Итоги-2012: слабый спрос грозит годами застоя экономике РФ

31.05.2012 14:08

Кризисные явления в мировой экономике докатились в 2012 году до России, вызвав торможение роста ВВП, промышленности и инвестиционной активности. Прежние драйверы роста — господдержка и потребительский спрос — больше не работают, более того, в 2013 году слабое потребление станет ключевым препятствием для подъема экономики с колен.

Главным разочарованием уходящего года стал прирост ВВП, сократившийся с 4,9 процента в первом квартале до 4,0 процента во втором и 2,9 процента в третьем.

«ВВП замедлился на фоне менее устойчивых потребительских и инвестиционных расходов, плохого урожая зерна. По нашему мнению, экономика будет буксовать вплоть до первого квартала 2013 года, пока глобальные и внутренние встречные ветра продолжат дуть», — полагает Иван Чакаров из Ренессанс Капитала.

Потеряв часть урожая в результате засухи, сельхозпроизводство в третьем квартале сократилось на 5,4 процента в годовом выражении.

Инвестиции стали скромнее после масштабных вливаний в олимпийскую стройку в Сочи и проекты саммита АТЭС. Не стоит забывать и об эффекте базы: во втором полугодии 2011 года ВВП повышался ускоренными темпами благодаря рекордному урожаю и инвестициям ТЭК.

«Новой реалией (в 2013 году) станет более медленный рост ВВП и преобладание стагнационных тенденций в промышленности», — сказала Мария Помельникова из Райффайзенбанка.

Прогноз Минэкономразвития предполагает, что экономика России вырастет в 2012 году на 3,5 процента, а в 2013 — на 3,6 процента.

Главные угрозы

Рост благосостояния, потребления и инвестиционной активности мог бы вытащить экономику из колеи, но ожидания аналитиков остаются негативными: капитальные инвестиции, розничный оборот, реальные зарплаты вырастут в 2013 году скромнее, чем в 2012.

«Главный тренд следующего года — это замедление по сравнению с этим годом потребительской активности», — сказал экономист Росбанка Владимир Цибанов.

Об ослаблении потребительской активности говорит и Мария Помельникова:

«Тенденция может продолжиться в связи с замедлением роста реальных зарплат (после связанного с выборами всплеска социальных расходов в 2012 году) и ужесточения регулирования потребительского кредитования».

ЦБ запланировал в 2013 году двукратное повышение норм резервирования по необеспеченным потребкредитам и повышенную «плату» капиталом, что грозит неизбежным торможением роста потребительского кредитования населения — до 25—30 процентов в год с 40 процентов в 2012 году.

«Учитывая, что в 2013 году не будет «лишнего» процентного пункта ВВП, подаренного потребителям государством в связи с предвыборной кампанией, поддержание (а не ускорение!) снижающегося роста потребует большего объема инвестиций, чем в предыдущие годы», — ожидает экономист Газпромбанка Иван Синельников.

Минэкономразвития понизило прогноз прироста капитальных инвестиций на 2013 год до 6,5 процента с 7,2 из-за корректировки инвестиционных программ крупными компаниями.

«Мы продолжаем прогнозировать недостаток частных инвестиций, в то время как положительный эффект от господдержки (основного драйвера инвестиций в последнее время) по мере завершения подготовки олимпийских объектов будет постепенно сходить на нет, а потенциал новых крупных госпроектов ограничен ужесточением бюджетной политики в ближайшие годы», — сказала Помельникова.

Газпром уже объявил о сокращении заявленной инвестпрограммы на 2013 год на 200 миллиардов рублей, объем инвестиций РЖД на следующий год снизится до 411,5 миллиарда рублей с 492,1 миллиарда в текущем году, новая инвестпрограмма ФСК ниже плановых параметров в среднем на 22—23 процента в год.

Сокращение инвестпрограмм позитивно влияет на котировки компаний, предполагая увеличение дивидендных выплат акционерам, поэтому многие эмитенты этим пользуются.

Коварный рост

Ожидания чиновников на счет ВВП в 2013 году слишком оптимистичны по сравнению с консенсус-прогнозом Рейтер. Слишком много неизвестных в этом уравнении: кроме инвестиций и потребления основным риском остается глобальное торможение.

Мировая экономика входит в 2013 год с замедлением темпов роста, проблемой сокращения бюджетных дефицитов, раздутым госдолгом развитых стран, высокой безработицей.

ОЭСР сократила прогноз мирового роста, предупредив, что «бюджетный обрыв» в США — большой источник опасений, но величайшим понижательным риском остается долговой кризис еврозоны.

Слабый рост в мире окажет прямое влияние на российский ВВП:

«Вечная мерзлота на уровне глобальной экономики не способствует высоким темпам роста спроса на товары российского экспорта в ближайшие годы», — подчеркивает HSBC.

ЦБР в среднесрочной перспективе ожидает сохранения темпов роста на уровне, близком к 2011—2012 годам. Глава ЦБР Сергей Игнатьев надеется на рост экономики на 3,6 процента в 2013 году «при нормальной и ответственной денежно-кредитной политике».

Особых крайне неприятных факторов в последнее время не было, как это было в 2006—2007 году, когда цены на нефть росли и приток капитала был мощным, поэтому особых неожиданностей не ожидается, сказал Игнатьев.

Замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач допускает, что темпы роста следующего года могут оказаться ниже, чем в 2012 году, если никаких дополнительных стимулов в экономике не появится.

Драйверы и стимулы

Чиновники в этом году заявили целый ряд системных преобразований в разных секторах экономики, связанных как с указами президента, так и с госпрограммами, которые должны улучшить инвестиционный климат и придать новое дыхание российской экономике, сказал Клепач, призвав с оптимизмом смотреть в среднесрочное будущее.

HSBC предлагает России повышать конкурентоспособность за счет увеличения производительности. Учитывая огромный разрыв в производительности между Россией и странами G7, такая политика может обеспечить устойчивый экономический рост.

«Мы видим внутренний потенциал для улучшения экономической ситуации в повышении конкуренции, снижении административных барьеров, улучшении качества институциональной среды, но это вопрос не одного года», — говорит Помельникова.

Большинство экономистов согласны, что рост будет скромным на протяжении нескольких лет, пока Россия переходит к новой модели роста.

«Структура драйверов роста пока сохранится неизменной вследствие высокой доли потребления (70 процентов) и негибкой производственной структуры экономики и инвестиций. Переход к инвестиционной модели роста, объявленный Минэкономразвития, может растянуться на 10 лет», — полагает Синельников из Газпромбанка.

Любой успех в реализации планов, направленных на устранение ключевых структурных препятствий для бизнеса, будет доказательством того, что инвестиционный климат меняется, говорят экономисты.

Правительство РФ озвучило меры, которые позволят перейти к новой модели роста, но среди них, по мнению аналитиков, нет радикальных реформ:

— поддержка инвестиционной активности за счет расширения практики предоставления налоговых кредитов,

— снижение банкам нормативов резервирования по кредитам с госгарантиями,

— сохранение для малого бизнеса льгот по уплате страховых взносов,

— создание комплексной системы поддержки экспорта товаров,

— господдержка приоритетных инфраструктурных проектов,

— завершение реформы финансового рынка (оперативное создание мегарегулятора),

— повышение эффективности госуправления,

— снижение доли государства в экономике,

— масштабирование успешного опыта регионов по реализации инвестпроектов,

— расширение возможных форм реализации проектов на принципах государственно-частного партнёрства.

Елена ФАБРИЧНАЯ