Испугались дефицита

18.01.2012 05:17

На нефтяном рынке снова неспокойно, предупредили министры финансов G7. Они опасаются сбоя поставок и просят производителей нефти нарастить добычу. Российским экспортерам напряженность на руку: увеличить поставки не удастся, но спрос и цены на Urals растут

Министры финансов стран «семерки» — США, Канады, Японии, Германии, Великобритании, Франции и Италии — опасаются, что нефть продолжит дорожать. Рост цен отражает геополитические проблемы и перебои с поставками, говорится в их совместном заявлении: «Мы готовы просить Международное энергетическое агентство (МЭА) принять меры для обеспечения необходимого объема сырья». Кроме того, они просят поставщиков нефти увеличить добычу.

Нефть марки Brent за последние два месяца подорожала на 25% до $112,39, WTI — на 19% до $95,02.

Из-за введенных США и ЕС санкций против Ирана c 1 июля рынок лишился 800 000 баррелей нефти, есть риски эскалации конфликта США с Сирией и очередного обострения отношений между Ираном и Израилем, пишет IHS Global Insight.

Иран способен погрузить мировую экономику в депрессию, если заблокирует Ормузский пролив (через него перевозится 40% экспортируемой в мире нефти), цены взлетят до астрономического уровня, считает Джордж Фридман из Stratfor. Развитие ситуации вокруг Ирана критично для рынка, но сейчас принципиально, что будет с Сирией, продолжает он: «Если режим президента Сирии Башара Асада выживет, влияние Ирана в регионе возрастет».

Главный лоббист использования стратегических резервов — администрация США, консультации в «семерке» начались в марте. Выборы заставят США задействовать резервы, рост цен плохо сказывается на имидже первых лиц страны, считают аналитики Citi и IHS CERA. Бензин подорожал в августе на 27 центов до $3,76 за галлон.

Удобное политическое прикрытие для распечатывания резервов — это ураган «Исаак», пишет WSJ: администрация Джорджа Буша использовала резервы в 2005 г. после урагана «Катрина». Из-за урагана «Исаак» США закрыли в Мексиканском заливе 93% мощностей по добыче нефти и 67% по добыче газа (данные министерства энергетики и Бюро по безопасности и экологическому контролю).

А последний раз МЭА задействовало стратегические резервы летом 2011 г. во время пика конфликта вокруг Ливии, из-за которого мировой рынок нефти лишился 1,1 млн баррелей в день. Но сильно сбить цены интервенции не помогли. Сейчас же МЭА не готово распечатать резервы. «Рынок гладко адаптировался к снижению поставок из Ирана, резко увеличена добыча другими странами ОПЕК, в том числе Саудовской Аравией, и наблюдается разгон добычи в США и Канаде», — заявила исполнительный директор МЭА Мария ван дер Ховен.

Рассматриваются все варианты снятия напряженности на нефтяном рынке, заявил представитель Белого дома. По оценке минэнерго США, свободные мировые мощности составляют около 2,4 млн баррелей в день, почти все они — в странах ОПЕК. Текущее мировое производство нефти — около 89 млн баррелей в день (данные МЭА).

Российским экспортерам рост геополитической напряженности на руку, пишет МЭА: цена барреля Urals выросла в июле — августе на 16,2% до $111,74 (с начала года — на 5,8%). Но потенциал российских экспортеров ограничен, по прогнозу Минэнерго, уровень добычи будет держаться до 2020 г. у отметки 505—510 млн т в год, поставки в страны дальнего зарубежья в январе — июле 2012 г. сократились на 0,1% до 139,59 млн т (данные ЦДУ ТЭК). В уточненном прогнозе Минэкономразвития цена нефти в 2012 г. снижена со $115 до $109, объем экспорта увеличен с 237,1 млн до 241,1 млн т, в дальнее зарубежье — с 205,6 млн до 213,5 млн т. «Наша страна работает на максимуме возможностей по добыче, и резко увеличить объемы производства нефти мы не можем», — говорил президент «Лукойла» Вагит Алекперов.

Рубль не дернулся

Несмотря на правило: «изменение цены нефти на $10 двигает курс на 1,5—2 руб./$», национальная валюта на этот раз практически не отреагировала на летнее ралли сырьевых цен, укрепившись только на 1% за месяц, отмечает Наталия Орлова из Альфа-банка. Слабая реакция рубля может быть связана с выплатами дивидендов российскими компаниями, считает она: у нефтяных корпораций они составили около $10—12 млрд, что внесет вклад в отток капитала в августе, который составит $5—7 млрд, $54 млрд за восемь месяцев.

Екатерина КРАВЧЕНКО