И нефть не помогает

03.12.2011 20:58

Почему замедляется рост российской экономики — опрос «Ленты.ру»

В третьем квартале рост российского ВВП составил 2,9 процента по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Темпы роста экономики замедляются весь 2012 год: в первые три месяца ВВП увеличился на 4,9 процента, а в апреле-июне — на 4 процента. «Лента.ру» узнала у экспертов, почему российская экономика, несмотря на высокие цены на нефть, замедляет свои темпы.

Константин Стырин, профессор Российской экономической школы

Есть два основных фактора, которые «тормозят» рост.

Первый — это стабилизация цен на нефть. Так как объемы ее добычи остаются неизменными (а на протяжении 2000-х показатель даже уменьшался), то выручка от продажи углеводородов будет расти только в том случае, если увеличивается стоимость барреля. В настоящее время этот источник роста не работает.

Второй фактор — неопределенность в отношении того, какой будет рецессия в Европе — умеренной или глубокой, а также в отношении того, как будет разрешаться кризис еврозоны. Четкого представления о том, что события будут развиваться в рамках одного заданного сценария, нет. Распад еврозоны в том или ином виде рассматривается как возможный. Кроме того, не стоит забывать о неопределенности в отношении перспектив американской экономики, где восстановление остается слабым и сохраняется высокая безработица.

В сумме это оказывает угнетающее воздействие на бизнес и инвестиции. Такая тенденция наблюдается не только в нашей стране, но и во всем мире. Это два основных фактора.

Я полагаю, что восстановление темпов роста, которое мы наблюдали в начале этого года, не реалистично. Если посмотреть на помесячный индикатор роста ВВП, то видна тенденция к замедлению. Такие же выводы можно сделать, если изучить данные по опросам российских предприятий, например, Российский экономический барометр. Настроения у бизнеса не радужные.

Кроме того, потребление, которое в начале года было источником экономического роста, также перестает играть эту роль. Во-первых, инфляция, которая начала нарастать во второй половине года из-за повышения тарифов естественных монополий, сокращает реальные доходы населения и «давит» на потребительский спрос. Во-вторых, Центральный банк озаботился ростом потребительского кредитования, которое во многом поддерживало потребление.

В значительных объемах кредитования ЦБ видит угрозу банковской стабильности. Поэтому регулятор пытается через повышение процентной ставки и с помощью других мер сдержать рост потребительского кредитования. Это значит, что объемы ссуд, которые опережали рост реальных располагаемых доходов населения, теперь уже не смогут стимулировать экономику. Мы видим, что за последние несколько месяцев сократились темпы роста розничных продаж. По этой причине и конечное потребление перестает быть драйвером роста.

Кроме того, рост ВВП в четвертом квартале 2011 года был довольно приличным. И чтобы показать высокие цифры, рост должен быть сильным. Я не вижу, за счет каких источников может произойти такое оживление. Поэтому я не жду цифры выше четырех процентов в четвертом квартале. Скорее всего, ВВП за последние три месяца этого года по сравнению с аналогичным периодом предыдущего вырастет на 3—3,5 процента.

Антон Струченевский, старший экономист Sberbank Invetsment Research

На самом деле цифра фантастически хорошая. Главное, что негативно сказалось на темпах роста экономики, — это ситуация в сельском хозяйстве. Но она вызвана погодой и никак не зависит от денежных властей или макроэкономической политики в целом.

Идет некоторое замедление в других секторах, например, в потреблении и промышленном производстве, но это в рамках глобального тренда замедления мировой экономики. В любом случае Россия сейчас растет быстрее, чем мировая экономика, и быстрее, чем большинство развивающихся стран. Конечно, кроме Китая.

В общем-то, надо гордиться такими результатами. А что касается докризисных темпов роста, с которыми вы сравниваете, то они скорее свидетельствовали о перегреве российской экономики. Огромное количество инвестиционных решений, принятых в то время, были ошибочными. Например, раздувание «пузыря» на рынке недвижимости. У вас наверняка были знакомые, которые вкладывались в недвижимость в 2008 году, ожидая, что эти инвестиции будут приносить прибыль? Подобные решения были неверными.

Российский опыт показывает, что лучше иметь стабильные темпы роста, чем недолговечный перегрев, за которым неизбежно следует коррекция. Сейчас ситуация выглядит стабильнее, чем была, скажем, в 2007 году.

Еще раз хочу сказать: темпы роста не являются критерием того, насколько хорошо растет экономика. Критерием является то, насколько она стабильно растет. Сейчас экономика намного стабильнее, чем до 2008 года.

