Финансовый центр в Москве: шаг вперед и два назад

20.07.2011 17:59

Скептики мало верят в амбициозные планы превращения Москвы в международный финансовый центр, но Россия, очевидно, движется к большей открытости рынков. Власти стремятся компенсировать отток капитала, вызванный политической неопределенностью, пишет британская The Financial Times. При этом приходится учитывать, что нефтяной профицит, долго бывший главной опорой экономики, через несколько лет может сойти на нет.

Очень значимым событием газета называет допуск Euroclear Bank к обслуживанию российских Облигаций Федерального Займа (ОФЗ). В октябре Euroclear Bank получил разрешение Федеральной службы по финансовым рынкам (ФСФР России) на взаимодействие с центральным российским депозитарием в части пост-трейдингового обслуживания ОФЗ, одного из наиболее активно торгуемых видов российских гособязательств, а также иных российских государственных, муниципальных и корпоративных облигаций и ценных бумаг иностранных эмитентов.

Как пишет BFM.

Ru, Euroclear Bank оказывает расчетные и сопутствующие услуги для трансграничных операций с локальными и зарубежными ценными бумагами, акциями, производными финансовыми инструментами и паями инвестиционных фондов. Компания обслуживает крупнейшие финансовые институты более чем в 90 странах. Euroclear Bank, расположенный в Брюсселе, является частью группы Euroclear. Российский рубль — одна из 54 расчетных валют Euroclear Bank, говорится на сайте Национального расчетного депозитария.

Включение российских рынков капитала в панъевропейскую посттрейдинговую систему существенно облегчит для иностранных компаний доступ к вложениям в местные рублевые бумаги, считает FT. Для иностранных участников рынка это снизит издержки и ускорит расчеты, а также решит некоторые существующие сегодня трудности, связанные с работой на внутреннем российском рынке.

«Это часть общей программы. Разумеется, если Россия действительно стремится к тому, чтобы рубль стал международной валютой, власти должны осознавать необходимость формирования работающих долговых рынков», — говорит главный экономист по России в Goldman Sachs Клеменс Граф.

Все это также вписывается в общие планы либерализации рынков на фоне попыток Кремля выручить миллиарды долларов от приватизационной программы и привлечь иностранных инвесторов. «В будущие годы потребность в заимствованиях для российского правительства будет увеличиваться. Финансовые обязательства есть, а поступления под вопросом», — полагает управляющий партнер фонда «Дашевский и партнеры» Стивен Дашевский.

Открыв рынки, правительство сможет привлекать финансирование размещениями рублевых обязательств, вместо того чтобы занимать в долларах и евро на зарубежных рынках.

Хотя многие зарубежные инвесторы покупают российские бумаги, номинированные в евро и долларах, на рублевом рынке им управляться очень сложно. The Financial Times приводит оценку, что на долю зарубежных инвесторов приходится 4—6% российских ОФЗ, что намного ниже аналогичных показателей других развивающихся рынков.

Эксперты Barclays в интервью The Financial Times привели оценку, что на волне мер по либерализации местный рынок рублевых гособлигаций, оборот которого на данный момент составляет примерно 100 млрд долларов, в ближайшие годы может получить от зарубежных инвесторов дополнительный приток в 30 млрд долларов. Правда, аналитики говорят, что стандарты корпоративного управления и прозрачности по-прежнему вызывают опасения, и прогресс с реформами в сфере фондовых рынков очень медленный.

Москва стремится привлечь на свою орбиту российских эмитентов и зарубежных инвесторов, размещающихся в Лондоне. Регуляторы нацелены на то, чтобы на московском рынке обращались и обыкновенные акции, и глобальные депозитарные расписки, пишет The Financial Times. Это повысит ликвидность голубых фишек и сотрет ценовой дисбаланс между бумагами, торгуемыми в Москве, и лондонскими ГДР.

Но чтобы этого добиться, регулятор должен сначала снять количественное ограничение на размещение бумаг российских эмитентов за рубежом, — эта реформа была обещана больше года назад, но до сих пор не реализована.

Комментаторы The Financial Times отмечают еще одно очевидное обстоятельство, которое, похоже, упускают из виду, — необходимость развития внутренней инвестиционной базы. В России, по сравнению с другими странами, еще очень «молод» страховой сектор, мала отрасль взаимных фондов, и добровольное пенсионное страхование только начинает развиваться. В результате российские компании, желающие разместить акции, вынуждены выбирать Лондон, где ликвидность рынка намного выше. Есть и другое мнение: налицо явные признаки, что новый класс инвесторов смотрит в сторону Москвы, но Россия часто оказывается классическим примером в духе «шаг вперед, два назад».

Наталья БОКАРЕВА