Иностранное больше не в счет

27.02.2012 11:04

Зарубежных активов лишат не только действующих депутатов и чиновников, но и будущих

Думский комитет по безопасности и противодействию коррупции рекомендовал Госдуме узаконить право президента и его администрации в любой момент проводить проверку сведений о зарубежных счетах и активах чиновников, а также расширить круг лиц, на которые будет распространен новый запрет. Дума должна принять пакет из президентского и депутатского законопроектов уже на следующей неделе, и тогда запрет на иностранные активы коснется не только действующих депутатов и чиновников, но и претендентов на эти должности. Эксперты уверены, что ограничения должны вступать в действие в момент избрания, а владельцы зарубежных счетов не захотят рисковать, баллотируясь от оппозиционных партий.

Вчера на комитете были рассмотрены поправки сразу к двум законопроектам: «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета, хранить наличные денежные вклады в иностранных банках за пределами РФ и иметь ценные бумаги иностранных эмитентов» Владимира Путина и депутатский законопроект с изменениями в сопутствующие законы. Оба были приняты в первом чтении и теперь синхронизированы — на следующей неделе их планируется принять во втором (17 апреля) и третьем чтении.

Ко второму чтению единороссы решили, что отказываться от зарубежных активов должны не только действующие депутаты и чиновники, их супруги и несовершеннолетние дети, но и те, кто только баллотируется на выборные должности.

Поэтому ст. 38 закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» дополнили обязанностью кандидатов как в губернаторы, так и в депутаты законодательных собраний «одновременно с иными документами, необходимыми для регистрации» представлять в избирком субъекта РФ «письменное уведомление» об отсутствии банковских счетов и других активов за пределами РФ.

Такие же ограничения будут обсуждаться и для депутатов Госдумы, заявил «Ъ» соавтор поправок, глава комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин.

«Заранее заставлять человека избавляться от наработанных годами связей, бизнеса — это не шуточные вещи,— заявил «Ъ» глава политсовета внедумской партии «Родина», экс-депутат Госдумы и владелец группы компаний «Дело» Сергей Шишкарев.— Ограничения должны вступать в действие на тот момент, когда наступил факт избрания,— сейчас депутаты пишут заявления, что готовы в пятидневный срок сложить полномочия, несовместимые со статусом депутата». Лидер «Партии дела», глава совета директоров «Росагромаша» Константин Бабкин заявил «Ъ», что «не понимает» новых ограничений: «Выборы и так у нас изнасилованы и не являются методом влияния на власть». По словам лидера партии «Гражданская платформа» Михаила Прохорова все это приведет к «люмпенизации власти».

Директор Института избирательных технологий Евгений Сучков считает, что в поправках «прослеживается та же идеология, которая заложена в идее создания «Народного фронта»,— люди, которые приходят во власть, должны каким-то образе отражать интересы простого человека». Поправки повысят управляемость и упростят контроль за финансовыми потоками, считает политтехнолог Владимир Перевозчиков, но «это будет влиять и на качество депутатов», за которыми все равно «будут стоять финансово-промышленные группы». При этом опрошенные «Ъ» политтехнологи не исключают, что теперь владельцы зарубежной собственности будут понимать, что, претендуя на выборную должность от оппозиционной партии, которой не гарантировано попадание в парламент, они рискуют остаться и без должности, и без собственности.

Если кто-то боится риска, «пусть не идет в депутаты, а продолжает заниматься бизнесом», заявил «Ъ» секретарь Генсовета «Единой России» Сергей Неверов.

Правда, в регионах однозначного отношения к поправкам не выработали даже единороссы. «В нашей стране власть формирует народ, потому эта власть должна быть к народу максимально близкой»,— заявил «Ъ» член фракции «Единая Россия» в Свердловском заксобрании Евгений Артюх. А в трактовке члена фракции «Единая Россия» в Заксобрании Петербурга Сергея Шатуновского, все «это может ограничить количество креативных людей, которые хотят работать на госслужбе». «В России достаточная законодательная база, с помощью которой можно признать владение зарубежной недвижимостью незаконным. Однако она попросту не работает»,— говорит депутат Ростовского заксобрания от КПРФ Евгений Бессонов.