Дмитрий Бутрин, заведующий отделом экономической политики газеты «Коммерсантъ»

Тут есть две составляющих. Первое — это коэффициент низкой базы. Как это проще объяснить? Допустим, если в прошлом периоде ВВП упал на 10 процентов, то возвращение к нормальному уровню даст бурный рост. На самом деле речь идет о восстановлении. Сейчас картинка обратная: после бурного восстановления мы возвращаемся к темпам роста ВВП, которые меньше, чем были до кризиса 2008 года.

Базовая проблема, почему у нас не растет ВВП, — торможение динамики промышленного производства. Многие экономисты отмечают, что те мощности, которые у нас есть, уже загружены почти на 100 процентов. Что же касается новых мощностей по производству чего угодно, то для них необходимы инвестиции. То есть нужно, чтобы кто-нибудь вложил заработанную в России прибыль в производство. Вот этого как раз у нас и нет. В настоящее время государственный бюджет стабилизирован и госинвестиции не наращиваются.

Да и в целом, государственные вложения намного хуже поддерживают рост ВВП, чем частные. Что касается частных инвесторов, то они не хотят вкладывать деньги в силу целого комплекса причин. Первая: они не видят долгосрочных перспектив роста. Получается процесс обратной связи: если они не верят, что российская экономика принципиально вырастет в течение пяти лет, то не будут поддерживать этот процесс рублем, так как не видят возможности окупить свои инвестиции.

Еще одна составляющая: мы экспортируем преимущественно (хотя и не только) углеводороды. Цены на них стабильны, и объемы экспорта также растут незначительно. Вопрос, почему мы не экспортируем больше нефти и газа, необходимо обращать к бывшему вице-премьеру по ТЭКу Игорю Сечину. Он долгое время ограничивал доступ иностранных компаний к нашим месторождениям, говоря, что мы «суверенно будем добывать», но выяснилось, что таким образом разведывать и наращивать добычу мы не очень можем. Поэтому стоимостные объемы экспорта зависят только от цен.

Слишком быстрый рост ВВП — проблема, слишком медленный — проблема, спад ВВП — проблема, поэтому я бы не придавал значения именно такому замедлению, которые мы имеем сейчас, а смотрел бы на другие показатели. В конце концов, большая часть населения оценивает уровень своей жизни не по динамике ВВП, а по ВВП на душу населения или по реальным доходам, которыми оно располагает. Последние у нас более или менее стабильны, и есть надежда, что в течение ближайших пяти лет они сильно уменьшаться не будут. Если десять лет назад мы констатировали, что Россия — бедная страна, то сейчас уровень жизни у нас не меньше, чем в странах Восточной Европы.

Дмитрий Харлампиев, руководитель направления по макроэкономике банка «Петрокоммерц»

Наш прогноз по росту ВВП в третьем квартале составлял 2,7 процента — фактические цифры оказались немного лучше. Тем не менее поводов для особенного оптимизма нет, так как экономический рост ожидаемо демонстрирует признаки замедления.

Пока Росстат еще не опубликовал структуру роста, но уже сейчас можно сказать, что, скорее всего, к снижению темпов во многом привело замедление инвестиционной активности. Также не исключено, что снизился рост расходов домашних хозяйств: об этом свидетельствуют недавние не совсем благоприятные данные по обороту розничной торговли.

Главная причина замедления все-таки в том, что сохраняется (возможно, и усиливается) экстенсивный характер роста. То есть для поддержания темпов требуется все больше ресурсов. Поэтому даже на фоне улучшения внешней среды (например, хорошей динамики цен на нефть) российская экономика растет медленнее.

Этот достаточно неприятный феномен имеет несколько причин. Во-первых, речь идет о низкой технологической и инновационной составляющей экономического роста. Так, доля компаний, которые осуществляют технологические инновации, сейчас в России не превышает девяти процентов против 50 (в отдельных случаях и 70) процентов в развитых странах. Кроме того, основные фонды изношены на 50 процентов, и за последние 20 лет показатель вырос более чем в 1,4 раза. В России также сохраняется дефицит инвестиций в основной капитал, а доля высокотехнологичной продукции в экспорте составляет всего 4,5 процента. При этом за прошлый год снижение составило 0,8 процентных пункта.

Темпы роста ВВП

По итогам 2011 года ВВП России вырос на 4,3 процента, на столько же показатель увеличился в 2010-м. В 2009 году, во время финансового кризиса, российская экономика сократилась на 7,8 процента. С 2003 по 2008 год темпы роста ВВП ни разу не падали ниже пяти процентов: в 2008 году экономика увеличилась на 5,2 процента, в 2007-м — на 8,5 процента, в 2006-м — на 8,2, в 2005-м — на 6,4, в 2004-м — на 7,2, а в 2003-м — на 7,3 процента. После распада СССР наибольшие темпы роста ВВП были зафиксированы в 2000 году: за 12 месяцев экономика РФ увеличилась на 10 процентов.

Беседовал Кирилл СУГРОБОВ