Финансовый центр строится в ЦБ

14.05.2012 00:25

Реформа надзора поможет решить задачи, поставленные перед Александром Волошиным

Вливание ФСФР в ЦБ существенно повысит качество регулирования — одинаковые ожидания питают как участники реформы, так и ее устроители. Вчера представители Банка России, ФСФР и Минфина публично объясняли необходимость и этапы создания единого регулятора финансовой системы — процесс вошел в чисто техническую стадию. Тем временем главный идеолог МФЦ Александр Волошин считает будущее объединение надзоров одним из основных достижений на пути обретения Москвой статуса международного финансового центра.

Вчера представители трех ведомств делились подробностями работы над созданием мегарегулятора. По словам главы ФСФР Дмитрия Панкина, необходимость преобразований продиктована единым подходом к регулированию разнородных финансовых групп. Кроме того, ФСФР не хватает ресурсов.

«Задачи увеличиваются, а количество работников службы сократилось на 20%, их менее 1,3 тыс.»,— заявил Дмитрий Панкин. Кроме того, по его словам, важным в деле регулирования является и вопрос оплаты труда работников службы: «Специалист теруправления ФСФР обладает месячным окладом в 10—15 тыс. руб., в то время как выпускнику вуза с необходимыми знаниями в банке предлагают 80—100 тыс. руб.». Эти обстоятельства не дают выстроить эффективный контроль на финансовых рынках.

Выступление Дмитрия Панкина поддержал заместитель главы Минфина Алексей Моисеев, по словам которого на ФСФР приходилось порядка тысячи функций. «Мы плотно работаем с депутатами и надеемся, что они нас поддержат и уже в весеннюю сессию будет принят законопроект о передаче ЦБ функций ФСФР»,— говорит господин Моисеев. Зампред ЦБ Сергей Швецов назвал будущие преобразования «сложной нетривиальной технической задачей». По его словам, в настоящее время оговариваются вопросы размещения сотрудников ФСФР, их зарплат, совмещения IT-технологий и проч. Зампред ЦБ ожидает, что все новации будут «не революционными, аккуратными, поскольку нельзя нагружать индустрию большим количеством изменений».

Именно поэтому устроителями и участниками реформы была достигнута договоренность о том, что в закон о ЦБ вносятся только те изменения, которые касаются вливания ФСФР. «Положение о таргетировании инфляции включать не стали, законопроект получился бы слишком комплексным, возникли бы проблемы с его принятием»,— пояснил Сергей Швецов, заявив, что корректировка целей ЦБ будет возможна после присоединения ФСФР.

Тем временем глава рабочей группы по созданию МФЦ Александр Волошин ожидает от реформы многого. «Наша рабочая группа стояла у истоков создания мегарегулятора,— заявил он вчера журналистам,— в контексте МФЦ это важный этап — через унификацию подходов радикально повысится качество регулирования». По его словам, следует иметь в виду ряд сложностей: риски переходного периода, когда старая модель уже не работает, а новая еще не заработала, но этой ситуации должно препятствовать медленное растворение ФСФР в ЦБ. «Кроме того, существует содержательная проблема: банковский бизнес и его регулирование — вещи сугубо консервативные,— говорит господин Волошин,— в то время как финансовые рынки — инновационные по сути, и регулятору важно не душить новое, а помогать расти».

«Финансовая инфраструктура и регулирование — это то, в чем мы преуспели»,— говорит Александр Волошин о создании мегарегулятора в контексте МФЦ. Следующие вещи, которыми теперь намерены заняться участники рабочей группы по созданию МФЦ,— это тема длинных денег, налаживание корпоративного управления биржи, выход ЦБ из ее капитала, признание квалифицированными инвесторами Центрального депозитария.

В части приведения Москвы в статус международного финансового центра Александр Волошин признается, что проектная работа по изменению финансового регулирования легче решения городских проблем, где плотность дорог в три раза меньше необходимой для населения и автопарка Москвы. Но и это не самый сложный этап в части создания МФЦ. В качестве последнего называется создание благоприятного инвестиционного климата.

Татьяна ГРИШИНА