Иена огненная

20.02.2012 17:22

Третья экономика мира, японская, опять вошла в рецессию. В ближайшие годы Япония и Китай будут главными источниками плохих новостей для всей мировой экономики.

Когда-то Япония была страной надежды — почти такой же, как сегодняшний Китай. Но вот уже 20 лет бывший азиатский тигр не может выйти из стагнации. Коллапс рынка недвижимости, случившийся в 1990-м, так и не удалось преодолеть. Тяжелым выдался и 2009-й: дала о себе знать экспортная ориентация экономики, ВВП Японии упал глубже, чем во всех развитых странах.

Потом хилое восстановление, во многом поддержанное спросом Китая на японский экспорт, и вот опять — рецессия. Во втором квартале 2012-го спад составил 0,1%, в третьем уже 3,5% в годовом исчислении. Причины в основном внешние, так как на внутренний спрос при стареющем и сокращающемся населении особенно никто и не рассчитывает.

Экспортный капкан

Экономика, ориентированная на экспорт, зависима от внешней конъюнктуры. Если в мире все хорошо, то она первая пожнет от этого плоды, а если плохо, то и в этой стране все совсем плохо (граждане России уже давно об этом догадались). За первую половину фискального 2012 года, с апреля по сентябрь, экспорт из Японии упал на 2%. В октябре — уже на 6,5%, за первые 20 дней ноября — на 7,5%. При этом основное падение приходится на рецессионную Европу. В Старом Свете нынче в моде экономия. Зачем свежебезработному европейцу новая Toyota или Mazda? Экспорт в ЕС за первое фискальное полугодие 2012-го упал на 16,1%, за октябрь — на 20,1%.

Что делать, когда тебе стыдно, то есть твои высокотехнологичные товары не расхватывают как горячие пирожки? Самурайское решение — сеппуку (в России его чаще называют харакири), что Япония с гордостью и сделала.

В августе японское правительство придумало, как вернуть под свой суверенитет острова Сенкаку (Дяоюй), предложив купить их у частного владельца-японца. Китай их считает своей территорией, а остроты проблеме придало то, что на их шельфе обнаружились крупные запасы природного газа.

Шаг оказался непродуманным. Китай не замедлил с протестами, последовали массовые антияпонские демонстрации в крупнейших городах, парад флотилий, выдвинувшихся к островам, а также бойкот японских товаров. Бойкот стал чувствительным ударом для экономики, ведь Китай с 2009-го — крупнейший импортер японских товаров в мире, оттеснивший США на второе место. Япония стала слишком зависимой от Китая и умудрилась обострить свои и без того непростые с ним отношения. Да еще и перед политически важной сменой власти в Пекине. В итоге вслед за уже падающим экспортом в Европу стал валиться и экспорт в Китай. За первое фискальное полугодие 2012-го он упал на 8,2%. За октябрь — уже на 11,6%. Китайцы перестали покупать японские машины: экспорт автомобилей обвалился в октябре на 82%.

Между тем на фоне снижающегося экспорта импорт не падает, и торговый баланс уходит глубоко в отрицательную зону, что совсем нехарактерно для Японии. Причина — дорогие углеводороды. Сейчас это более трети импорта: после закрытия АЭС Япония стала зависимой от внешних источников топлива.

Наследие бума

Внешняя торговля — не единственная проблема. Ситуация с долгами еще острее. По данным МВФ, госдолг Японии достиг 236% ВВП, при этом нетто-обязательства государства, за исключением госактивов, составляют 135% ВВП. Держатели госдолга, впрочем, в основном резиденты, что выгодно отличает Японию, скажем, от Греции. Дефицит бюджета в 2012 году планируется в 7,5% ВВП. При этом даже при сверхнизких ставках на обслуживание госдолга уходит уже почти половина налоговых доходов бюджета — рекорд для стран ОЭСР. Если ставки по десятилетним гособлигациям вырастут всего на 1,5—2 п. п., то выплата процентов по ним окончательно подорвет бюджет.

Это последствия бума конца 1980-х. Тогда, на пике пузыря, японские акции торговались со средним Р/Е (цена/прибыль) — 66 (при общепринятых 10-15-20), они же составляли 45% от общемирового индекса MSCI World. Из десяти крупнейших мировых банков семь были японскими. В 2012-м в десятке по активам остались два японских банка — Mitsubishi UFJ Financial Group и Japan Post Bank, а по капитализации — ни одного. Недвижимость в токийском районе Гиндза расходилась по $1 млн за квадратный метр, а японские финансисты скупали картины, взвинтив цены на импрессионистов до небес. Япония воспринималась как будущий мировой лидер, готовый оставить позади США. Аналогия с сегодняшним Китаем очевидна. Все, впрочем, кончилось плохо: пузырь лопнул в 1990-м.

