситуация требует повышенного внимания, считают в ЦБ.

Требование по минимальному размеру капитала 180 млн руб. для действующих банков вступило в силу с 1 января.

Около 60 банков увеличили капитал до требуемого уровня за месяц до вступления в силу новых требований.

Как показывает анализ отчетности этих банков, проведенный «Ъ», некоторым из них пришлось практически удвоить капитал (в среднем по выборке увеличение составило 30—40%), но за прошедшие полгода никаких особенных изменений в структуре их активов не произошло. Каждый третий увеличивший капитал в конце прошлого года региональный банк предпочитает сохранять значительную часть своих активов в виде наличных в кассе, свидетельствуют подсчеты «Ъ». Доля активов, вложенных в наличность, превышает 20% у 22 из 60 банков. Лидером по этому показателю является Дагбизнес-банк. По данным на 1 июня, у банка был нулевой кредитный портфель и отсутствовали какие-либо вложения в ценные бумаги, зато в кассе банк хранил 200 млн руб., то есть 100% активов. На запрос «Ъ» из указанных 22 банков ответили лишь два. «Это коммерческая тайна банка»,— заявил «Ъ» председатель Жилстрой-банка (доля кассы — 38%) Сергей Марулиди. «Есть ситуации, когда специфика работы кредитной организации требует много наличных,— пояснил «Ъ» генеральный директор коммерческого банка «Майма» (доля кассы — 45%) Расул Бабаев.— У нашего банка много операционных касс в Москве, поэтому требуется и большой наличный оборот».

Высокая доля кассы в активах банка сама по себе не нарушение: иногда это может иметь разумное объяснение, например, если в регионе не распространены безналичные расчеты, указывает источник «Ъ», близкий к Банку России. В то же время доля свыше 30% должна вызывать и вызывает вопросы у регулятора относительно экономической целесообразности такой структуры активов, указывает собеседник «Ъ». «Работа ведется, но не стоит забывать, что касса — это самый простой способ фальсификации капитала и самый сложный элемент для контроля,— продолжает он.— В отсутствие мотивированного суждения у ЦБ доказать, что собственных денег банка в кассе реально нет, крайне сложно». В обоснование отсутствия денег в кассе на момент проверки банки предлагают ревизорам целый ряд отговорок: деньги ушли на выдачу кредитов, документы по которым хранятся не в головном офисе, переведены филиалу, который на них купил ценные бумаги, и т. п., рассказывал ранее зампред Банка России Михаил Сухов. Цель всех этих отговорок — выиграть время на то, чтобы одолжить «наличный капитал», доставить его в банк и предъявить ЦБ. «При внезапной проверке зачастую выясняется, что кассир заболел или забыл ключи, а на следующий день оказывается, что все в порядке»,— указывает источник «Ъ». После демонстрации деньги, естественно, покидают банк.

Согласны с такой оценкой и эксперты. «Большие операции по кассе могут свидетельствовать о недобросовестности банка,— говорит председатель совета директоров аудиторско-консалтинговой группы «Градиент Альфа» Павел Гагарин.— Зачастую это является свидетельством операций по отмыванию денег и их незаконному обналичиванию с банковских счетов».

Есть и объективные причины, сдерживающие рост бизнеса малых банков и вынуждающих их хранить наличность в кассе, указываю эксперты. «Малые банки не настолько рыночные, не обслуживают крупнейших клиентов, не используют массовую рекламу или самые современные технологии,— говорит директор департамента банковского консультирования консалтинговой группы «НЭО Центр» Евгений Трусов.— Они занимают свою нишу в своем регионе, работая с кругом давних клиентов, со многими из которых установлены личные связи у менеджмента или собственников банка, поэтому и скачков в развитии от них ожидать не стоит». В регионах практически нет клиентов, которые могут предложить адекватный уровень залогов, поэтому кредитный портфель невозможно нарастить быстро, соглашается предправления банка «Смолевич» Любовь Игнатова.

Большинство увеличивших в конце прошлого года капитал банков все же смогли нарастить кредитный портфель. Лидерами по темпам роста кредитования стали Идель-банк (Казань; за полгода продемонстрировал его увеличение в 5,8 раза), Рингком-банк (Назрань) — в 2,4 раза, МБР-банк (Москва) — в 2,3 раза, подсчитала аналитик ИФК «Солид» Елена Юшкова. «Вполне вероятно, что кредиты, выданные в таком объеме за относительно короткий срок, могут в итоге оказаться рискованными активами», — считает госпожа Юшкова.

Александра БАЯЗИТОВА, Светлана ДЕМЕНТЬЕВА