Горячая финансовая точка

21.08.2011 12:56

Отдельный южный банковский сюжет — бурные события на Северном Кавказе, где за несколько недель были отозваны лицензии у четырёх банков из Дагестана

В нынешнем рейтинге банков юга России есть примеры серьёзных потерь. Перепрописавшись в Москве, не представлен теперь в списке крупнейших Евроситибанк (см. «Евроситибанк пошёл ва-банк» «Эксперт ЮГ» № 48—50 за 2012 г.) из Пятигорска. Покинул рейтинг ростовский «Ростфинанс», не выдержав давления на капитал. Но наиболее симптоматичным для состояния региональной банковской системы стало выпадение из списка лидеров ряда банков Северного Кавказа: это пятигорский Вэлкомбанк и махачкалинские «Месед», Трансэнергобанк, «Экспресс».

Последние два ушли с рынка насовсем: Центробанк отозвал у них лицензии, и в данный момент оба банка проходят процедуры расследования их деятельности и выдачи вкладчикам застрахованных сумм.

Северный Кавказ в ушедшем году вообще стал «горячей точкой» финансовой системы Юга: за год лицензии были отозваны у четырёх банков округа. Заместитель генерального директора «Эксперт РА» Павел Самиев обращает внимание, что регулятор не признаёт проведения какой-либо целенаправленной кампании по «чистке» финансовой системы Северного Кавказа, в отличие от случаев с крупными федеральными банками. Но всё же не так часто Центробанк отзывает столько лицензий из одного региона примерно с одними и теми же формулировками.

В начале года в прессе муссировались слухи, что Северный Кавказ переживает целенаправленную атаку на свои банки: это объяснялось либо «происками» прямых конкурентов, либо игрой против конкретных персон политической элиты региона (см. «Рискованный обмен» «Эксперт ЮГ» № 5—6 за 2013 г.). Однако другие представители рынка убеждены, что действия Центробанка вызваны не более чем желанием навести порядок в системе. Так, генеральный директор Евроситибанка Алексей Коргов считает, что лицензии были отозваны у тех, кто явно играл не по правилам. «Региональные банки действительно чаще попадают в поле зрения ЦБ — по объективным причинам: им сложнее, чем крупным учреждениям, безупречно выполнять нормативы и требования, — рассуждает г-н Коргов. — Но нужно понимать, что в данном случае отзыв сразу четырёх лицензий — не кампания против небольших региональных банков вообще. Большинство банков России — маленькие, многие региональные банки нашли свою нишу и работают качественно. В данном же случае действия ЦБ — ответ на явные, однотипные, серьёзные и, по сути, уже массовые нарушения, на которые нельзя не реагировать».

Этот сюжет, очевидно, означает серьёзные изменения на банковском рынке, которые проявятся на Кавказе в ближайшие год-два. Как отмечает первый заместитель председателя правления дагестанского банка «Экспресс» Камиль Мирзаалиев, в связи с этой ситуацией ужесточились требования Национального банка Дагестана и Центробанка РФ, контроль значительно усилился по всем направлениям. «Но при этом я не вижу предпосылок для утверждения, что республиканские банки уйдут с рынка, а будут действовать только филиалы федеральных банков, — отмечает г-н Мирзаалиев. — Клиенты, которые обслуживались в банках, лишившихся лицензии, куда-то должны идти, и после того, как в Дагестане недавно закрылись несколько финансовых учреждений, их клиентская база стала переходить в другие банки. Конечно, многие ринулись в государственные банки, но там столкнулись с очередями и другими неудобствами. В итоге значительное число вкладчиков «Экспресса» пришло к нам».

Нестабильность в банковской системе совсем не означает, что в регионе — плохие заёмщики. Ряд банков («Развитие», тот же «Эльбин» и другие) успешно растут, несмотря на высокие ставки по кредитам и изменчивость политической ситуации. Как поясняет Павел Самиев, на Кавказе, как ни в каком другом регионе России, сильны личные связи и политическая воля, поддерживающие работу финансовых институтов. «На самом деле практически во всех республиках Северного Кавказа очень низкая просрочка по кредитам. Качество реальных активов там очень высоко, — говорит г-н Самиев. — Как правило, если малый предприниматель сталкивается с финансовыми трудностями, он изыскивает все средства для возврата кредита банку, обращаясь к родственнику, к общине. Но такая социальная модель непонятна крупным банковским организациям, в особенности международным. Поэтому банку, пришедшему со стороны, будет очень сложно вписаться в этот регион и вести здесь бизнес по традиционной схеме».

В более отдалённой перспективе Северный Кавказ ожидает появление новых игроков, до сих пор не представленных тут из-за возможных рисков. «Мы предполагаем, что сейчас, в связи с изменениями в общественно-политической обстановке, республика будет более открыта для инвестиций, — убеждён Камиль Мирзаалиев. — И если в экономике республики произойдут существенные изменения, появление новых банков неизбежно. Уже называются такие кандидаты, как Райффайзенбанк, ВТБ. Не исключено, что значительно усилят своё присутствие банки, которые занимаются потребкредитованием».

Арина БАРСУКОВА, Людмила ШАПОВАЛОВА, Николай ПРОЦЕНКО