Помимо этого, на заседании комитета по безопасности и противодействию коррупции было предложено распространить запрет на хранение за рубежом «всех ценностей, а не только наличных денежных средств». «Логика была простая. На хранение наличных денег заключается договор о хранении, арендуется ячейка, и, что хранится в ячейках, контролировать невозможно»,— пояснил зампред комитета Эрнест Валеев. Кроме того, будут запрещены все «финансовые инструменты, включая ценные бумаги, акции, облигации, депозитарные расписки, паи, опционы, фьючерсы, свопы». Последняя новость вызвала недоумение даже у главы комитета по финансовым рынкам единоросса Натальи Бурыкиной. Она так и не смогла получить от главы комитета Ирины Яровой аргументированный ответ, почему запрет коснется всех иностранных ценных бумаг, в том числе так называемых трэвел-чеков, которые покупаются в российских банках и используются вместо наличных. Под запрет попадет и «доверительное управление имуществом, предусматривающее инвестирование в иностранные финансовые инструменты», то есть трасты.

Ограничения на иностранные активы вводились единороссами под предлогом того, что это не позволит влиять на внутриполитическую деятельность из-за рубежа. Непонятно, как с помощью траста можно влиять на депутата и чиновника, отмечает экономист Сергей Алексашенко, ведь, «отдав акции в траст, вы до определенного момента больше не можете ничего с ними делать». В эффективности этих мер сомневается и партнер UFG Wealth management Дмитрий Кленов, ведь формально бенефициаром актива может быть не чиновник или депутат, а их совершеннолетние дети.

«Получается цинично — говорят, что пусть лучше наворованные деньги чиновники размещают в России. Это абсурд»,— отмечает вице-спикер Законодательного собрания Нижегородской области от КПРФ Владислав Егоров. Напомним, 2 апреля Владимир Путин подписал указ, которым самостоятельно перенес установленный законом «О правительстве РФ» срок подачи деклараций чиновников за 2012 год — с 1 апреля до 1 июля 2013 года. Вчера же депутаты решили узаконить установленное этим указом право президента и главы его администрации назначать проверку деклараций (см. «Ъ» от 3 апреля). По словам депутата Госдумы Вадима Соловьева, это делает абсолютно незащищенными оппозиционеров и «нарушает установленный Конституцией принцип разделения властей».

Сколько фракций бывает в региональных парламентах

В большинстве региональных парламентов — 59 из 83 — сформировано по четыре фракции. Их состав чаще всего идентичен составу Госдумы и включает «Единую Россию», «Справедливую Россию», ЛДПР и КПРФ. Однако встречаются и исключения. Например, в Северной Осетии нет фракции ЛДПР, зато есть «Патриоты России», а в ярославской облдуме они заменили «Справедливую Россию».

Наибольшее количество фракций — по пять — представлено в шести регионах. Это Дагестан, Карелия, Хакасия, Калининградская и Псковская области, а также Санкт-Петербург. В Калининградской думе помимо пяти фракций (четыре думских и «Патриоты России») также действует депутатская группа «Гражданская платформа». В парламентах Санкт-Петербурга, Карелии и Псковской области пятой фракцией стало «Яблоко». В Народном собрании Дагестана нет фракции ЛДПР, зато представлены «Патриоты России» и «Правое дело». В Хакасии думские партии работают вместе с «Патриотами России».

Три фракции образованы в пяти регионах. Во всех них в парламенты прошли единороссы и коммунисты. В Саратовской и Тульской областях, а также в Якутии третьей стала «Справедливая Россия». В Тамбовской и Смоленской областях единороссов и коммунистов дополняет ЛДПР. Кроме того, в Якутском госсобрании создано депутатское объединение «Гражданская платформа» и группа «Согласие».

По две фракции действуют в 13 субъектах — Москве, Чукотке, Чечне, Башкирии, Калмыкии, Марий-Эл, Мордовии, Татарстане, Туве, Кемеровской, Пензенской и Ростовской областях, а также в Краснодарском крае. Повсеместно наблюдается значительный численный перевес единороссов. Так, в Москве на 32 члена фракции «Единая Россия» приходится фракция из трех коммунистов. В Чечне 38 единороссам «противостоят» четыре члена «Справедливой России». На Чукотке конкуренцию фракции из семи единороссов составляет один член ЛПДР. Ольга Шкуренко

Вам что в политике нужно?

