Герман Греф сосчитал отмывочные конторы

10.03.2011 22:54

Каждый пятый российский банк совершает незаконные операции, считает президент Сбербанка Герман Греф. Сомнительные сделки можно найти в любом банке, но осознанно на них идут 5—10% игроков, полагают участники рынка

Не менее 20% российских банков по большей части занимаются не своей основной деятельностью, а операциями, которые сложно назвать легальными, заявил вчера в интервью каналу «Россия 24» президент Сбербанка Герман Греф. И выразил надежду, что будущий председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, «известная как решительный человек», существенно усилит борьбу с банками, которые называют «постирочными конторами», занятыми не банковской деятельностью, а «отмыванием нелегальных доходов».

О масштабе проблемы в конце февраля в интервью «Ведомостям» рассказывал действующий председатель ЦБ Сергей Игнатьев. По его словам, только в прошлом году из России на зарубежные счета было незаконно переведено $49 млрд: «Это может быть оплата поставок наркотиков серого импорта взятки и откаты чиновникам менеджерам, осуществляющим закупки в крупных частных компаниях. Может быть, это схемы по уклонению от уплаты налогов».

Греф погорячился, считают топ-менеджеры нескольких банков. Может, лет 10 назад число таких банков и составляло 20—30%, но их доля кардинально уменьшилась, полагает предправления «Нордеа банка» Игорь Буланцев: «Сейчас она составляет процентов 5». С такой оценкой соглашается и финансовый директор крупного банка. Другое дело, что и банки, занимающиеся нормальной деятельностью, могут оказывать сомнительные услуги подобного рода, добавляет Буланцев. Время от времени такие операции отлавливают все банки, для этого они и содержат специальный штат контролеров, отмечает другой собеседник «Ведомостей». Но осознанно, пусть и не постоянно, незаконные операции могут совершать 10—15% игроков, считает банкир. Наиболее востребованы три типа операций: вывод за рубеж, обналичивание и транзитные переводы для «заметания следов», перечисляет он. Причем для последней цели банки часто используются «вслепую», т. е. менеджмент банка не вовлечен и не посвящен в намерения нечистоплотных клиентов.

Банки-транзитеры существуют, но вряд ли проблема столь масштабна, солидарен гендиректор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков. ЦБ очень хорошо знает проблемы банков, пруденциальный надзор развит у нас лучше, чем во многих европейских странах, отмечает он. Комментарии ЦБ получить не удалось. Получить комментарии в Сбербанке не удалось.

Если смотреть сайт ЦБ, то чуть ли не все российские банки периодически нарушают законодательство о противодействии отмыванию. Ежемесячно ЦБ наказывает за это десятки банков. Неоднократно меры за подобные нарушения применялись и к Сбербанку. Но в основном речь идет о неверно оформленном сообщении в Росфинмониторинг или нарушении сроков его отправки, говорят банкиры.

Доход тех, кто обслуживает отток, составляет $1,4—2,5 млрд. Из них банкам достается 1% или чуть больше, остальное — организаторам операций и силовым либо другим структурам, покровительствующим данному бизнесу, уверяют участники рынка. Такого же порядка доходы и от обналичивания.

Крупные банки, чиновники и регуляторы считают одним из способов решения проблемы повышение требований к минимальному капиталу. По их версии, рисковать лицензией ради дохода от сомнительных операций должно быть экономически невыгодно. «Выручка от «грязных операций» должна быть меньше, чем стоимость банка при его продаже», — говорил бывший куратор надзора в ЦБ Геннадий Меликьян. «У нас на 200 банков приходится более 90% активов банковской системы. Так что этого количества вполне достаточно. Нравится это кому-то или не нравится, но размер, оказывается, имеет значение. Зная, сколько стоят современные банковские технологии, IT, я не верю, что маленький банк технологически может быть эффективен. Его толкают на разные нелегальные операции, поскольку по-другому выжить в современных условиях практически невозможно», — рассказывал президент Альфа-банка Петр Авен.

На 1 февраля в России действовало 955 кредитных организаций.

Испарившиеся миллиарды

В результате незаконных операций бюджетная система, по оценке Игнатьева, недополучила примерно 450 млрд руб., а с учетом внутренних незаконных операций (через фирмы-однодневки) — более 600 млрд. Эта сумма сопоставима с объемом всех федеральных расходов на образование или здравоохранение.

Антон ТРИФОНОВ, Галина КАМНЕВА