Год кредитной карты: как будут развиваться российские банки

09.09.2010 09:52

Россия пережила бум розничного кредитования. На что теперь сделают ставку банки?

Cимволом 2012 года в банковском бизнесе в России можно считать кредитную карту. Рынок кредитных карт за год вырос на 82,5%, до 671 млрд рублей. Этот бум во многом объясняется пересмотром стандартов жизни средним классом — он отказывался от кредитов в магазинах и наличными в пользу карточных как более удобных.

Начавшийся еще в 2011 году рост в 2012-м достиг апогея: кредиты населению выросли в целом по банковской системе на 40%, до 7,7 трлн рублей.

Особенно отличились розничные банки, такие как «Хоум Кредит» и Связной Банк, активы которых увеличились на 110% и 100% соответственно (до 312,2 и 77,9 млрд рублей). Учитывая, что их активы — это кредиты населению, можно сказать, что для некоторых отдельно взятых банков объемы розничного кредитования за год удвоились. Лидирует ТКС-банк, увеличивший активы на 138%, до 72,6 млрд рублей. Ведущий эксперт «Центра развития» Высшей школы экономики Дмитрий Мирошниченко в обзоре банковской системы за январь пишет, что застрельщиками этой тенденции выступили госбанки, а частные банки вынуждены были их поддержать. Например, Сбербанк, по данным исследования ТКС-банка, обеспечил 28,4% роста рынка кредитных карт, увеличив свою долю рынка с 17,1% до 22,2%. Вряд ли розничные банки пожалели об этой гонке — розница стала одним из самых прибыльных сегментов в 2012 году, говорит старший партнер McKinsey Ирина Швакман.

Банк России увидел угрозу в бурном росте кредитования и начал вводить ограничения. Например, по рекомендации ЦБ Связной Банк приостанавливал выдачу кредитов и прием депозитов. А в конце декабря 2012 года Госдума в первом чтении приняла закон, дающий ЦБ право вводить ограничения на депозитные ставки.

Главный экономист АФК «Система» Евгений Надоршин считает, что опасения ЦБ не вполне оправданны: проблема не в том, что слишком быстро растут розничные кредиты, а в том, что слишком медленно — кредиты предприятиям. Этот сегмент за прошлый год вырос на 12,8% (до 20 трлн рублей с 17,7 трлн рублей). Казалось бы, бум розничного кредитования и связанный с ним бум личного потребления должны стимулировать экономику. Власти США, например, прилагают массу усилий, чтобы вновь заставить американцев тратить. Начав брать кредиты, ходить в магазины и покупать, население помогает запустить стагнирующую экономику. Но в России, как считает заместитель директора департамента ЦБ Сергей Моисеев, розничный бум стимулирует не экономику, а импорт.

Занятые корпоративным кредитованием банки не в состоянии угнаться за розницей — их клиенты не могут брать кредиты ни под 20—30%, ни даже под 12%. Розничные же банки задают тон на рынке депозитов, задирая ставки, чего не могут себе позволить корпоративные кредиторы. Именно этим, а не замаячившим призраком кризиса неплатежей Надоршин объясняет атаку ЦБ на розницу.

Действительно ли ЦБ беспокоится напрасно? Член правления Джии Мани Банка Эльмар Мехтиев заметил, что у многих банков растет розничный портфель, но не число клиентов. Это означает, что одни и те же люди занимают все больше и больше. Действительно, по данным Национального бюро кредитных историй, доля заемщиков, имеющих более одного счета, перевалила за 50%, а доля заемщиков, имеющих более пяти счетов, выросла с 4,8% до 8,5%. При определенном уровне долговой нагрузки такой заемщик может оказаться не в состоянии обслуживать свой долг, а если таких заемщиков будет много, кризиса неплатежей по розничным кредитам не избежать. При этом банкам свойственно накапливать такие риски на своем балансе — секьюритизация розничных кредитов развита довольно слабо. В 2012 году агентство S&P структурировало сделку по секьюритизации розничных кредитов для банка «Пойдем!» таким образом, что выпуск облигаций, обеспеченных платежами по кредитам, смог получить наивысший в России рейтинг BBB. При этом сам «Пойдем!» не имеет рейтинга, а входящий в группу «Пробизнесбанк» имеет рейтинг B-. Технология, которая при этом применялась, аналогична той, что использовалась при структурировании сделок по секьюритизации ипотеки в США перед кризисом: от портфеля отрезаются плохие кредиты и продаются отдельно, оставшийся портфель получает наивысший рейтинг.

В 2013 году эксперты ожидают замедления темпов роста розничного кредитования в среднем до 25%. Надоршин называет в качестве причин торможения не только насыщенность рынка, но и увеличение нагрузки на заработную плату, замедление темпов роста экономики и охлаждение рынка труда: работы станет меньше, найти ее будет труднее, зарплаты не будут расти высокими темпами. Все это отразится на желании населения тратить и брать кредиты.

Несмотря на это, банкам еще есть где развернуться и над чем поработать. Качество банковских услуг далеко от идеального. Например, Швакман считает, что в России до сих пор нет так называемого no-hassle-банкинга — такого обслуживания, которое не создавало бы проблем и не вызывало неприятных ощущений. Это пытаются делать все, но пока мало у кого получается — гонку за клиента выиграет тот, кто сможет решить эту задачу. Банкам придется задуматься еще об одном — о количестве отделений и качестве обслуживания в них. В Европе новые отделения проектируются так, чтобы в них находились только консультанты. Эти отделения не приспособлены к работе с наличными.

В России же пока даже не все банки отказались от стандартов обслуживания, когда один специалист оформляет платеж, а другой принимает деньги. А банк, в котором есть только банкоматы и оборудование для удаленной связи с менеджером, пока еще трудно даже представить.

Первые четыре строчки в ежегодном рейтинге Forbes занимают «дочки» иностранных банков, оказавшиеся самыми надежными в России с рейтингом BBB+, что на ступень выше рейтинга Сбербанка. В этом году Forbes немного изменил методику составления рейтинга надежности банков. Список теперь начинается с банков, имеющих высший рейтинг BBB+, первым стоит банк с самыми большими активами. Это Ситибанк. Сбербанк оказался на пятом месте только потому, что четыре «дочки» иностранных банков имеют рейтинг, превышающий страновой рейтинг России, выше которого Сбербанк подняться не может. Агентства считают, что всем четырем банкам в критической ситуации будет оказана поддержка со стороны материнских структур, которые, несмотря на продолжающиеся проблемы в Европе, все еще имеют рейтинги, состоящие из букв A. Например, HSBC имеет рейтинг Fitch AA-, а его российская дочка — на четыре ступени ниже, BBB+. Так агентство оценивает риски ведения бизнеса в России.

Из четырех лидеров рейтинга активно работает с населением Ситибанк, отчасти Нордеа-банк. HSBC давно свернул розницу и теперь занимается корпоративным бизнесом.

Елена ТОФАНЮК