Вадим Дымов, владелец компании «Дымовское колбасное производство», член генсовета «Единой России»:

— Политика для меня важна, но я пока не готов ради нее пожертвовать бизнесом. Пока заниматься бизнесом интереснее. Я думаю, большинство бизнесменов идет во власть, чтобы защитить свои доходы, но на самом деле они просто теряют деньги. Возможно, есть и те, кому удается выгадать, но их немного.

Артем Бектемиров, совладелец аптечной сети «36,6»:

— Я бы не сказал, что мне что-то было нужно. Если брать мою активность двухлетней давности в «Правом деле», то я просто хотел внести побольше здравого смысла в те сферы, в которых я что-то понимаю. Сейчас иногда участвую методологически и экспертно в работе «Гражданской платформы», но называть это политической деятельностью было бы слишком амбициозно. Заставлять бизнесменов уже на стадии выдвижения избавляться от зарубежных счетов, собственности и прочего слишком жестко.

Шамхал Ильдаров, президент Ассоциации текстильщиков:

— Я пошел в политику, чтобы влиять на решения. Ни от чего ради политической карьеры мне не пришлось отказываться, и если кто-то скажет, что он отказался от бизнеса ради политического статуса, это неправда. Они просто делегируют свои права доверенным людям, и это не противозаконно. Человек так устроен, что от бизнеса, который его кормит, не откажется никогда.

Владислав Резник, первый зампред комитета Госдумы по финансовому рынку:

— Политикой я занимаюсь, чтобы реализовать свое видение страны, в которой будут жить мои дети. И о счетах, и о недвижимости за рубежом, от которых пришлось ради этого отказаться, я не жалею.

Николай Власенко, член Совета федерации, основатель группы компаний «Виктория»:

— Когда удовлетворены карьерные амбиции, хочется общественной деятельности, создавать людям благо. Попытка вышибить из политики людей с предпринимательским опытом мне не очень нравится, ведь такие люди заранее предполагают, как будет воздействовать тот или иной закон на производство, страну, экономику. Если их не будет в законотворчестве, то есть опасность, что на их место придут чистые бюджетополучатели, которые являются потребителями, а не коммерсантами. И они, стремясь к благу для всех, могут все блага и проиграть. Не знаю, уменьшит ли это коррупцию, но точно выбьет из политики людей, которые поработали бы на общее благо не за деньги, а за славу.

Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш», лидер Партии дела:

— Влияние. Я вижу большой потенциал в России, и он не реализуется. Я понимаю, чиновник не должен иметь бизнес, но отказаться от всего заранее — это очередное препятствие и устранение конкурентов. Но загнать бизнесменов в «Единую Россию» не получится, они ведь не смогут выражать свое мнение. Я знаю депутатов из бизнеса, которым говорили, как голосовать по ВТО, по налоговой, финансовой системе. Их заставляли душить свое «я» и бизнес. Не думаю, что очередь в «Едро» увеличится.

Сергей Борисов, председатель попечительского совета «Опора России»:

— Считаю, что политика — не дело бизнеса. Но бизнесу нужно вменяемое руководство страной. Бизнесмены ходили во власть, чтобы изменить экономическую ситуацию. Пример с Ольгой Голодец показывает — не все чиновники настроены на создание конкурентной экономики. Они считают, золотовалютных и нефтяных запасов хватит, чтобы прокормить всех, и все должны строем ходить на казенные предприятия. Вот бизнесмены и рванули во все уровни власти. А запрет даже кандидатам в депутаты быть бизнесменами — перегиб.

Дмитрий Зеленин, президент Ассоциации менеджеров, экс-губернатор Тверской области:

— Политика это реализация собственных задач в пользу граждан и государства. Я шел в политику, потому, что считал, что мои идеи могут быть реализованы. И что-то получилось. А новые ограничения не решают главного — чтобы все избранники были доверенными людьми, что бы люди им доверяли. И вопрос не в зарубежной собственности, а в открытости и достоверности информации. За недостоверность данных надо жестко наказывать.

Максим ИВАНОВ, Алена ТРОНИНА, Антон ПРУСАКОВ, Татьяна СЕРБИНА, Антон АРСЕНЬЕВ