Греция выйдет из еврозоны в течение 12—18 месяцев

22.11.2012 01:58

Нуриэль Рубини обожает Италию. Он здесь провел свои лучшие годы: с малого детства до университета Боккони. Поэтому он принимает все приглашения и охотно приезжает в эту страну, особенно в такое чудесное место, как Вилла Д’Эсте в Черноббио, на берегу живописного озера Комо. Там в очередной раз проходил Форум Амброзетти (итальянский микро-Давос), и Рубини стал его постоянным спикером.

Обычно он приезжает туда в сопровождении одной-двух девушек-красавиц, хмуро произносит свои прогнозы, проводит пару дней на вилле, и уезжает, оставив бизнесменов и политиков в унынии. Ему сильно завидуют здесь, и не только потому, что его прогнозы склонны сбываться (он предсказал американский кризис недвижимости в 2008 году и последовавшую глобальную рецессию), но и из-за сопровождающих экономиста молоденьких девушек.

Италии повезло: на прошлой неделе глава ЕЦБ Марио Драги одобрил неограниченный выкуп гособлигаций проблемных стран региона. Программа выкупа активов, названная Outright Monetary Transactions, «призвана скорректировать искажения на вторичных рынках суверенных облигаций еврозоны», — пояснил Драги. Это стало положительным сигналом для европейских бирж. Кроме этого, стояла чудесная солнечная погода, около 25 градусов — поэтому, отправляясь на Виллу Д’Эсте, можно было надеяться на то, что Рубини будет не так пессимистичен, как обычно.
— Марио Драги объявил о возможности неограниченного выкупа гособлигаций европейских стран. Рынки это сообщение приняли очень положительно. По вашему мнению, это только временная передышка или действительно мера, которая спасет Европу от кризиса?

— Я думаю, что таким образом ЕЦБ купил себе немного времени. Европа, и я говорю не только о проблемных странах, находится в рецессии. Периферийные страны, как Италия, потеряют более 2,5% ВВП, ключевые с трудом достигнут роста в 1%. Банковская система сокращает инвестиции в реальный сектор экономики, доходы от гособлигаций проблемных стран слишком высокие. Конечно, мера ЕЦБ — полезная, но очень трудно добиться роста экономики, не урегулировав другие, в том числе фискальные вопросы.

— Вы говорите о проблемных странах. Начнем с Греции. Недавно вы заявили, что Греция может выйти из зоны евро. Действителен ли еще этот прогноз?

— Да, уверен, что Греция выйдет из еврозоны в течение 12—18 месяцев.

— А как насчет финансовой «балканизации» Европы и полного краха евро?

— Реальный крах всей евросистемы, если все-таки случится, произойдет через 3—5 лет. Трудно оценить вероятность, но, думаю, около 30%, что это может случиться. Конечно, больше шансов, что этого не случится, но и вероятность коллапса слишком высока, чтобы чувствовать себя уверенно и спокойно спать.

— А как насчет Испании? Поможет ли ей программа ЕЦБ?

— Я думаю, Испания будет первой страной, которая воспользуется этой мерой, и очень скоро. Но эта программа может и не подействовать, если рецессия в Испании усилится, и если кризис на рынке недвижимости распространится на остальные отрасли экономики. Кроме проблем с внешним долгом, Испания столкнулась с кризисом банковской системы и огромной безработицей, около 25%.

— А как насчет Италии?

— Италия находится в лучшей ситуации, у нее положительное торговое сальдо, а у Испании — дефицит. У Испании огромные проблемы на рынке недвижимости, у Италии их нет, у Мадрида — проблемы с банками, у Рима — крепкая банковская система. Конечно, у Италии огромный внешний долг, но премьер-министр Монти сказал, что Италия может спокойно сама рефинансировать свой долг. Не думаю, что Италия воспользуется помощью ЕЦБ, но, по крайней мере, это решение создает для Италии зонтик, которым она может воспользоваться во время шторма. Решение ЕЦБ уже снизило доходность гособлицаций страны, которая достигала кризисных значений. Но итальянцам надо продолжать реформы.

— Как вы оцениваете работу технического премьера Италии Монти и его шансы продолжить работу и в следующем году (в апреле он должен сложить полномочия, и должны состояться выборы)?

— Монти начал системные реформы, которые могут дать положительные результаты. Хотя и достаточно медленно. Я не знаю, как будут выбирать итальянцы, но продолжение реформ и политическая стабильность будут восприняты рынком положительно.

— Несколько слов о России. Вы прогнозируете более чем скромный экономический рост в странах БРИК?

— Конечно, для России с ее огромными природными ресурсами рост в 4% можно назвать более чем скромным. И это при относительно высоких ценах на нефть (и связанных с ними цен на газ). Путин должен провести серию реформ, но они идут очень медленно. При этом часто направлены не на либерализацию рынка, а на ручное регулирование многих секторов промышленности, в которых создаются крупные компании с государственным участием, как например «Роснефть».

Вероятно, его модели для подражания — это Китай или Южная Корея. Поэтому в российской политике акценты тоже сдвигаются на Восток. Только вот сам Китай последнее время замедлил свой рост, и реформы, нацеленные на стимулирование внутреннего потребления, начались слишком поздно, а их ускорение может вызвать потрясения на китайском политическом фронте. Поэтому как модель для России Китай вряд ли подходит.

— Вас постоянно обвиняют в излишнем пессимизме. Скажите хоть что-нибудь позитивное.

— Я не пессимист и не оптимист, я реалист. И я не виноват, что иногда мои предсказания сбываются. Позитивное я уже сказал. Все-таки я даю больше шансов, что Европа выберется из кризиса, сохранив евро. Европа реально почувствовала, что отказ от серьезных мер приведет к краху, и начала действовать. Медленно, но в правильном направлении. Поэтому, если переживем этот кризис, дальше будет хорошо.

Пока мы разговаривали, подъехала машина, в нее загрузили вещи Рубини, и он с прекрасной спутницей уехал, оставив Европу наедине со своими проблемами.

Беседовал Евгений УТКИН