Жесткой рецессии тогда Японии удалось избежать только благодаря вмешательству государства. На фоне падения частного спроса и инвестиций государство резко увеличило собственные траты. Разумеется, путем заимствований на рынке — отсюда и огромный сегодняшний госдолг. При этом деньги тратились часто впустую: улучшалась и без того хорошая инфраструктура, строились дублирующие дороги, бетонировались русла рек, лишь бы люди были при деле. Сейчас приходится за все это расплачиваться — долги стали неподъемными для государства.

Из тупика в тупик

Другие проблемы тоже имеют долгосрочный и структурный характер. Во-первых, это старение населения. Во-вторых, утрата доли на мировом рынке на фоне конкуренции китайских и корейских компаний. Доля корейских автокомпаний на сокращающемся авторынке ЕС ухитряется расти даже в рецессию, «отъедая» кусочек традиционного японского рынка.

Причина — слишком дорогая японская иена. В то время как большинство развивающихся стран привыкли к высокой инфляции и периодической девальвации своих валют, в японском зазеркалье все иначе. Япония никак не может преодолеть многолетнюю дефляцию и постоянную ревальвацию иены к основным мировым валютам. С начала кризиса, с 2008 года, ее курс к доллару повысился с 110 до 82.

Дело в том, что, несмотря на высокий госдолг, японское государство, компании и домохозяйства являются крупнейшими в мире кредиторами для всего остального мира. Так, по данным McKinsey Global Institute совокупные иностранные активы Японии составляют около $6,7 трлн, а зарубежные обязательства — всего $3,7 трлн. С такой кубышкой ей вряд ли грозит кризис суверенного долга по европейскому сценарию.

Зато вылезают проблемы с удорожанием иены: в периоды финансовых турбулентностей японская валюта традиционно дорожает из-за репатриации капитала японскими держателями зарубежных активов. То есть чем хуже ситуация в мире, тем лучше чувствует себя японская валюта. Даже негатив в самой Японии (вроде землетрясения и ядерной катастрофы 2011-го) сопровождается массовой продажей зарубежных активов и ростом спроса на иену. А это действует на экспортеров убийственно: японская Toyota проигрывает корейской Kia.

Может, стоит девальвировать иену и установить целевой уровень инфляции, чтобы цены наконец начали расти? Именно с таким предложением идет на выборы 16 декабря Синдзо Абэ, лидер Либерально-демократической партии. Скорее всего, когда «Деньги» поступят к читателям, уже будет известно, что он выборы выиграл. Но вряд ли будет известно, что Япония собирается делать с госдолгом. Инфляция и слабая иена сделают непривлекательными для инвесторов гособлигации, последует их распродажа и, соответственно, рост ставок. А даже небольшой рост ставок окончательно подорвет весь бюджет. Тупик. Можно повысить налоги, но и этот шаг сомнителен: повышение налогов приведет к угнетению и без того падающего внутреннего спроса. Опять тупик.

Похоже, что любой вариант выхода из ситуации — и инфляционный (по Абэ), и дефляционный (статус кво) — все равно тупик. А жесткий кризис в третьей экономике мире означает глобальную рецессию. Так уже, собственно, было. Некоторые экономисты, например Ричард Ку из Nomura рассматривают азиатский кризис 1997-го и российский 1998-го как косвенные последствия экономической политики тогдашнего японского премьера Рюитаро Хасимото. В 1996 году Япония показала некоторые признаки восстановления после обвала начала 1990-х и решила пойти на сокращение бюджетных трат, опасаясь резкого роста госдолга. Это привело к болезненным последствиям: Япония погрузилась в 20-месячную рецессию, налоговые поступления упали, а дефицит бюджета — удвоился. Японские инвесторы бросились спешно репатриировать капитал, инвестированный в страны ЮВА, те оказались в рецессии, и в результате упали цены на сырье и нефть, а значит, и российская экономика. Этот сценарий вряд ли повторится, но если вам нужны плохие новости, начинайте с японских.

Александр ЗОТИН